Последние комментарии

  • Александр Алтынников22 августа, 21:36
    Не напрягайтесь по поводу стимуляции во мне комплексов неполноценности и вины в частности, это неблагодарное занятие,...Татаро-монгольское иго: миф или реальность?
  • Николай Бобин22 августа, 10:58
    Вы не путайте хрен с пальцем. Ваш психотип восприятия истории, увы, нельзя отнести к биороботам. Я мог бы его назвать...Татаро-монгольское иго: миф или реальность?
  • Алексей Горшков22 августа, 1:39
    Лично я считаю,что ВСЯ Романовская династия - прозападная,в отличие от Рюриковичей! Последние ещё как-то были НАРАВНЕ...Как Романовы себе родословную придумали. "Потомки" римских императоров

Карты, деньги, два ствола: что мы не изучаем о Пржевальском в школе

Охотник, картёжник, разведчик – этими талантами мог похвалиться человек, которого не раз считали погибшим, а он продолжал пробираться сквозь пустыни Центральной Азии.

На Никитском бульваре открывается выставка, посвящённая Николаю Пржевальскому, путешественнику, чьё имя любой школьник назовёт при упоминании слова «лошадь», и чьи дела распространились далеко за пределы открытия пресловутого непарнокопытного.

Первый в мире

К середине XIX века – Центральная Азия оставалась малоизученной. Просторы пустыни Гоби, горные системы Монгольского Алтая, Восточного Тянь-Шаня, Нань-Шаня, Северного Тибета – не описаны никем. Так продолжалось, пока их исследование не поручили выпускнику Академии Генштаба, члену Императорского Русского географического общества Николаю Пржевальскому.

За время своих походов русский путешественник преодолел расстояние в общей сложности равное 3/4 экватора Земли.

В экспедиции он брал по 10-20 добровольцев и уходил с ними на 2-2,5 года в непредсказуемый путь. Отряды были хорошо вооружены, чтобы охотиться и отбиваться от врагов. Передвигались путешественники верхом на лошадях, а грузы везли на верблюдах и яках. С караваном гнали небольшое стадо баранов. При всех лишениях и тяготах пути в экспедициях Пржевальского не погиб ни один человек.

 

 

 

Экспедиции Пржевальского в цифрах:

  • прошёл около 35 тыс км,
  • провёл в экспедициях 11 лет жизни,
  • определил абсолютную высоту 231 точки,
  • определил координаты 63 мест,
  • положил на карту 20 тысяч км пути,
  • описал более 3500 видов животных и растений,
  • открыл 30 новых видов птиц,
  • собрал гербарий из 16 тыс растений,
  • собрал коллекцию из 7,5 тыс чучел животных,
  • избран почётным членом 24 научных учреждений России и Западной Европы

Первая встреча с Азией

Первая центральноазиатская экспедиция началась в 1870 году, длилась три года и шла в Монголию. Всего в ней было пройдено 12 тысяч километров.

 
Первое путешествие Н.М. Пржевальского
«…Жизнь наша была, в полном смысле, - борьба за существование, и только сознание научной важности предпринятого дела давало нам энергию и силы для успешного выполнения задачи»
Н.М. Пржевальский «Монголия и страна тангутов. Первое путешествие в Центральной Азии 1870-1873 гг».

От пограничной Кяхты (один из исторических городов Бурятии) через Ургу (ныне город Улан-Батор) и северо-восточную Гоби караван направился в Пекин. Побывала экспедиция на Далай-Норе (озеро на плоскогорье Барга в Китае) и на реке Хуанхэ. Западнее её излучины дошли до пустыни Алашань.

«На многие десятки, даже сотни верст одни голые сыпучие пески, всегда готовые задушить путника своим палящим жаром или засыпать песчаным ураганом... В них нигде нет ни капли воды, не видно ни птицы, ни зверя, и мертвое запустение наполняет невольным ужасом душу забредшего сюда человека».
Н.М. Пржевальский «Монголия и страна тангутов. Первое путешествие в Центральной Азии 1870-1873 гг».

За две недели экспедиции в районе пустыни впервые собрали достоверные сведения о горных хребтах этого района - Ала-Шане и Нань-Шане. Путешественник доказал, что Ала-Шань – это массивная горная цепь.

В итоге уроженец одной из деревушек Смоленской губернии по дороге тибетских лам прошёл до горного солёного озера Центральной Азии – Кукунор. Пржевальский был первым европейцем, исследовавшим это озеро.

Об экспедиции два года ничего не знали в России. Её участников уже не надеялись увидеть в живых, когда подоспели новости из русского посольства: все живы, возвращаются назад через центральную часть Гоби. «Сапог нет, а вместо них – разорванные унты; юртук и штаны все в дырах и заплатах…»

Первые впечатления после возвращения: «…Прошедшая экспедиция и все её невзгоды казались каким-то страшным сном. Сумма новых впечатлений была так велика и так сильно действовала на нас, что мы в этот день очень мало ели и почти не спали целую ночь. Помывшись на другой день в бане, в которой не были почти два года, мы до того ослабли, что едва держались на ногах. Только через два дня мы начали приходить в себя, спокойно спать и есть с волчьим аппетитом”.
Н.М. Пржевальский «Монголия и страна тангутов. Первое путешествие в Центральной Азии 1870-1873 гг».

Монгольский поход принёс натуралисту славу великого путешественника. На карту учёным положено более 11 000 км неизвестного ранее маршрута, определены новые астрономические широты и высоты. Его метеонаблюдения помогли впервые узнать климат центрально-азиатских земель.

Собранные экспедицией коллекции растений и животных познакомили европейцев с фауной и флорой Монголии, Ордоса, Алашаня и Северного Тибета. Результатом путешествия стало знаменитое сочинение «Монголия и страна тангутов».

Пустыня Гоби

Путь в Центральную Азию лежал для первооткрывателя через крупнейшую пустыню Азии – Гоби (в переводе с монгольского - «безводное место»). Пржевальский прошёл её дважды и увидел вовсе не груды песка, а камни и глину. Он установил, что Гоби – «чаша», окружённая горами.

«… Гоби своим однообразием производит на путешественников тяжёлое, подавляющее впечатление. По целым неделям сряду перед глазами являются одни и те же образы – то неоглядные равнины, отливающие жёлтым цветом, то черноватые, изборождённые скалы, то пологие холмы, на вершине которых иногда рисуется силуэт быстроного дзерена».
Н.М. Пржевальский «Монголия и страна тангутов. Первое путешествие в Центральной Азии 1870-1873 гг».

По возвращении из первой экспедиции домой, когда в Императорском Русском географическом обществе о команде всерьёз забеспокоились и начали собирать средства на её поиски, Пржевальский со своим караваном всё ещё томился в пути по пустынной долине. За полтора месяца им изредка попадались колодцы да мелкие озёра с горячей и грязной водой. Пить эту воду было опасно и неприятно, но выбора у людей не было.

 

 

«У меня до сих пор мутит на сердце, когда я вспомню, как однажды, напившись чаю из подобного колодца, мы стали поить верблюдов и, вычерпав воду, увидели на дне гнилой труп человека» - писал Николай Михайлович в дневнике.

Были случаи, когда на протяжении 20 км пути экспедиции не встречался даже такой водопой. И об этом есть записи в дневнике Пржевальского: «Мы брали в рот по одному глотку, чтобы хоть немного промочить совсем почти засохший язык. Всё тело наше горело, как в огне, голова кружилась…»

Разведчик под прикрытием

Пржевальский был разведчиком – об этом не принято говорить, но в пользу этого говорит тот факт, что он окончил Академию Генштаба и свои исследования вёл в военной обстановке периода «Большой игры».

В 50—60-е гг. XIX века Россия взяла политический курс на Азию и Ближний Восток. На её пути к этим землям стоял сильный соперник — Британия. Их соперничество было как военным, так и научным. Противостояние двух держав вошло в историю термином «Большая игра».

 
Н.М. Пржевальский. 70-е годы XIX века. Фото из Научного архива РГО

Исторически Азия ассоциировалась с кочевыми народами и Великим шёлковым путем. Формально Центральная Азия относилась к Китаю, но многие территории Поднебесная вообще не контролировала, её слабая армия не справлялась с восстаниями местного населения.

Однако прежде чем принять решение о завоевании этих просторов, «игрокам» нужно было понять, стоит ли игра свеч. России нужна была разведка этих земель.

 
Конвой четвертой экспедиции Николая Пржевальского

Какие задачи ставил перед исследователем Генштаб Империи, до недавнего времени оставалось тайной. Оказывается, Пржевальский должен был заручиться доверием далай-ламы, но перед этим требовалось попасть в его владения в столице Тибета – Лхасе. А этому активно препятствовали местные чиновники.

Ещё экспедиции нужно было составить подробные карты местности, оценить мощь китайской армии и выяснить, как относятся местные племена к Китаю и к России; узнать, не проникли ли сюда разведчики конкурентов, найти проходы для наших войск в местных горах и пустынях.

Без преувеличения, походы русского натуралиста проходили в военной обстановке: азиаты по-разному относились к чужакам, нападали. Однажды во время четвёртой экспедиции на его команду напали тангуты, около 300 всадников.

«Словно туча, неслась на нас эта орда, дикая, кровожадная, а впереди своего бивуака молча, с прицеленными винтовками, стояла наша маленькая кучка — 14 человек, для которых теперь не было иного исхода, как смерть или победа».
Н.М. Пржевальский, «Путешествия к Лобнору и на Тибет»

За 500 шагов разведчики открыли залповый огонь, но тангуты скакали на отряд до тех пор, пока не был сбит с лошади их командир. Тогда они развернулись и скрылись за увалом. Пржевальский и ещё несколько человек бросились их преследовать, тангуты понесли потери, в группе генерала никто не пострадал.

Игрок

По воспоминаниям современников, Пржевальский обладал блестящей памятью, которая не только помогала ему делать его незаурядные научные наблюдения, но и… прекрасно играть в карты на деньги.

 
Карточная игра, XIX век

За свои карточные победы он ещё в молодости получил прозвище «Золотой Фазан». Когда появилась мечта о большом путешествии в Азию, Пржевальский решил раздобыть для него средства своим излюбленным способом. Играя с умом и осторожно, он собрал более 12 000 рублей.

Когда из столицы пришли бумаги, разрешающие долгожданный поход в Центральную Азию, выигранные деньги пришлись очень кстати. По легенде, это была последняя карточная игра: добравшись до Амура, путешественник выбросил колоду в реку и больше никогда к картам не притрагивался.

Тибет и Шамбала

Тибет — одно из самых труднодоступных и неизвестных мест на планете. Он – основная цель экспедиций Пржевальского, и там натуралист побывал дважды.

В северной части страны команда открыла хребты Русский, Московский с вершиной Кремль, Колумба, гора Шапка Мономаха и хребет Загадочный, названный впоследствии по решению Географического общества «хребтом Пржевальского».

В своих записях Пржевальский упоминает о Шамбале — мифическом городе из древних тибетских текстов. Путешественник изучал старинные записи, расспрашивал местных жителей, и пришёл к выводу, что ворота в Шамбалу должны находиться под водами озера Иссык-Куль.

На древнетюркском языке Иссык-Куль означает «заповедное, священное озеро». А Шамбала часто описывается прекрасным оазисом, заключённым в кольцо снежных гор, – и этим напоминает Иссык-Куль. К тому же, это озеро – одно из глубочайших в мире, и овеяно множеством легенд и сказаний.

Шамбала
Мифическая страна в Тибете или иных окрестных регионах Азии. Согласно древнейшим легендам различных народов в Шамбале скрыты все знания мироздания и сокровища культур исчезнувших цивилизаций. В китайской мифологии описывается как огромный 9-ти этажный дворец, возведенный из нефрита.
В книге писателя Александра Клизовского есть такое определение: «Шамбала – самое священное слово Азии, в котором воплощены все лучшие человеческие ожидания и чаяния. Это и эпоха, и учение, и местность».

От местных жителей, уйгуров, исследователь узнал, что подводный город лучше всего наблюдать с предгорий на закате в середине июля.

Они же предупредили географа, что городом можно любоваться, но нельзя пытаться проникнуть туда. Тем не менее, известно, что Пржевальский не послушался совета, и дно озера тралил. Правда, ничего не нашёл.

Озеро Лобнор

Описание озера Лобнор встречается ещё в старинных китайских трактатах, в ХIII веке рядом с ним прошёл купец Марко Поло. Потом Туркестан с Китаем связали новые торговые пути, и дорогу через Лобнор забыли. Пржевальский захотел пройти маршрутом, недоступным со времён Марко Поло, и найти это озеро.

Во время своей второй центрально-азиатской экспедиции первопроходец добрался до тростникового болота-озера, мимо которого когда-то проходил Великий Шёлковый путь. Он дошёл до Лобнорской пустыни, затем спустился по реке Тарим, впадающей в Лобнор. Во время переправы через речку лодка Пржевальского перевернулась. Мужчина оказался в воде – в зимней тяжёлой одежде, с сумкой за спиной, с патронташем за поясом и двумя ружьями. Благополучно доплыл до берега, он записал: «Конечно, не особенно приятно попасть в воду в декабре, но зато я первый купался в Тариме».

Пржевальский на лодке объехал всё озеро, побывал во всех деревнях и сделал астрономическое определение главных пунктов местности. Натуралист заметил, что у западного края озера река Тарим постепенно сужалась и терялась в тростниках.

«Здесь пустыня, – писал Пржевальский, – окончательно преграждает Тариму дальнейший путь к востоку. Борьба оканчивается: пустыня одолела реку, смерть победила жизнь. Но перед своей кончиной бессильный уже Тарим образует разливом своих вод обширное тростниковое болото – Лобнор!»

Своими исследованиями Пржевальский ввёл в смущение учёный мир: прежде считалось, что озеро Лобнор севернее того места, где он его нашёл; к тому же по китайским данным, в Лобноре – солёная вода, а путешественник нашёл её пресной. Решили даже, что под названием Лобнора он описал какое-то другое озеро. Однако, позже стало ясно, что водоём непостоянен: менялись его размеры, очертания, глубина, солёность вод. Сейчас считают, что одна из причин изменений – миграция главного русла реки Конче-Дарьи.

Еще в первой половине ХХ века площадь озера Лобнор была около 3100 км2, но хозяйственная деятельность китайцев, которые переселились в Синьцзян, погубила озеро. По мнению экологов, важнейшую роль в этом сыграло уничтожение деревьев на его берегах. Водоём распался на несколько более мелких озёр и болот. Потеря естественного «зелёного щита» стала началом полной гибели озера. С 1964 года китайское правительство использовало его как ядерный полигон. Сейчас от озера осталось только сухое ложе с соляными отложениями.

Могила у озера

За пять походов первопроходец исследовал Западный Китай, Джунгарию (монгольское государство XVII—XVIII веках), Кашгарию (ранее южная часть Синьцзянской провинции Китая), пустыню Гоби, горы Тянь-Шань. Инь-Шань, Нань-Шань, Алашанскую пустыню и горы.

Он открыл высочайшие точки Центральной Азии, известные нам теперь как хребты Риттера, Гумбольдта, Бурхан-Будда, Колумба. Пржевальский ни за что не остановился бы в своих исследованиях, если бы не брюшной тиф. Николай Михайлович скончался по дороге в Лхасу, попасть в которую мечтал всю жизнь. Великого первооткрывателя похоронили согласно его последней воле.

«Об одном прошу не забыть, чтобы похоронили меня непременно на берегу Иссык-Куля в походной экспедиционной одежде, а надпись сделайте простую: «Путешественник Пржевальский» - успел он попросить друзей перед смертью.

Для могилы сподвижники выбрали живописное место у обрыва. Памятник с 11 ступеньками сообщает: "Николай Михайлович Пржевальский, родился 31 марта 1839 г., скончался 20 октября 1888 г. Первый исследователь природы Центральной Азии"

О Николае Михайловиче сохранилась легенда. Во время последней экспедиции на берегу Иссык-Куля к нему подошёл буддистский монах. Он не сказал никому ни слова, и только Пржевальскому передал некое послание. Легенда не раскрывает его содержания. Путешественник завещал положить это послание с ним в могилу у озера. Тайна, если она и была, осталась нераскрытой.

 

В честь великого путешественника город Кара-кол переименовали в Пржевальск. В нем стоит памятник путешественнику. Огромный орёл распростёр крылья над девятиметровой диоритовой скалой; ступеньки ведут к отполированной плите, на которой выбита медаль, врученная Российской академией наук исследователю Центральной Азии.

 

РГО чтит своих героев:

  • В Александровском саду Санкт-Петербурга в 1892 году учёному поставили памятник от Русского географического общества работы скульптора Ивана Шредера.
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх