Загадки истории.

2 896 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр15 января, 9:30
    Они делали ЭКСы не для набивания собственных карманов,а для борьбы .Чем и отличаются от настоящих бандитов во власти...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:28
    "Иосиф был лидером преступной группировки" Это что за рвота? А лидерами каких группировок были Чернов, Спиридонова. А...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:13
    важная деталь: в середине 30-х репрессии свирепствовали во всех почти европейских государствах, а не в одном СССР. Ре...Зачем переписываю...

Проклятье Древнего Ханаана. Гидра "русской" революции

Проклятье Древнего Ханаана. Гидра "русской" революции

Отечество в опасности!

А потому русский человек и вышел на улицы бить жидов, что единственно, собственно, и спасло тогда Россию!

И вооруженное огнестрельным оружием жидовство, даже и численностью-то своей в некоторых местах не уступающее в давно оккупированных ими городах русскому безоружному населению, было разбито в клочья с огромными для себя человеческими потерями — практически везде!

Страшен русский человек в гневе! И вовсе в таких случаях не интересуют его ни вооруженность, ни сплоченность, ни количество противостоящих ему поганых. Голыми руками он растерзает всех тех, кто покусится на его святыни, за которые русский человек всегда готов отдать свою жизнь и свою кровь!

И подло стреляющие из-за углов, из окон и чердаков жиды, меряя всех на свой аршин, совершенно никак не могли предположить, что полностью безоружные русские люди ни кем не только не организованные, но, казалось бы, полностью к тому времени разложенные красной хананейской агитацией, с одной стороны, и не дающей защищать своего же Царя возглавляемой либерал-аристократами полицией, с другой стороны, вдруг, внезапно объединившись, в столь смертельном рискованном порыве бросятся под дула револьверов с таким отчаянным ожесточением, будто всю свою жизнь только тем и занимались, что обучались искусству штыковой атаки у не потерпевшего за свою жизнь ни одного поражения великого русского полководца — Александра Васильевича Суворова.

А у русского человека, как оказалось, уже всегда и изначально сидело практически на генетическом уровне, что «пуля дура, а штык — молодец!» И это Суворовское: «С этими-то молодцами да отступать?!» — теперь проявилось на практике — воочию показав, что именно в наших генах всегда и был заложен героизм. Это мы — страна героев! Что и подтвердилось этим нашим ставшим тогда никому не объяснимым столь удивительнейшим для заваривших всю эту кашу врагов все на своем пути сокрушающим порывом! И лишь только мы всегда и были способны иметь свое государство — ведь именно это наше качество помогло вмиг организоваться разрозненным русским людям в боевые дружины! И наш стремительный натиск практически повсеместно был до того слаженным стремительным и ожесточенным, что давно объединенные в банды хананеи, серьезно подготовленные инструкторами-бомбистами к ведению боевых действий, бросая оружие, в страхе бежали! Однако же бежали лишь тогда, когда это было еще как-либо возможно. В противном же случае смертельная короткая схватка быстро прекращала жизнь этих «пламенных борцов» за еврейское дело. Везде, где им не удавалось вовремя прочувствовать изменение в настроениях русского человека, они становились раздавлены стремительно набрасывающимися на вооруженных представителей Ханаана чем попало вооруженными русскими людьми, уподобляясь после этой смертельной скоротечной схватки раздавленным катком жабам на асфальте. О чем и свидетельствует статистика жертв всех этих самых так называемых «погромов», из которых, собственно, и состояла эта самая «революция 1905 года».

Бей жидов — спасай Россию! Вот тот единственный лозунг, который только лишь помог тогда отстоять в неприкосновенности власть Русского Царя. И столь для всех неожиданно без всякой предварительной организованности вдруг сплотившиеся для отражения рвущейся к власти в стране жидо-аристократии русский давно всеми замордованный и, казалось бы, уже и ни к каким действиям явно не готовый распропагандированный агитаторами народ тут вдруг показал всем свое истинное лицо! Ведь все эти вопли о каких-то там черносотенцах и союзах Русского народа и Михаила Архангела, вооруженностью и сплоченностью которых и по сей день столь упорно многие и пытаются объяснить этот внезапный порыв русских людей, казалось бы ни на что не способных мягких и все всем извечно прощающих, оказались полным вымыслом. Но на самом деле, что теперь уже полностью и подтверждается, организованности этой ответной борьбы не было никакой. Это стихия, которая и высветила столь остро всю ту дремлющую в России силу, создавшую государственность, где служба Царю и Отечеству всегда уподоблялась службе Богу, Которого русский человек представлял себе не в виде какого-то страшного и ужасного вечно мечущего громы и молнии монстра, но не иначе как Отца своего Небесного. За что и страну свою всегда именовал не иначе, как Отечество. А потому русский народ, увидев наглый жидовский оскал у этой щедро подкармливаемой банкирами гидры революции, видя надругательство над своими святынями, столь удивительно дружно и встал на защиту Отечества, которое и было в тот момент уж поистине — в смертельной опасности!

