Михаил Пасечник предлагает Вам запомнить сайт «Загадки истории.»
Вы хотите запомнить сайт «Загадки истории.»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

История - это память коротких мгновений.

Заговор против Руси и России. Запрещенная победа. Рубежи Оки

развернуть

Заговор против Руси и России. Запрещенная победа. Рубежи Оки

«Битва при Молодях — крупнейшее сражение эпохи царя Ивана Грозного, произошедшее с 29 июля по 2 августа 1572 года в 50 верстах южнее Москвы (между Подольском и Серпуховом), в котором сошлись в бою русские пограничные войска и 120 тысячная крымско-турецкая армия Девлета I Гирея, включавшая помимо собственно крымских и ногайских войск — и 20 тысячную турецкую армию, в т.ч. элитные войска янычар, при поддержке 200 пушек. Несмотря на подавляющее преимущество в численности вся эта оккупационная крымско-турецкая армия была обращена в бегство и почти полностью перебита» [175].

Вот что сообщает об этой битве опричного войска Ивана Грозного, которая в очередной раз решала — быть России, иль не быть, А. Прозоров в своей публикации на эту тему «Запрещенная победа»:

«В этом сражении решалась не просто судьба Руси и стран Европы — речь шла о судьбе всей европейской цивилизации. Но спросите любого образованного человека: что он знает о битве, случившейся в 1572 году? И практически никто, кроме профессиональных историков, не сможет ответить вам ни слова. Почему? Потому, что эта победа была одержана “неправильным” правителем, “неправильной” армией и “неправильным” народом. Вот уже минуло четыре века, как эта победа просто-напросто запрещена» [157].

Однако же, что следует отметить в особенности, именно историки и понятия не имеют — как проходила эта битва. А если точнее, именно они и препятствуют узнаванию всех подробностей этого сражения, приписывая главные заслуги в этой победе совсем не тем, кому мы, русские, сегодня обязаны своему физическому существованию на планете Земля.

Да, очень нелюбима советской, а за ней, по инерции, и современной историографией тема — чудесная победа при Молоди, одержанная малой дружиной христолюбивого русского воинства Иоанна IV, основу которого составляли опричники грозного для врагов Царя. Так кем же являлся этот Царь и его, столь почему-то не любимое исторической наукой, стоящей на поводу у сильных мира сего, опричное воинство, представляющее собой, что на самом деле, внутренние войска еще средневековой Руси?

Предыстория этой битвы такова. Чтобы раз и навсегда покончить с угрозой нападения со стороны казанских татар, Иван Грозный сам предпринимает поход на них:

«Первая задача, которая ставится перед набирающим силу войском — прекращение набегов со стороны Казанского ханства. При этом молодого Царя не интересуют полумеры, он хочет прекратить набеги раз и навсегда, а для этого есть только один способ: покорить Казань и включить ее в состав Московского царства. Семнадцатилетний юноша отправился воевать татар. Трехлетняя война закончилась неудачей. Но в 1551 году Царь явился под стены Казани снова — победа! Казанцы запросили мира, согласились на все требования, но, по своему обыкновению, условий мира не выполнили. Однако на этот раз глупые русские почему-то не проглотили обиду и следующим летом, в 1552 году опять распустили знамена у вражеской столицы.

Известие о том, что далеко на востоке неверные громят единоверцев, застало султана Сулеймана Великолепного врасплох — подобного он никак не ожидал. Султан отдал приказ крымскому хану оказать помощь казанцам, и тот, наскоро собрав 30 000 человек, двинулся на Русь. Юный царь во главе 15 000 всадников ринулся навстречу и разгромил незваных гостей наголову. Следом за сообщением о разгроме Девлет-Гирея в Стамбул полетело известие о том, что на востоке стало одним ханством меньше. Не успел султан переварить эту “пилюлю” — а ему уже передают о присоединении к Москве еще одного ханства, Астраханского. Оказывается, после падения Казани хан Ямгурчей в приступе гнева решил объявить войну России...

Слава покорителя ханств принесла Ивану IV новых, неожиданных подданных: надеясь на его покровительство, на верность Москве добровольно присягнули сибирский хан Едигер и черкесские князья. Северный Кавказ оказался также под властью Царя. Нежданно-негаданно для всего мира — в том числе и для самой себя — Россия в считанные годы увеличилась в размерах более чем вдвое, вышла к Черному морю и оказалась лицом к лицу с огромной Османской империей. Это могло означать только одно: страшную, опустошительную войну…

Соприкосновение границ случилось неожиданно для обеих стран, а потому первые контакты соседей оказались на удивление миролюбивыми. Османский султан прислал русскому царю письмо, в котором дружелюбно предложил на выбор два возможных выхода из сложившейся ситуации: либо Русь предоставляет волжским разбойникам — Казани и Астрахани — прежнюю независимость, либо Иван IV присягает на верность Великолепной Порте, входя в состав Османской империи вместе с покоренными ханствами.

И уже в который раз за многовековую историю в покоях русского правителя подолгу горел свет, и в мучительных думах решалась судьба будущей Европы: быть ей или не быть? Согласись царь на османское предложение — и он навсегда обезопасит южные границы страны. Султан уже не позволит татарам грабить новых подданных, и все грабительские устремления Крыма будут обращены в единственном возможном направлении: против извечного недруга Москвы, Литовского княжества. В таком случае быстрое истребление врага и возвышение России станет неизбежным. Но вот какой ценой?..

Царь отказывается.

Сулейман отпускает крымские тысячи, которые использовались им в Молдавии и Венгрии, и указывает крымскому хану Девлет-Гирею нового врага, которого ему предстоит сокрушить: Русь. Начинается долгая и кровопролитная война: татары регулярно рвутся в сторону Москвы, русские отгораживаются многосотверстовой Засечной Чертой из лесных буреломов, крепостей и земляных валов с вкопанными в них кольями. На защиту этой гигантской стены ежегодно заступает 60–70 тысяч воинов.

Ивану Грозному ясно, да и султан неоднократно подтверждал это своими грамотами: нападение на Крым будет расценено как объявление войны империи. А пока русские терпят, османы тоже не начинают активных военных действий, продолжая уже начатые в Европе, Африке и Азии войны» [176].

Вот по какой причине приходилось от нападений Крыма лишь отбиваться, а ни в коем случае не лезть туда самим: пусть сильнейшая армия тех времен, турецкая, воюет лучше с Европой, чем переключается на Россию.

Но вот, наконец, у врага дошли руки и до нас:

«В 1569 году кровавая передышка, состоявшая из непрерывных набегов татарских орд, закончилась. У султана, наконец-то, нашлось время и для России» [176].

Основательно подготовившись к походу на Волгу, где некогда существовали союзные единоверные с ними орды, Астраханская, Казанская и Сибирская, а теперь пали под ударами Ивана Грозного, турецкая армия отправилась в поход на Астрахань, считая это выступление лишь началом военных действий против Руси:

«31 мая 1569 года турки двинулись из Кафы на 220 судах и 400 телегах. Часть янычар во главе с Касымом, пошли сухопутным путем. В разгаре была Ливонская война. В это же время в войну с Россией вступила Швеция и Речь Посполитая» [177].

А потому занятая войной сразу на три фронта Россия ну никак не могла хоть сколько-то сносную армию отрядить еще и на четвертый свой в этот момент фронт. Турки же выставили армию против астраханского нашего гарнизона, в несколько тысяч человек, более чем серьезную:

«Количество турецко-татарских войск, участвующих в походе на Астрахань, составляло, по донесению, 80 000 человек» [177].

«Поход провалился: туркам не удалось протащить с собой артиллерию, а воевать без пушек они не привыкли. К тому же, обратный переход через неожиданно холодную зимнюю степь стоил жизни большинству турок» [176].

Но это были еще не все беды, обрушившиеся на неприятеля. Вот что им пришлось пережить, когда турецкая армия возвращалась из-под Астрахани:

«В Азове, в котором 30 сентября произошел сильнейший взрыв порохового погреба, от которого город был полностью разрушен, турок никто не ждал. Афанасий Нагой доносил в Москву: “у города рухнули стены и наряд и запасы и суда сгорели. И, говорят, что зажгли город русские люди” [177].

Турки в тот момент были просто в ужасе. Им показалось, что Иван Грозный приближается со своим воинством, чтобы покарать вторгшегося в пределы его государства агрессора:

«Если бы против нас русские выступили, то ни одному назад не возвратиться, все пропали бы» [177].

В Азове царила паника и полная анархия: сгорели суда, взорвался порох, разрушены стены, дома. А на дворе лютые холода…

И самый незначительный отряд мог бы уничтожить всех азовских работорговцев, мечущихся теперь между развалин. Но, к сожалению, в то самое время Иван Грозный занят был на другом театре боевых действий.

«В живых же после Астраханской экспедиции осталось не более 25 000 турок, большая часть которых утонула во время шторма при перевозке в Стамбул, в который вернулось около тысячи человек» [177].

То есть из восьмидесятитысячная армия, отряженная для захвата Астрахани, просто перестала существовать… Причем, сам разгром сильно и по сию пору непонятен: погода ли виновата во всем или Русский Бог просто не допустил басурман до пределов владений благоверного Царя Ивана IV?

«после этого похода янычары стали называть султана Селима II “несчастливым”...

Уже Новосильцов, прибывший в Константинополь в 1570 году, сообщал в Москву: “Да про астраханский поход во фрянские города весть пришла, что Астрахани не взяли, и людем учинился великий изрон. И фрянки деи о том возрадовались и меж себя учали говорить: государь деи Московский великой, и кому деи против его стояти! А от неверных его Бог обороняет”» [177].

Понятно, в стане «жидовствующих» (здесь и внешние враги и свои изменники) это поражение турецкой армии вызвало шок. Потому на следующий год эти предатели, чтобы уверить Турцию в возможности благополучного вторжения на Русь, организовали проход огромного вражеского войска в обход наших оборонительных рубежей:

«Через год, в 1571 году, обходя русские крепости и сбивая малочисленные боярские заслоны, Девлет-Гирей довел до Москвы 100 000 всадников, поджег город и вернулся назад… Покатились боярские головы. Казненных обвиняли в конкретной измене: упустили врага, не сообщили вовремя о набеге. В Стамбуле потирали руки: разведка боем показала, что русские не умеют сражаться, предпочитая отсиживаться за крепостными стенами. Но если легкая татарская конница не способна брать укрепления, то опытные янычары умели откупоривать их очень даже хорошо. Московию было решено покорять, для чего Девлет-Гирею придавалось 7 000 янычар и пушкари с несколькими десятками артиллерийских стволов — брать города. Заранее назначались мурзы в пока еще русские города, наместники в еще не покоренные княжества, делилась земля, купцы получали разрешение на безпошлинную торговлю. Осваивать новые земли собрались все мужчины Крыма от мала до велика. Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.

Так оно и случилось...» [176].

Но обо всем по порядку.

«В 1571 году при поддержке Турции и новообразованной Речи Посполитой крымский хан Девлет-Гирей совершил набег на русские земли. Обойдя при помощи предателей, перебежавших на сторону татар, цепь пограничных укреплений (называемых “Поясом Пресвятой Богородицы”), хан дошел до Москвы и спалил ее дотла. Десятки тысяч людей погибло под ударами татарских сабель, не меньшее количество попало в неволю» [178].

И вновь причиной, как и затянувшейся неудачной войны в Ливонии, послужило предательство:

«Изменник князь Мстиславский послал своих людей показать хану, как обойти 600-километровую Засечную черту с запада. Татары пришли, откуда их не ждали» [179].

Но как же так татарам удалось поджечь Москву, если они в нее даже не вошли?

Ответ на поверхности — врагу вновь помогли это сделать предатели — обитатели подземелий:

«Взять русскую столицу штурмом он не сумел — но смог ее запалить с помощью изменников» [175].

От чего:

«Множество воинов и жителей столицы и округи погибли при пожаре, задохнувшись» [177].

Но здесь даже не следует сомневаться, что такой сценарий был задуман заранее. У серьезно потрепанных введением опричнины «жидовствующих» царедворцев, полностью к тому времени потерявших свое влияние при дворе, оставалась лишь одна лазейка для реанимации своей программы: уничтожение Русского Православного Царства. Что являлось возможным лишь с привлечением, в добавление к уже воюющим с Русью странам Запада, еще и Турции, в тот момент находящейся на вершине своей воинской славы. Но Турция с сильным врагом состязаться обычно не стремится, нападая всегда на более слабого. А тут еще и неудачный Астраханский поход. Как заставить Турцию поверить, что Москву не только можно, но уже давно и нужно покорить?

Так родилась идея грандиозного набега. Здесь, во-первых, следовало организовать внезапное вторжение легкой конницы, что и было обезпечено очередным предательством бояр, а, во-вторых, организация поджога Москвы. Потому так гладко и прошло.

Понятно, даже горящую Москву захватывать никто и изначально не собирался. И сам пожар служил лишь поводом к разговорам о том, что колосс Руси, мол, уже покосился, раз даже татарская конница смогла спалить Москву. Следует лишь хорошенько по нему еще раз ударить, чтобы он вообще покатился вниз и расшибся, оголив свои просторы для превращения этого государства в страну рабов, а Москвы в центр работорговли славянами.

Вот что сообщается об успешности вражеского набега на Москву 1571 года.

Польские источники говорят, что прибывший к ним за данью татарин сообщил:

«…что они разорили, сожгли и разграбили территорию около 60 лиг в длину и 45 в ширину во владениях Московита; что мертвыми пало, может быть, около 60 тысяч людей того и другого пола; затем взято около 60 тысяч лучших пленных…» [177].

Вообще в россказнях про этот мифический набег имеются и сотни тысяч погибших и уведенных в плен. Само же войско татарское, в этих россказнях, увеличивается и до 200 тыс.

Ну, сами подумайте, как можно умудриться незаметно к стенам Белокаменной подпустить 200-тысячное вражеское войско?

Второе: статистические данные прироста населения Руси факта исчезновения столь значительного количества населения не подтверждают. Но, совершенно однозначно, свидетельствуют об обратном.

То есть поход этот, что следует себе уяснить, — пропагандистский миф. Не более того. Причем, миф, придуманный даже не для нас. Мы в ту пору прекрасно знали: кто бы о пожаре Москвы не лжесвидетельствовал — это глупость. Миф изобретен для Турции. Именно ее надо было всеми силами убедить, что «глиняный колосс» зашатался.

Потому «историки» и по сию пору не скупятся придать этому обыкновенному пиратскому набегу статус завоевательского похода безчисленного воинства врага. Вот, например:

«Крымское нашествие было подобно Батыевому погрому; хан считал, что Россия обезсилена и больше не сможет сопротивляться; казанские и астраханские татары подняли восстание» [179].

Да, все так: крымские татары совершили набег, а казанские, в унисон им, подняли восстания. Потому, поверив в то, что Россия зашаталась, что это лишь колосс на глиняных ногах, Турция, на следующий же год, прислала свою армию и пушки для ее окончательного покорения. Но вот только нашествия этого, что якобы в 1571 г. произошло, просто не было, и быть не могло. Поджог Москвы — да, был. Но «вторжением» мог быть прекрасно организованный предателями обыкновенный набег. Возможно, с помощью тех же самых предателей, эту ватагу разбойников удалось и обратно выпустить через наши границы. Здесь — да — ничего не скажешь: организация подрывной деятельности у «жидовствующих» была прекрасно отлажена. Но серьезно говорить при этом о существенных потерях с нашей стороны не стоит. Это, повторимся, всего лишь пропагандистский трюк. И он распрекрасно сработал:

«В 1572 году войска Девлет-Гирея вновь двинулись на Москву. Орда пошла на Русь устанавливать новое иго» [180] (с. 283).

Крымский хан, поддержанный Турцией и Нагайской ордой:

«…собирался не просто повторить набег, он решил возродить Золотую Орду, а ее столицей сделать Москву. Девлет-Гирей так и заявил, что “едет в Москву на царство”… “города и уезды русской земли все уже были расписаны и разделены между мурзами, бывшими при крымском царе; было определено, какой кто должен держать”» [179].

«Над Русью вновь нависла смертельная угроза. Русь могла не просто потерять политическую независимость, как это было при ордынском иге, а Русь и русский народ мог быть просто стертым с лица земли. Встал вопрос о самом существовании русского народа» [178].

Вот что сообщает о численности нашего войска в тот момент официальный источник:

«Роспись показывает, что основной контингент русского войска, выступившего против огромной армии крымских татар, насчитывал немногим более 20 тыс. чел.» [181] (с. 168).

«И всего во всех полкех со всеми воеводами всяких людей 20 034 чел., опричь Мишки с казаки» [182] (с. 178).

Остальные войска Ивана IV в это время находились в Ливонии, где Русь вела затяжную изматывающую войну. На том фронте нам противостояло сразу несколько вражеских государств. Потому отрядить большее количество войск, заранее не имея возможности определить место главного вражеского вторжения, было просто невозможно. Мало того, в бывших Казанском и Астраханском ханствах, подзадоренные турецким присутствием и татарскими набегами, а, в особенности, последним — с поджогом Москвы, вспыхнули мятежи. И для защиты наших восточных городов мы обязаны были иметь и там достаточное количество воинов. А потому не могли в тот момент воспользоваться еще и ими.

Русь, как видим, ощетинившись линией засек, застав и сторожей, была готова к вражескому нападению. Армия, безусловно, была прекрасно подготовлена к отражению неприятеля. Да, были прекрасно оборудованы защитные сооружения, не позволяющие внезапно переправиться врагу на московский берег Оки. Но врагов оказалось настолько много, что все броды удержать единовременно московским ратям было просто не под силу.

После подготовки войск на южных украинах, Иван Грозный отправился для подготовки отражения предполагаемого нападения неприятеля на украинах западных. Очень возможно, что и здесь чувствуется чья-то предательская рука. Ведь скрытно готовя серьезное наступление на юге, врагам необходимо было Ивана Грозного дезориентировать какими-то серьезными передвижениями войск на северо-западе с целью окружить и отнять какой-нибудь ключевой город. Что, вероятно, засевшим за спиной Ивана IV этим самым «жидовствующим» распрекрасно и удалось: осмотрев готовность войск на юге, Царь отправился отражать главный удар в Новогород. А потому:

«Тово же году государь царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии из Новагорода от себя посылал на берег перед царевым приходом к бояром и воеводам и ко всей рати московской и новгороцкой с своим государевым жалованным словом и з денежным жалованьем…» [183] (с. 180).

Но, повторимся, главный и единственный театр военных действий намечался и проводился врагами именно здесь — под Москвой:

«Исходя из данных разрядного приказа, мы можем заключить о том, что русское войско было в 6 раз меньше татарского» [178].

А потому:

«Настал самый критический момент в истории Московского царства» [180] (с. 283).

Вот как развивались события:

«Тово же году июля в 23 день прииде крымской царь Девлет-Гирей на государевы украины, а с ним дети ево, а с ними крымские и нагайские многие люди. И с украины крымской царь пришел к Оке реке к берегу июля в 27 день…

И тое ночи крымской царь на том же Сенкине перевозе перелез Оку со всеми своими полки…

И тово же дни бояре и воеводы со всеми людьми пошли за царем. И передовова полку воеводы князь Ондрей Хованской да князь Дмитрей Хворостинин пришли на крымской сторожевой полк. А в сторожевом полку были два царевича. И учали дело делать у Воскресенья на Молодех и домчали крымских людей до царева полку. И царевичи прибежали и учали царю говорить, что к Москве итти не по што: московские люди побили нас здесь, а на Москве у них не без людей же.

И царь крымской послал нагайских и крымских татар двенатцать тысечь. И царевичи с татары передовой государев полк мчали до большово полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город вправо, и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду. И на том бою многих татар побили. И крымской царь оттого убоялся, к Москве не пошел, что государевы бояря и воеводы идут за ним; да, перешед Пахру, крымской царь семь верст стал в болото со всеми людьми. А государевы бояря и воеводы пошли за царем и на другой день во вторник с крымскими людьми травилися, а сьемново бою не было. И крымской царь воротился из-за Пахры назад против государевых бояр и воевод. И июля в 30 день крымской царь съшолся з государевыми бояры и воеводы в среду на Молодех у Воскресенья, от Москвы за полпятадесять верст. И учали передовые люди травитися… И большой полк стоял в гуляе городе, а иные полки стояли за гуляем городом, недалече от города. И почали с крымским царем битися. И в среду было дело великое. И Божиею милостию и государевым счастьем крымского царя побили…

А в четверг да в пятницу с крымскими людьми травилися, а сьемново бою не было. А в суботу царь крымской послал царевичей и нагайских татар и многие полки пеших и конных к гуляю городу выбивати Дивея мурзу. И тотаровя пришли к гуляю и изымалися у города за стену руками; и тут многих тотap побили и руки пообсекли безчисленно много. И боярин князь Михайло Иванович Воротынской обошел с своим большим полком крымских людей долом, а пушкарем приказал всем из большово наряду, ис пушек и изо всех пищалей стрелять по татаром. И как выстрелили изо всево наряду и князь Михаило Воротынской прилез на крымские полки ззади, а из гуляя города князь Дмитрей Хворостинин с немцы вышол. И на том деле убили царево сына да внука царева Колгина сына (Калгин сын — сын калги Мухаммед-Гирея, наследника крымского хана Девлет-Гирея, т. е. внук последнего) и многих мурз и тотар живых поимали.

И тово же дни августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских татар три тысечи резвых людей, а велел им травитца; а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных татар пришли всеми людьми и тех татар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья татар две тысячи человек. И тех татар побили человек с тысечю, а иные многие татаровя перетонули, а иныя ушли за Оку…

А к Государю Царю… послали в Новгород с сеунчом князя Данила Ондреевича Нохтева Суздальсково да Микифора Давыдова, что крымсково царя побили…

А Царь и Великий Князь и царевичи были в Новегороде; а хотел государь итти из Новагорода на непослушника своево на свейсково короля Ягана за его, королево Яганово, неисправление» [183] (с. 180–182).

Но, что следует констатировать, в сравнении с ранее произошедшими поражениями из-за предательств бояр, на этот раз врагу, даже в отсутствие Ивана Грозного, отправившегося в тот момент в Ливонию на войну со Швецией и сосредоточившего большую часть своих войск именно там, опричное воинство, заменившее боярское, не подкачало. Русские рати, расставленные Грозным, бились слаженно и общими усилиями, имея соотношение сил 1 к 6, не просто остановили врага, но и наголову разгромили его.

Вот уже современные уточнения хода этой почему-то не известной у нас войны.

Когда татары подошли к Оке и пытались переправиться у Сенькиного брода, им противостоял отряд из 200 человек под командованием Ивана Шуйского. На опричников Ивана Грозного, защитников Земли Русской:

«…обрушился 20-ти тысячный авангард крымско-турецкого войска под командованием Тебердей-мурзы. Враги стократно (!) превосходили защитников переправы по численности, несмотря на это, никто из русичей не побежал. Воды Оки от пролитой крови окрасились в красный цвет. Все 200 воинов сложили свои головы в бою у переправы, сдерживая натиск противника, много и врагов пало под их ударами. Мы все знаем 300 спартанцев и их царя Леонида, наслаждаемся фильмами и книгами о них, восхищаемся подвигом греков, а вот помним ли мы своих героев, помним ли подвиг Ивана Шуйского?» [178].

И здесь, опять же, следует хорошенько припомнить, что 300 спартанцев погибли не потому, что каждый из них, защищая свою страну, унес в могилу по десятку персов, как унесли с собой татар защитники переправы у Оки — воины Ивана Шуйского. А потому, что им просто требовалось отдать себя в жертву богам — так, видите ли, напророчили оракулы: царь должен отдать себя в жертву — тогда Греция победит. А потому их, не пожелавших отступить вместе со всеми, просто окружили и безконтактно перестреляли из луков. Так что именно в этом нерусском сюжете, про 300 спартанцев, доблестью и близко не попахивает, но лишь дуростью — и не более того. Их дурость и воспета, понятно, уже к нашим временам несколько переиначенной под современный лад этой языческой истории не о доблести, но о готовности принести себя в жертву своим кровавым божкам.

Здесь же, напротив, русский человек отдавал свою жизнь за Родину — за Святую Русь, в попытке не допустить врага сжигать русские селения, убивать мирных жителей своей страны. И не просто отдавал, но отстреливал лезущих напролом татар десятками. Ведь огнестрельное оружие, самое современное по тем временам, имели именно мы. Именно мы в подобной же битве еще за сотню лет до этого боя воинов Шуйского заставили захлебнуться собственной кровью неприятеля, попытавшегося перейти достаточно не большую реку Угру. Ока много шире. Но на этот раз соотношение сторон было просто невозможным для отражения нападения: сто на одного.

Понятно, где-то серьезно заполучив по зубам, татары бросались в попытке перейти Оку в иных местах:

«Весь день 26 июля русские полки успешно отражали нападения татар в местах переправ. И все же численное превосходство позволило Девлет-Гирею вновь осуществить обход. По словам летописца, хан Оку “в трех местах перелез со многим воинством”» [184].

«Для отвлечения внимания хан Девлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, сам же с основными силами переправился через Оку в более отдаленном месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Одоевского, который в тяжелейшем сражении был разгромлен, но не отступил» [175].

Вот еще о воинах Одоевского следовало бы слагать повести и рассказы: и здесь битва кипела вовсе нешуточная, и здесь преимущество врага было просто подавляющим.

Но нам все про каких-то таких спартанцев — что выясняется из античной литературы — ничего собой не представляющих самоубийцах…

А вот и еще подобный же сюжет, о котором следовало бы потомкам хотя бы знать, а не предавать своих далеких пращуров полному забвению, как это случилось у нас:

«По пути Дивей-мурза полностью разгромил небольшой московский отряд в 300 человек; в живых остался один командир отряда — известный нам Штаден (вероятно, он спасся бегством…)» [184].

Но, что куда как более вероятно, так как Штаден, что затем выяснится, являлся ко всему прочему еще и засланным к нам врагом шпионом, он не просто сбежал, но подставил под удар врагу доверенный ему отряд.

Советскими же историографами этот предатель, что у них как раз и нормально — с больной головы на здоровую — поставлен в качестве якобы командующего во время победоносного сражения при Молоди всей русской артиллерией! Ну не смешно ли?

На самом же деле:

«Оборона “гуляй-города” была поручена князю Дмитрию Хворостинину, в распоряжение которого поступили вся артиллерия и немногочисленный отряд немецких наемников» [185].

Среди которых ну никак уж не мог находиться этот беглец-предатель. Ведь в тот момент, под горячую руку, его просто обязаны были расстрелять, по закону военного времени, без суда и следствия. Потому в этом Гуляй-городе он, судя по всему, оказывается лишь в своем больном воображении. То есть лишь в своих насквозь лживых мемуарах (это аналог творчества битого нами Манштейна, в мемуарах точно по Штадену выставившего себя победителем всех и вся). Причем, именно Штаден, вернувшись к своим хозяевам на Запад, будет строить планы по захвату Руси еще и с третьего направления — с севера — самого на его взгляд наименее защищенного нами от вторжения врагов. Этот лишь маленький штришок позволяет нам уже с совершенной точностью заявлять, что историю битвы при Молоди замалчивали или просто перевирали, не просто люди малосведущие, но наши самые заклятые враги. Потому приглядимся к ней все же повнимательнее.

«Русские войска изготовились к обороне, отбросили головные разъезды. Однако хан позаботился заблаговременно собрать сведения о местности. И, демонстрируя, будто готовит переправу у Серпухова, двинул главные силы вверх по реке… Воевода Хворостинин попытался задержать врага, спешно направив полк правой руки на рубеж р. Нары, но и он был отброшен. Вражеская армия обошла русскую, оставив ее в тылу, и по Серпуховской дороге устремилась к беззащитной Москве» [186].

«После ожесточенного боя с частью русских сил татарское войско ускоренным маршем двинулось к Москве по Серпуховской дороге» [187] (т. 5, с. 364).

Итак, над Москвой, а вместе с ней и над Русью, нависла смертельная угроза: не считаясь с потерями, 120-тысячное турецко-татарское войско ускоренным маршем продолжило свое движение в сторону русской столицы.

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 3. Кн. 4. Запрещенная Победа http://www.proza.ru/2017/05/10/1717


Источник →

Опубликовано 04.12.2017 в 07:27

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook
Самое интересное
Что предрекал России еврейский пророк Гаон

Что предрекал России еврейский пророк Гаон

Пророчества великого Виленского Гаона евреи всегда держали в тайне, однако сегодня, когда события на Ближнем Востоке привели к серьезной войне, в которой участвую

24 апр 16, 15:17
+432 253
АЛЯСКУ НИКТО И НЕ ДУМАЛ ПРОДАВАТЬ...

АЛЯСКУ НИКТО И НЕ ДУМАЛ ПРОДАВАТЬ...

Русская Америка не была продана США! Реальные события были совершенно другими. В 1863-64 гг., две русские эскадры под командованием контрадмиралов С.С. Лесовск

17 фев 16, 18:15
+321 247
Мерзкий предатель Солженицын. Портрет иуды.

Мерзкий предатель Солженицын. Портрет иуды.

Писатель, как и любой гражданин, имеет право выступать против существующей власти. Можно ненавидеть Сталина, Хрущёва, Брежнева, Путина, но при этом не пере

11 июл 16, 08:20
+222 482
Почему враги ненавидят ватник?

Почему враги ненавидят ватник?

  Современная интернет-культура полна вбросов о так называемых «ватниках». Что неграмотные, вечно швыряющиеся дерьмом русофобы вкладывают в это слово, я не

19 дек 16, 09:37
+219 61
В лунной афере США поставлена жирная точка!

В лунной афере США поставлена жирная точка!

Режиссер Стэнли Кубрик, штат Невада, военный полигон, 1969 год. http://youtu.be/_-03RjbxKhM Опубликовано предсмертное интервью известного кинорежиссера Сте

31 июл 16, 16:52
+215 197
«ВЕРОЛОМНОЕ НАПАДЕНИЕ» СССР НА ФИНЛЯНДИЮ СТАЛО ВОЗМОЖНО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОДАРЯ ПОДЧИЩЕННЫМ ФИНСКИМ АРХИВАМ. АЛЕКСАНДР РОДЖЕРС

«ВЕРОЛОМНОЕ НАПАДЕНИЕ» СССР НА ФИНЛЯНДИЮ СТАЛО ВОЗМОЖНО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОДАРЯ ПОДЧИЩЕННЫМ ФИНСКИМ АРХИВАМ. АЛЕКСАНДР РОДЖЕРС

  Я периодически посиживаю на нескольких исторических форумах, в том числе иностранных (англоязычных). Ранее меня больше интересовало «классическое» средневе

30 май 16, 23:35
+179 92
ПОЧЕМУ ЖЕ РУССКИЕ В ПРИНЦИПЕ НЕПОБЕДИМЫ?

ПОЧЕМУ ЖЕ РУССКИЕ В ПРИНЦИПЕ НЕПОБЕДИМЫ?

КАК ПОБЕДИТЬ РУССКИХ За 537 лет от Куликовской битвы до Первой мировой войны Россия воевала 334 года. Из них одну войну против девяти держав, две войны

15 окт 15, 15:58
+154 153
ЗАПАДНЫЕ ВОЕННЫЕ ЭКСПЕРТЫ: «ПРИДУМАТЬ ТАКОЕ МОГУТ ТОЛЬКО РУССКИЕ»

ЗАПАДНЫЕ ВОЕННЫЕ ЭКСПЕРТЫ: «ПРИДУМАТЬ ТАКОЕ МОГУТ ТОЛЬКО РУССКИЕ»

  В копилке российской военной истории немало случаев, когда западные специалисты с восхищением и недоумением произносили примерно такое: «наша армия не в со

25 окт 16, 07:31
+153 68
Присоединиться

Поиск по блогу

Последние комментарии

witalechka петров
Shavkat Kuvatov
dmitr-fil
Искандер Иксов
Алексей Мартыненко
иванов виталя
Сергей Лаврушин
Александр Иванов
У тебя его вообще не было!!!
Александр Иванов За что русский летчик сбивал союзников во время войны
Александр Малыхин
Самое интересное за неделю
За что русский летчик сбивал союзников во время войны

За что русский летчик сбивал союзников во время войны

История любой войны полна малоизученных фактов, о которых по различным причинам стараются не распространяться заинтересованные стороны. Об одном из таких событ

17 дек, 14:04
+117 27
Путин, разберитесь, наконец, с жидами, ну сколько можно?! Тем более, что выборы скоро!

Путин, разберитесь, наконец, с жидами, ну сколько можно?! Тем более, что выборы скоро!

Сегодня многое свидетельствует о том, что русский народ живёт в тихой жидовской оккупации ! А наша так называемая "Христианская Церковь" прислуживает библейским

12 дек, 20:35
+30 20
Горбачев - эпохальный Иуда. Часть 1

Горбачев - эпохальный Иуда. Часть 1

Я все-таки не понимаю, почему Горбачева так старательно сохраняют для потомков, почему ему до сих пор дают слово во всевозможных студиях, а некоторые политики пода

16 дек, 23:33
+15 5
О ДРЕВНИХ ЕВРЕЯХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО!

О ДРЕВНИХ ЕВРЕЯХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО!

Александр Лебедев: "Добрый день, Антон. Прочитал вашу книгу "Всё тайное проясняется..." . Она замечательно расставляет всё на свои места и систематизирует. У мен

12 дек, 06:58
+12 5
Украденные у русских жрецов знания пора уже вернуть русскому народу!

Украденные у русских жрецов знания пора уже вернуть русскому народу!

Хочется сегодня помянуть добрым словом ушедшего из жизни сатирика и просветителя Михаила Задорнова . Есть веский повод. Мне на глаза очень вовремя попались его

14 дек, 09:07
+9 6
Горбачев - эпохальный Иуда. Часть 2. Начало

Горбачев - эпохальный Иуда. Часть 2. Начало

Предательство не всегда бывает всенародным, и далеко не всегда происходит вот так, при почти полном согласии жертв, как это было с Советским Союзом, который

18 дек, 09:38
+7 1
Удивительные факты о русском народе

Удивительные факты о русском народе

Александр Суворов писал: «Мы — русские! Какой восторг!» Соглашаясь с великим полководцем, мы решили поделиться 45 фактами о русских людях, касающимися разных истор

17 дек, 19:28
+4 1