Да, страшен русский человек в гневе! А потому столь безстрастно и мужественно бросился под пули хананеев революционеров. И количество убитых и сильно искалеченных побоями жидов, много преобладающим над количеством застреленных из-за угла и растерзанных обезумевшей толпой полицейских чинов и «погромщиков», говорит о той самой дремлющей в нашем Великом народе силе, которая способна снести на своем пути практически любое ей противостояние!

Мы — русский народ! И победить нас в открытом бою даже и много более численно большему нас вооруженному до зубов агрессору — практически невозможно!

И это отлично испробовали на своей собственной шкуре банды еврейской так называемой «самообороны». И даже в тех городах, где они еще и количественно сильно превосходили местное русское население! И даже там, где какая-то часть русского населения, поддавшись пропаганде, выступила на их стороне!

Многие тогда не поняли, что происходит. Ведь подкупленные средства массовой информации вовсю шумели о том, что бунтует-де народ. Но бунтовал-то, как лишь потом разобрались, исключительно переселившийся к нам из Палестины хананей.

Но даже и теперь, когда вскрываются за сроком давности некогда секретные архивы, когда с целью разрушения созданного еврейскими большевиками голема снята цензура и Правда потихонечку начинает проступать сквозь густую и отвратительную трескотню желтой прессы, никто еще пока толком так до конца и не осознал всех тонкостей проводимой масонами закулисной политики. А что было известно тогда?!

Никто ничего не мог понять и приблизительно! Ведь Николай II даже и не подозревал, что все эти творящиеся безпорядки отнюдь не стихийны, как услужливо докладывали ему продавшие свои души Бафамету масоны царедворцы, густо окружившие трон, но очень тонко как скоординированы, так и целенаправленны. И совершаются отнюдь не для якобы уравнения прав туземцев Палестины с коренным населением России, они и так сидели на нашей шее и уже достаточно давно, но исключительно для отъема власти в свою пользу, что, собственно, и доказал отдавший все в их руки «февраль», который лишь предварил собою давно запланированный «октябрь».

Главной же ошибкой явилось полное наше уже к тому времени незнание объекта религиозного поклонения иудаизма. Но это и не мудрено. Ведь давно к тому времени переведенное на «язык Пушкина» Евангелие чуть ли ни на каждой своей странице, заменив русское сонмище жидовской синагогой, постоянно вдалбливало в подсознание русского человека о некоем даже чисто физическом родстве нашего Бога с их Белом-Яхве. Ведь именно ему они и по сей день все не прекращают приносить ритуальные кровавые жертвоприношения в виде ими умучиваемых христиан, символизируя тем распятие и Самого Христа. А об этом тогда даже и догадываться еще было достаточно сложно — ведь сам Серафим Саровский только лишь еще прославлен был ко времени той смуты, а его духовное наследие стало хорошо изучено лишь теперь. И лишь только теперь, сопоставив с ним и многие иные свидетельства на эту же тему, а также получив на вооружение результаты исследований мировых языков, мы можем с полной уверенностью снять с нашего Бога огульные обвинения в принадлежности к породившей жидовство нации.

Русский Царь, к сожалению, в то время всех этих данных не имел и судил о людях со своей истинно православной точки зрения. Но его постоянно обманывали приближенные. И именно потому, что русский человек сам не обманывает и исключительно по этой причине не ждет никакого подвоха от окружающих. Жиды же всех этих его «окружающих» достаточно к тому времени неплохо приучили принимать от себя подачки, на которые столь всегда запрограммировано неизбежно и клевали все эти потомки Чичиковых-Коробочек. На остающихся же верными Царю слуг была устроена самая настоящая охота. Которая и прошла, как показали дальнейшие события, достаточно успешно: «кругом измена, трусость и обман» — вот какими горькими словами обрисовал полную картину совершившегося предательства самый последний Царь, который был некогда у русского народа.

Так мировое масонство отпраздновало полную свою над русской государственностью победу, давно замышляемую банкирами и воплощенную при их же помощи тайными масонскими орденами, которые никогда не брезговали для достижения своих целей использованием самых низменных страстей человека. И подкуп, и обман были широко использованы именно адептами той самой религии, которая эту меру воздействия на окружающие их народы распространяет вполне, со своей точки зрения, законно.

Но к 1905 году русский народ оказался еще все же недостаточно расколот. А потому, после своего поражения, организующее хананеев масонство и приступило к той долгой агитационной работе среди масс, которая увенчалась успехом лишь 12 лет спустя. Причем, пропаганда велась ими исключительно среди самых темных масс уже слишком хорошо оторванных от своих национальных православных корней: обитателей рабочих бараков и ночлежек, аристократов и тянущихся к этим самым аристократическим «знаниям» студентам — всех их объединяло одно — безбожие. А потому и работать с ними было все же куда как легче, нежели с крестьянами, считающимися теперь «темными», из среды которых выходили Есенины, уже к пяти годам сами читающие книжки, а к семи так и вообще — начинающие их писать…

В городах же, где постоянно скапливалось большое количество всякого выпихнутого из деревень за ненадобностью отребья, агитационную работу вести было куда как легче. Да и без извечно революционного жида здесь ни одна сколько-нибудь грандиозная афера никак не проходила. Ведь именно здесь прокучивающему всенародное достояние аристократу, для очередных своих безумных затей, постоянно требовался посредник, который был ему всегда наиболее предпочтителен именно в лице хананея, всегда готового услужить практически в любом даже самом грязном деле. А чем больше их процент, тем ближе революционная ситуация — таков закон практически всех революций на любой точке планеты.

И ведь даже доставка нелегальной литературы была прекрасно отлажена за счет использования еще двести лет назад ими прекрасно освоенного пути через наши границы. Ведь именно эта народность одной из главных статей своего дохода имела контрабанду — беззаконный ввоз из-за рубежей какой-либо продукции в обход таможни. Ведь отселять их от ими давно оседланных границ всегда только лишь грозились, но так никто и не привел это благое пожелание в исполнение. И если еще и эту наживу прибавить к наживе на хлебе, на сахаре, на железных дорогах, на спиртном, то станет совершенно очевидным, что эта самая гидра пролетарской революции, как ни странно, смела, в первую очередь, именно промыслы удачно пристроившегося к нашей шее жида. Ведь их доходы до революции были и действительно — астрономическими! Но им все казалось мало…

Между тем в 1905 году не только хананеи пострадали во времена ответной русской реакции. Ведь также пострадал и другой сорт устроившихся на шее крестьян кровососов — баре. И их имения русский человек громил так же ожесточенно, как и жидовские лавки в Одессе и Киеве. Ведь они практически за безценок вынуждали русского человека продавать так бережно взращиваемое в неплодородной северной холодной земле наше национальное сокровище — хлеб, который шел затем с молотка за кордон, как всегда не минуя при этом жадно протянутых к нему рук этого народа-перекупщика, столь нами скрупулезно разбираемого.

Потому этот объявленный черносотенным глас народа в столь ответственный для судьбы нашей государственности момент и стал развернут именно против жида и аристократа, а не против кого-либо еще!

И только лишь ведь теперь уже с нашей колокольни можно и разглядеть ту форму боевых действий против наступавшей крамолы, которую и должен был лишь единственною и избрать для ответных действий Русский Государь.

А выбрать он должен был Союз Русского Народа.

Тот самый, который, между прочим, сам он, как теперь оказывается, в конце концов и основал!

Но почему им все же не воспользовался? Почему принятый Царицей Сергей Есенин все же так и не стал Новым Распутиным, заместив собою Григория Нового, и не возглавил русское национальное движение России по освобождению от засилья жидо-аристократа?!

На все эти вопросы ответов пока нет, так как практически отсутствует на эту тему вообще какая-либо информация. Но и она когда-нибудь появится. А пока известно лишь то, что еврейские большевики одели Красную армию в какую-то очень необычную форму, которая оказалась на складах заготовленной для русского воинства. Но почему ею так и не воспользовался Николай II?

А может в ответ на нагнетание темными силами все сгущающихся туч революционной обстановки Царем была продумана революция своя — сверху?!

Ведь в продажности всего окружающего его общества Николай II, думается, убедился еще по итогам революции 1905–1907 гг. Может потому и готовил освободительный от этих присощиков переворот?! Ведь такое очень смахивает на возврат к очень некогда помогшей нашей стране опричнине. Может, опытом грозного для врагов Отечества Царя и пытался воспользоваться его Престолонаследник?!

Так что много еще неясного осталось засекреченным пришедшим к власти хананейским режимом, которого от власти в стране, собственно, так пока еще никто и не отстранял. А потому многое пока остается непонятным.

Между тем то, что так и осталось неясным правительству Керенского до самого своего последнего дня, еще со времен созыва Царем первой Думы было уже вполне понятно самому простому русскому человеку. Потому еврейская энциклопедия и негодует на такое:

«крестьянину было внушено, что все передовые партии стремятся к уравнению евреев в правах в ущерб интересам коренного населения (ЕЭ, т. 7, с. 372); что “за спиною подстроенного народного представительства страною управляет иудейско-масонский синдикат грабителей народа и предателей государства”; что крестьянин озабочен “небывалым количеством новых господ, которых не помнят ни отцы, ни деды и которых теперь должен кормить его земледельческий труд”; что конституция “вместо татарского ига сулит России позорное иго международного кагала”. И внушался отрицательный список к отъему уже наличествующих прав: не только не избирать евреев в Думу, но водворить их всех внутрь черты; воспретить торговать хлебом, зерном и лесом, участвовать в банкирских конторах и торговых домах; лишить приобретенных имений; запретить принимать новые фамилии; запретить быть издателями и редакторами печатных органов; сократить и саму черту оседлости за счет плодороднейших губерний, наделять землей евреев не ближе якутской области; вообще признать иностранцами, заменить им отбывание воинской повинности денежными уплатами и еще, и еще. “Результатом этой устной и литературной антисемитской агитации был почти полный провал во время выборов во вторую Государственную Думу по черте еврейской оседлости прогрессивных кандидатов” (ЕЭ, т. 2, с. 749–751). Всего во 2-ю Думу было избрано 4 еврейских депутата (из них 3 кадета) (ЕЭ, т. 7, с. 373)» [70] (с. 420–421).

И хоть и велись евреями проекты о даровании им полной свободы для более удобного русского человека разграбления, которые Столыпин передал Царю на утверждение, но Николай II не желал их утверждать, но все отдал на рассмотрение Думы, которая:

«…всякий раз как надо было голосовать по закону о крестьянском равноправии (издан Столыпиным 5 октября 1906), стараниями левых та же 2-я, и та же 3-я, та же 4-я Думы блокировали крестьянское равноправие, ссылаясь, что нельзя его проводить прежде еврейского (и прежде польского).

…и не приняты были Думой законы — до самой Февральской революции.

А Столыпин, после своей неудачной попытки в декабре 1906, — не возбуждая законодательного шума, немо административно облегчил отдельные антиеврейские ограничения.

На это осудительно отозвался нововременский публицист М.О. Меньшиков: “Черта оседлости при Столыпине сделалась фикцией” [285] (с. 4). Евреи “побеждают русскую власть, отнимая у нее одну область авторитета за другой… правительство поступает так, как если бы оно было еврейским” [286] (с. 4)» [70] (с. 424–425).

А оно не было еврейским. Оно было либеральным — то есть евреями купленным. А купленные управители страны своею национальностью могут быть кем угодно — хоть ефиопами, но плясать будут всегда под музыку исключительно тех, кто ее заказывает.

Однако же не всем и не всегда из среды этих самых либералов до конца везет. Ведь как ни пытался Столыпин провести закон о равноправии евреев через Царя, так ему этого и не удалось. В решении еврейского вопроса Русский Государь так и остался непреклонен в своем о его решении мнении. Однако ж из-за продажности Думы не удалось освободить и русского человека из-под двойного пресса: жидов и аристократии. И русскому народу терять было уже практически нечего. Потому и стал он ко всем этим политическим вопросам проявлять уже и полное свое безразличие. А вражьим силам того и надо было. Потому революция стала неотвратима — ведь наиболее влиятельная в государстве часть аристократии давно была к тому времени закуплена еврейским капиталом. И по его заданию, отделив непроницаемой стеной Царя от его народа, выполняла в точности все спускаемые ей от тайных обществ инструкции. Желтизна же купленной прессы довершила подготовку почвы для масонского переворота:

«Еврейство… поставило на карту русской революции огромную ставку… Серьезное русское общество поняло, что в такие моменты печать сила, но этой силы у него не оказалось, а она оказалась в руках его противников, которые по всей России говорили от его имени и заставляли себя читать, потому что других изданий не было… и [общество] терялось в массе лжи, в которой не могло разобраться [287] (с. 285–286)…

Специфичнее, о культуре, горько жаловался Андрей Белый, уж никак не правый и не “шовинист”: “Главарями национальной культуры оказываются чуждые этой культуре люди… Посмотрите списки сотрудников газет и журналов России: кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите почти сплошь имена евреев…” [288] (с. 75, 77)» [70] (с. 428–429).

«Гапон, пока подвизался в Петербурге, воображал, что он со своими товарищами делает русскую революцию, а евреи у них являются только союзниками (Мы видели, что точно также думал 115 лет назад Мирабо). Но когда он по воле судеб ушел за границу и увидел воочию, что генералами ее состоят исключительно евреи, то изумился и растерялся (Находясь за границей, Гапон сказал своему помощнику, рабочему Петрову: “Сейчас во главе наших партий стоят евреи, а ведь это самый гадкий народ, не только у нас в России, а везде… Евреи стремятся только захватить власть в свои руки, а после и сядут на нашу шею и на мужика”… (Алмазов. Наша рев. с. 178, 179, 308)» [64] (с. 261).

И эта излишняя разговорчивость Гапона, как потом выяснилось, стоила ему жизни.

«“Действительный характер революционного движения, пишет Меньшиков, едва ли ясен самим революционерам… Прозревают ли революционеры, что они весьма часто не более как баранье стадо, направляемое куда нужно еврейскими вожаками”?! (“Нов. Вр.” № 12533. Интересно признание одного из “освободителей России”, депутата (с.д.[социал-демократов]) Предкальна, сделанное им 24 марта 1911 г. с трибуны Гос. Думы: “Русская демократия не сказала еще своего последнего слова. Победа ее ознаменует собою освобождение евреев от их векового угнетения и безправия!” (см. [287])» [64] (с. 262–263).

И вот где кроются корни причин погромов в ответ на захват власти хананеями:

«Итак, революция в России не удалась, и в этом конечно играло свою роль то обстоятельство, что у нас не было явных масонских лож, за которыми могли бы скрываться евреи, и народ сразу увидел, с кем имеет дело» [64] (с. 263).

Однако ж с этим недостатком они вскоре справились весьма успешно, введя адептов этого синтетического еврейства в ряды не только правящего сословия, но даже и правящей династии.

Итог: стопроцентный масонский состав временного правительства и своевременная этим правительством передача власти из рук в руки таким же масонам, еврейским большевикам, сразу же после объявления Австрии о выходе ее из войны. Ведь лишь когда враг уже и сам благополучно сдался на милость победителей, родилось это самое ленинское: «мир без аннексий и контрибуций». Как бы вроде сам он нас с проигравшей войну стороной и замирил…

Но уже в 1910 г. все позже произошедшее было легко прогнозируемо и не вооруженным глазом:

«Я не знаю, в силу каких причин, но в последнее время в Петербурге замечается вообще огромный наплыв евреев… Петербург жидовеет с той же быстротой, как Киев и Москва… Правительство наше едва ли интересуется конструкцией петербургской толпы, ее этнографическим и социальным составом, между тем здесь стоило бы учредить такую же обсерваторию, какую итальянское правительство содержит у жерла Везувия. Там ведутся ежедневно наблюдения над стихией, угрожающей извержением…

Правительства культурных стран, мне кажется, опасно отстают от жизни… Для революции уже нет надобности возникать на местной почве. Как было пять лет назад в Москве, революция может нанять курьерский поезд, приехать когда нужно издалека, прогастролировать…» [64] (с. 276)

Но ведь поезд может быть не только курьерский, но даже и с опломбированными вагонами. И проследовать может не только из Бердичева в Киев, но даже и через территорию воюющей с Россией страны из самой аж Швейцарии. Что затем и случится.

С фронтов 1-ой мировой войны о поведении евреев отзывались так:

«При наступлениях они часто бывали позади, при отступлениях часто оказывались впереди. Паника в боевых частях не раз была обязана им… Отрицать нередкие случаи шпионства, перебежек к неприятелю… со стороны евреев тоже не приходится… Не могла не казаться подозрительной и поразительная осведомленность евреев о ходе дел на фронте. “Пантофельная почта” действовала иногда быстрее и точнее всяких штабных телефонов… В еврейском местечке Барановичах, рядом со Ставкой, события на фронте подчас становились известными раньше, чем узнавал о них сам Верховный со своим начальником Штаба (о. Георгий Шавельский, т. 1, с. 272)…

…Абрам Зисман, инженер, служивший тогда в эвакуационной комиссии, полувеком позже вспоминал: “к стыду своему, должен сказать [что евреи близ германского фронта] вели себя весьма неблаговидно, помогая всячески германской армии” [290] (с. 3).

Были обвинения против евреев-поставщиков, чисто экономические. Лемке скопировал и такой приказ, подписанный в ставке уже Государем в день его вступления в должность Верховного (а значит подготовленный штабом Янушкевича): что поставщики-евреи злоупотребляют доставкой перевязочных средств, лошадей и хлеба для армии; получают от войсковых частей удостоверения, “что им поручена покупка для надобности войск… но без указания количества покупаемого и района” покупки. Затем “евреи снимают с них в разных городах значительное число нотариальных копий, раздают их своим единомышленникам” — и так получают возможность производить закупки в любом районе Империи. “Благодаря еврейской сплоченности и значительным денежным средствам, ими захватываются обширные районы для скупки главным образом лошадей и хлеба”, а это искусственно повышает цены и затрудняет деятельность правительственных заготовителей” (Лемке, с. 325)» [70] (с. 482–483).

О чем это говорит?

О практически ни на миг нескончаемых экономических диверсиях евреев, чья направленность действий имела своей целью не только обычное с их стороны разграбление русского человека, не только работу в пользу воюющего с Россией враждебного государства, но практически искусственное создание, через расшатывание стабильности, предреволюционной обстановки.

А вот теперь потихонечку подобрались и к причинам организации еврейского революционного «февраля»:

«В докладе петроградского Охранного отделения, в октябре 1916, читаем: “В Петрограде вся без исключения торговля ведется через евреев… правда, еще и существуют некоторые русские фирмы, но за ними стоят те же самые евреи: без посредника еврея ничего нельзя купить и заказать” [291] (с. 23)» [70] (с. 495).

И это самое столь нам известное «недовольство народных масс» было в нужный момент лицами, держащими руку на горле русской столицы, очень легко спровоцировано. Ведь стоило им в строго определенный закулисой момент эту самую ими и ведущуюся продажу хлеба прекратить, как «бескровная» с помощью ими же давно и захваченной прессы, а также предавшего своего Царя правящего сословия, отдала Петроград в руки «восставшего народа». То есть этой самой требующей непонятно от чего «свободы» либерал-аристократии, которая большей своей обманутой газетами частью и сама-то толком не знала — кого к власти привела. За что впоследствии и жестоко поплатилась: ее ждала Иудина петля, которую эта часть общества, давно протухшая, сама на своей шее благополучно и затянула!

«Видный руководитель кайзеровской военной разведки Вальтер Николаи, допрошенный советской контрразведкой в апреле 1945 года, показал, что во время Первой мировой войны приграничное еврейское население действительно использовалось немцами для вербовки агентуры» [258] (с. 40).

И что же делать с этим выбранным некогда на роль Иуды семенем — русское командование просто не знало! Ведь и ни на войне, и ни в тылу места для этих скорпионов просто не находилось! А куда их теперь девать? Ведь полным попустительством либеральных властей они столь густо именно у нас расплодились, что к тому времени составили своею несметною численностью половину еврейства аж всего мира!

Но вот, интересный момент, как эти паразиты забрались к нам не то что там за пазуху, но и сели на плечи. Вот из кого, что выясняется, состоял наш генералитет, который столь удивительно «на славу» провалил как разбираемую нами 1-ю мировую, так и предыдущую Японскую военные кампании:

«В 1827–1856 гг. действовали правила отбывания евреями рекрутской повинности натурой. Кого сдать в рекруты, предоставлялось решать общинам (сдавали, как правило, бедных, не имевших возможности заплатить выкуп, или пойманных безпаспортных единоверцев, не обладавших никакими связями). Как неспособных, как правило, носить оружие, этих еврейских мальчиков чуть старше 13 лет, не спрашивая их согласия, переводили в Православие. Это были т.н. кантонисты, общее число которых за 29 лет составило около 50 тысяч человек. Многие из них сделали неплохую карьеру как на военной, так и на гражданской службе. Вступая в брак с русскими, они полностью обрусели и для еврейства были потеряны» [246] (с.93).

«Известный израильский ученый С. Дудаков приводит отрывок из романа писателя Н.П. Вагнера “Темное дело” (1882). Выступающий в 1850-х гг. перед соплеменниками за кулисами театрально-циркового балагана в одном из провинциальных городков раввин говорит:

“Страдания, гонения, скитания — удел наш… Враг восстал на нас с мечом, но… у нас есть чем купить их. Он сосет кровь из нас и чад наших. Мы сосем из него золото. Он сделал кантонистами детей наших. Но это маленькие львята, которые вырастут, посеют раздор в полках его и растерзают его внутренности. У него сила, у нас хитрость. Мы лисы… Глада и разорения выпьют они полную чашу. Матери и жены их проклянут свою плодоносную жилу, видя, как чада их у ног их будут умирать с голода. Мы, тощие кравы, пожрем жирных крав, но сперва выдоим все сосцы их”

Внешне израильский профессор недоумевает:

“Что имел в виду Вагнер, сказать трудно”.

Но тем не менее дает к этому месту комментарий:

“Еще в 1910 году генерал А.А. Поливанов сделал запись в своем дневнике о масонских связях генералов АН. Куропаткина, Я.Г. Жилинского, Д.И. Субботича, а также о цели евреев проникнуть в армию, в частности в Генеральный штаб, в котором уже и так были представлены они под русскими фамилиями. В последнем случае мы видим ясный намек на генерала М.В. Грулева (см.: [247] (с. 94)). Кто из упомянутых или не упомянутых генералов был выходцем из кантонистской семьи — сказать трудно, но есть несколько лиц безусловно кантонистского происхождения: Иванов Николай Иудович, генерал-лейтенант, командующий Юго-Западным фронтом, генерал Василий Федорович Новицкий, генерал Александр Панфомирович Николаев. Последние двое перешли на сторону советской власти. Более того, попавший в плен к Юденичу генерал Николаев "отказался покаяться" и со словами: "Да здравствует III Интернационал и мировая революция!'' — был казнен белогвардейцами. Имеются сведения, что и генерал М.В. Алексеев происходил из кантонистской семьи” (см.: [249] (с. 283)» [244] (с. 416–417).

Так что именно проклятая кровь и позволяла Алексееву иметь высшие градусы посвящения в масонской организации. Потому нечего удивляться, что именно он был во главе военной ложи, организовавшей государственный переворот.

Но таких как Алексеев, занимающий высшие генеральские должности, было много в Русской армии. Судя по всему, в том числе и их неусыпным стараниям следует приписать поражения, которые имела Русская армия в войне с Японией:

«Вышеупомянутый генерал М.В. Грулев, временно исполнявший в 1909 году должность военного министра, был крещеным евреем... Что же до проникновения в Генеральный штаб, то А.И. Деникин в своих мемуарах писал о семи своих товарищах — евреях-выкрестах, учившихся вместе с ним в Академии Генерального штаба, шесть из которых в Первой мировой войне были генералами)» [248] (с. 246, 259).

Так что в предательстве российского генералитета своего Царя, заметим, вовсе нет ничего необычного: демократичные Русские Цари думали, что имеют дело лишь с каким-то непонятным сословием, столь упорно все не желающим трудиться. Но они сильно ошибались в своем определении этого рода-племени. И ошибка эта стоила им самим их жизней (ни Николай I, ни Александр II, ни Александр III, ни Николай II — не умерли своей смертью), а стране разорению и умерщвлению большинства ее населения мучительнейшей из смертей: матери и жены их проклянут свою плодоносную жилу, видя, как чада их у ног их будут умирать с голода. Они увидят ГУЛАГ, они увидят разоренную и обезкровленную Россию перед вторым пришествием. И все по вине тех, кто не соизволил в свое время определить всю вредоносность запускаемой под зипун своей государственности этой вредоноснейшей из бактерий…

Библиографию см.: http://www.proza.ru/2017/05/20/1170

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх