Загадки истории.

2 897 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр15 января, 9:30
    Они делали ЭКСы не для набивания собственных карманов,а для борьбы .Чем и отличаются от настоящих бандитов во власти...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:28
    "Иосиф был лидером преступной группировки" Это что за рвота? А лидерами каких группировок были Чернов, Спиридонова. А...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:13
    важная деталь: в середине 30-х репрессии свирепствовали во всех почти европейских государствах, а не в одном СССР. Ре...Зачем переписываю...

Проклятие Древнего Ханаана. Гитлер - создатель государства Израиль

Проклятие Древнего Ханаана. Гитлер - создатель государства Израиль

Но все на той же крови замешаны и его бонзы по тайным учреждениям — СС, СД и армейской разведке: Гиммлер, Гейдрих и Канарис [36] (с. 118–119 и 150).

Знали ли шефы разведок что-либо друг о друге в области все той же злосчастной «пятой графы»?

О Гейдрихе и Канарисе:

«Оба шефа секретных служб знали, что каждый из них хранит досье о еврейском происхождении другого в несгораемом шкафу» [36] (с. 150).

«Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС. Один из его прямых предков — Геттингер — был евреем. Бабка Агаты Кине, матери Гиммлера, была еврейкой» [93] (с. 81).

Но и в правительстве третьего рейха наблюдается преобладание все той же национальности над немцами, казалось бы утвердившими исключительно свою власть в Германии:

«…умер дряхлый президент Гинденбург, и у рычагов власти в Берлине не осталось ни одного человека, который не имел бы примеси еврейской крови» [36] (с. 120).

Среди них:

«…Рудольф Гесс, сын английской еврейки…) [36] (с. 174).

«…именно через мать он был связан дальним родством с Уинстоном Черчиллем» [93] (с. 81).

Так что оба диктатора имели неплохие контакты через Гесса. Вот почему именно его полет в Англию как нельзя более понятен и естественен.

Но ведь даже сам диктатор фашистской Испании генерал Франко был ягодой все с того же поля [36] (с.

172).

Точно таких же кровей были обласканные вниманием фюрера:

комиссар юстиции Франк [36] (с. 127–128);

генерал-фельдмаршал Люфтваффе Эрхард Мильх [93] (с. 80).

«…только среди высокопоставленных офицеров и генералов Вермахта 77 было “мишлинге”, которым Гитлер лично выдал удостоверения о чисто арийском происхождении… В целом же в Вермахте насчитывалось 150 тыс. “мишлинге”» [233] (c. 293).

Но и это еще не все. Ведь даже самый главный антисемит Германии, гауптшарфюрер СД, Адольф Эйхман, принадлежал к той же национальности, с которой имитировал видимость непримиримой борьбы [36] (с. 131):

«Сотрудник отдела IV Б4 (еврейские дела)… Характер — близкий к нордическому. Внешность… “Товарищи по СС удивлялись, как это еврей Эйхман с ярко выраженным семитским носом попал в их круг: «У него посреди рожи торчит ключ от синагоги». Именно ему было поручено вести дела по решению еврейского вопроса”» [231] (с. 207).

Причем, полное непонимание нами вскрытого теперь присутствия евреев на самых высоких должностях третьего рейха самими евреями доходит просто до анекдотичности: 13 апреля 1960 года в Буэнос-Айресе при аресте Адольфа Эйхмана агенты “Моссада” были потрясены, когда услышали из уст последнего на своем родимом наречии молитву:

«Услышь, о Израиль, всевышний наш б-г!» [151] (с. 174).

И такое из уст главного антисемита фашистской Германии…

Но это никакой случайностью вовсе не являлось. Ведь в годы Великой Отечественной войны десятки тысяч евреев сражались на стороне Гитлера против нашей страны. Только в советском плену официально насчитывалось 10 173 (десять тысяч сто семьдесят три) еврея.

«В вермахте служили 8 генерал-лейтенантов, 5 генерал-майоров, а 23 полковника-еврея находились на самых ответственных командных постах. И это не считая ближайших соратников Гитлера в высшем руководстве» [152] (с. 148).

А ведь в данном вопросе:

«Не чист был и сам глава СС Гиммлера: “Юлиус Штрайхер. Как! Неужели и он! Профессиональный антисемит и расист. Стоя перед виселицей он воскликнул: «Пурим 1946 года — и к б-гу»… На ящике, в который уложили труп Штрайхера, было написано имя «Абрахам Гольдберг»”» [231] (с. 208).

Все ту же национальную принадлежность имел и:

«Финансовый диктатор Германии еврей Вальтер Ратенау…» (там же).

«Столь же характерным было положение дел и в “лучшей половине” III рейха. Самой известной фигурой в женской части нацистского пантеона была Магда Геббельс (Ее “настоящее” немецкое имя — Иоханна Мария Магдалина Беренд), сыгравшая роль “матери нации”. История Магды вообще очень символична для гитлеровской Германии. Магда родилась от связи столичной проститутки и берлинского бизнесмена, владельца кожевенного завода — еврея Рихарда Фридлендера» [93] (с. 83).

«Магда стала первой женщиной III Рейха, матроной нации. В День Матери именно она, еврейская женщина, достигшая в окружении еврейских мужчин высот власти, награждала арийских многодетных женщин крестом “За материнство”» [93] (с. 86).

Но и более близкое окружение Гитлера относилось своей национальностью все к той же категории неарийцев, связь с которыми людям нордической расы в рейхе была строжайше запрещена. Мало того, признано было целесообразным вменить в обязанность остающимся здесь лицам этой национальности на свою верхнюю одежду нашивать желтую звезду.

К этой народности принадлежали:

личный фотограф Гитлера — Гофман [36] (с. 137);

личный врач Гитлера — Морелль [36] (с. 137–138);

любовница Гитлера — Ева Браун [36] (с. 135).

Так что окружение Гитлера никаких таких особо арийских корней не имело и в помине.

Но откуда взялась эта странная для его еврейского окружения вдруг объявившаяся международной политика, поддерживающая выселение евреев из страны победившего фашистского социализма?

Просто Гитлер получил задание, которое и выполнял вполне добросовестно.

А ведь еще Теодор Герцль планировал это странное взаимодействие сионистов с их видимыми врагами:

«Антисемиты станут нашими самыми надежными друзьями, антисемитские страны — нашими союзниками» [261]; [99] (с. 155).

Но как раскрутить маховик по возвращению в Древний Ханаан некой общности, исповедующей древнюю религию этой некогда негритянской страны, впоследствии перемешанной с захватившими ее белыми израильтянами, исповедующей культ б-га нечистот и нечистой силы — Ваал-Фегора (Ваала-Перуна)?

«…война, страдания и смерть простых евреев, антисемитизм нужны были сионистам для того, чтобы евреи, спасаясь от гонений поехали в Израиль» [112] (с. 185).

«Жертвы был необходимы: они должны были напугать европейское (и косвенно все мировое) еврейство до такой степени, чтобы жившие очень неплохо евреи Германии, Австрии, Испании, Польши, Чехии решились оставить новый Египет (Европу) и отправиться в землю обетованную (Палестину), которую, кстати, еще нужно было получить, — то есть завоевать» [92] (с. 404).

А потому операция по выселению евреев Европы в Палестину началась, как и все подобные мероприятия, достаточно «обыденно» — с провокации. В Париже никому не известный польский еврей семнадцатилетний Гершель Грюншпан застрелил немецкого дипломата, третьего секретаря посольства Германии, — Эрнста фон Рата. Естественно, в ответ запылали синагоги в Германии. Так была организована “хрустальная ночь”.

Это убийство было тщательно спланированной акцией, — подобно выстрелу в Сараево, оно стало сигналом к действию. На которое сионисты ответили весьма своеобразно. Вот что на эту тему сообщал венгерский раввин В. Швейц в 1939 году:

«Расистские законы которые ныне применяются против евреев, могут оказаться и мучительными, и гибельными для тысяч и тысяч евреев, но все еврейство в целом они очистят, разбудят и омолодят» [99] (с. 155).

И эта затея с переселением восвояси туземного населения Палестины, в исполнении всех в этой войне якобы враждующих между собою стран, читается достаточно отчетливо:

«Проводя политику депортации (но ни в коем случае не уничтожения, которому подверглись преимущественно слабые и больные, а также восточно-европейские иудеи в ходе войны) жидов из Германии, Гитлер объективно содействовал планам сионистов по созданию государства Израиль…

С 1935 года начинается эмиграция иудеев. При этом для усиления эмиграции нацисты тесно сотрудничали с сионистскими организациями, поскольку интересы сторон в этом вопросе были в значительной степени схожи» [134] (с. 78–79).

«…до определенной поры антисемитские акции носили пропагандистский и экономический характер (например, бойкот магазинов) и не касались религиозной жизни иудеев. Вплоть до начала войны евреи сохраняли права немецких подданных и имели возможность для создания своих общественных организаций и учебных заведений» [145] (с. 28).

«Всячески приветствовалась эмиграция евреев в Палестину… Пытаясь разрешить проблему еврейской эмиграции, нацисты поощряли деятельность сионистских организаций» [144] (с. 137).

А в особенности тех, которые имели своей целью переселение еврейской диаспоры в Древний Ханаан. Вот их наименования:

“Сионистское объединение Германии”, “Организация государственных сионистов”, “Мизрахи”, немецкое отделение международного союза “Agudas Jisroel” [146] (с. 108–110).

Так что работа по созданию государства Израиль велась с двух сторон очень активно. И вот каковы цифры этого изначально чисто переселенческого предприятия:

«Перед войной 300 тыс. евреев из 500 тыс. проживающих в Германии как по команде выехали в другие страны» [115] (с. 181).

Но и в Польше эта команда была также кем-то отдана. А потому:

«…в ноябре 1938 года польское правительство лишило гражданства несколько десятков тысяч польских евреев» (там же).

Так что и отсюда, кому следовало срочно покинуть эту страну, за год, остававшийся до начало планируемой аннексии этой страны нацистской Германией, вполне успели это сделать достаточно безбедно.

А ведь и Сталин уже теперь своих евреев начал отправлять эшелонами также еще до начала войны. В чем и преуспел:

«…вот что сообщил в декабре 1942 года Давид Бергельсон, секретарь Еврейского антифашистского комитета, выражая искреннюю благодарность Советскому правительству и Всероссийской Коммунистической партии большевиков: “Благодаря эвакуации было спасено абсолютное большинство евреев, живших на Украине, в Белоруссии, Латвии и Литве”… из областей, которым грозила оккупация, советскими властями было эвакуировано 3,5 млн. евреев (Цит. по: [262] (с. 156). Архивные данные, которые в своем исследовании приводит Вальтер Зеннинг, констатируют: никак не менее 80% евреев было эвакуировано из западных территорий СССР в самые первые дни войны (W. Sanning. Die Auflusung. Grabert, 1983)» [93] (с. 99).

Так что и из СССР, как из Польши и Германии до этого, евреи были вовремя эвакуированы. Понятно, не все. Так каково же расчетное количество оставшихся в оккупации евреев, которое могло бы чисто теоретически быть подвергнуто насилию со стороны германского фашизма?

И это все притом, что:

«Квотами на отправку евреев в концлагеря и т.д. распоряжались так называемые “юденраты” — советы из еврейских старейшин, которые определяли, кому из евреев жить, а кому — погибнуть. Они провели своего рода селекцию… немецкими руками “обрезая сухие сучья”…» [109] (с. 30).

Ближайшее окружение Гитлера, что и понятно, в число этих «сучьев», как общеизвестно, не только не попало, но и попасть не могло. Ведь шутка ли: из этой национальности, что теперь выясняется, просто состояло высшее руководство германского рейха!

Но и не только руководство. Вот что свидетельствует на эту тему историк из Кембриджского университета Брайан Марк Ригг. На основе службы своей в американской армии и добровольцем в армии Израиля он написал книгу «Еврейские солдаты Гитлера»:

«На основании проведенного им большого исследования он пришел к шокирующим выводам о том, что в армии Третьего рейха служило 150 000 военных, которые классифицировались нацистами как евреи и полукровки» [223] (с. 207).

Сегодня, когда миф холокоста затмил нам всякое видение тогда происходящего, такое шокирует. Однако ж и по тыловым учреждениям евреи во времена якобы на них гонений были не слишком-то и в числе гонимых. Но наоборот:

«Ригг пишет, что евреи также служили в полиции и силах безопасности… и в качестве охраны в концентрационных лагерях…

Ригг собрал тысячи страниц документов и устных свидетельств показаний на видео, подтверждающих его выводы» [223] (с. 208).

А вот какими мерами производилось насильственное выселение в Палестину народа Хаима Вейцмана. Гауптшарфюрер СД Адольф Эйхман дает письменное заверение представителю организации еврейской самообороны Файвелу Палкесу:

«На имперское представительство евреев в Германии будет оказано давление, чтобы оно заставляло эмигрирующих из Германии евреев ехать только в Палестину, а не в какую-либо другую страну. Эта мера целиком в германских интересах и уже готовится с помощью мер, принимаемых гестапо» [36] (с. 134).

Вот какое ведомство напрямую занималось заселением Палестины туземным населением этой местности.

«…нацисты хотели только отделаться от евреев, депортировать их — но это было непросто» [91] (с. 91).

«“Гестапо делало в те дни все, чтобы помочь эмиграции, особенно в Палестину. Мы часто получали от них разнообразную помощь”. Так писал Ганс Фридантель, глава сионистской федерации Германии [265]. О сотрудничестве нацистов и сионистов написано уже не мало, но, конечно, еще далеко не все. В бывшем Особом архиве СССР есть фонд 1190. В нем есть опись №1 за 1915–1940-е годы. В ней есть папка №375 — о контактах еврейских организаций с Гитлером. Смотрите и ужасайтесь!» [99] (с. 153).

«Газета СС “Дас шварце корпс” открыто писала, словно какой-нибудь сионистский листок: “Недалеко то время, когда Палестина снова сможет принять своих потерянных более тысячи лет назад сыновей. Мы шлем им наши лучшие пожелания”» [36] (с. 143–144).

Но вот незадача, несмотря на все усилия обеих сторон:

«…немецкие евреи не ехали на Ближний Восток косяком, как того желали и сионисты, и национал-социалисты» [36] (с. 143–144).

«Всего с 1933 по 1938 эмигрировало из Германии только 137 тыс. евреев. Эти медленные темпы сердили нацистов, желавших быстро отделаться от евреев. Эвианская конференция должна была помочь решить проблему: найти новое место жительства для немецких и австрийских евреев.

Возможность договориться была: Германия согласилась не гнать 200 тысяч старых евреев, а прочие страны готовы были принять около полумиллиона человек в течение трех-четырех лет, из них США — сто тысяч, Бразилия — сорок тысяч, Доминиканская республика — сто тысяч и т.д.» [91] (с. 91).

Но такое простое разрешение искусственно раздутого конфликта совершенно не устраивало его заказчиков:

«…сионисты срывали все планы эмиграции евреев — план Рабли и другие. Будущий мининдел Израиля Моше Шарет (Черток) сказал на заседании сионистского руководства 12 ноября 1938 года, через два дня после “Хрустальной ночи”, массового погрома евреев в Германии: Еврейское Агентство не должно быть соучастником эмиграции евреев в другие страны. Ицхак Гринбойм, “министр по делам спасения евреев”, выразился еще круче: “Нужно сорвать организованную эмиграцию из Германии и начать открытую войну против Германии, НЕ ЗАДУМЫВАЯСЬ О СУДЬБЕ НЕМЕЦКИХ ЕВРЕЕВ. КОНЕЧНО, ЕВРЕИ ГЕРМАНИИ ЗАПЛАТЯТ ЗА ЭТО, НО ЧТО ПОДЕЛАЕШЬ” [91] (с. 91–92).

То есть для создания агрессивного центра планируемой глобализации, что и представляет собой сегодня государство Израиль, организаторы совершенно и не собирались жалеть многочисленных жизней своих кровных братьев и единоверцев.

«Сионисты срывали все попытки спасения евреев вне Палестины. Народы мира хотели спасти евреев, но не на руинах палестинских деревень, не путем геноцида палестинцев. Это не устраивало сионистов. Они сорвали план поселения беженцев на острове Минданао на Филиппинах, пробитый президентом Рузвельтом, после поселения в Британской Гвиане, в Австралии. Когда Чемберлен предложил дать убежище и возможность поселиться еврейским беженцам в Танганьике (ныне Танзания в Восточной Африке), лидер сионистов Америки Стивен Вайз воскликнул: “ПУСТЬ ЛУЧШЕ ПОГИБНУТ МОИ БРАТЬЯ ЕВРЕИ ГЕРМАНИИ, ЧЕМ ЖИВУТ В БЫВШИХ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЯХ”...

Но и в дальнейшем, пишет Шабтай (Саббатай) Бейт Цви, сионисты с жестокостью относились к еврейскому народу. Так, в апреле 1942 года, когда вести об уничтожении евреев уже разнеслись по миру, “министр иностранных дел” сионистского движения заявил: не следует заниматься спасением евреев, если они не иммигрируют в Палестину. В то же время Хаим Вейцман выразил радость, что так и не нашлось убежища для евреев» [91] (с. 92).

И его радость вовсе не осталась одинокой среди руководства утверждающегося глобалистского движения:

«Глава сионистов Америки Стивен Вайз прекратил даже отправку продовольственных посылок евреям, умиравшим от голода в гетто Польши.

Бейт Цви подробно обсуждает предложение правителя Доминиканской республики Трухильо — принять сотню тысяч еврейских беженцев… И тут сионисты взялись за срыв этого предложения. Только несколько десятков семей добрались до Санто-Доминго и уцелели. Путь другим был прегражден всеми силами сионистской организации: финансисты не давали денег, моралисты предупреждали, что в Санто-Доминго притесняют черных, пуристы писали, что там неизбежны смешанные браки. К 1943 году Хаим Вейцман смог с удовлетворением сказать, что этот план похоронен.

Одна из самых кошмарных историй… связана с кораблями “Патрия” и “Струма”…

На борту “Патрии” было без малого две тысячи беженцев, в основном евреев из Чехословакии и Германии, она стояла в Хайфском порту в ноябре 1940 г. перед отправкой на остров Маврикий. Англия, суверен Палестины, не могла впустить такое количество нелегальных иммигрантов вопреки воле народа Палестины, но не хотела и погибели евреев — поэтому она решила депортировать беженцев на остров в Индийском океане до конца войны. Но командование “Хаганы”, нелегальной еврейской организации боевиков, впоследствии израильской армии, решило сорвать высылку, а для этого — произвести взрыв на борту “Патрии”. Решение было одобрено “министром иностранных дел” еврейской общины Палестины Чертоком-Шаретом, отвечал за исполнение Шаул Авигур, впоследствии один из руководителей израильской разведки. Меир Мардор подложил мину в днище корабля, и она взорвалась около девяти часов утра. Судно потонуло в течение 10–15 минут и с ним 250 беженцев.

Если бы не ряд случайных факторов, жертв было бы еще больше — “Хагана” хотела взорвать куда большую мину, но порт охранялся, и большую мину не смогли доставить к борту “Патрии”. Не удалось им подорвать мину и глубокой ночью — иначе, наверно, и уцелевших бы не было. “Из соображений национальной солидарности противники этой акции молчали”» [91] (с. 93).

Вот в чем выражается эта солидарность в среде адептов данной религиозной общности! И молчали они:

«…даже когда сионисты пытались свалить вину на… англичан, самоотверженно спасавших пассажиров “Патрии”» [91] (с. 93).

Такой вот «валютой» они платили своим благодетелям за спасение их единокровных единоверцев!

Но и другой из вышеуказанных кораблей, похоже, был утоплен вместе с людьми, судя по всему, все той же организацией:

«Точная судьба “Струмы” неизвестна, потому что уцелел только один человек…» [91] (с. 93).

Однако же:

«…и тут диверсия весьма вероятна» [91] (с. 93).

И при всем при этом. Сионистское руководство отнеслось спокойно к гибели беженцев:

«Их жертва не напрасна», — сказал Элиягу Голомб…

Что касается евреев Польши:

«Во время переговоров перед подписанием пакта Риббентроп предложил Молотову репатреировать в СССР три миллиона польских евреев. В ответ — гробовое молчание. Вопрос о польских евреях был выделен для последующего обсуждения. Но к этому вопросу правительство СССР впоследствии не возвращалось» [93] (с. 246).

И вот по какой причине:

«Когда Молотов доложил Сталину о предложении немцев, Сталин произнес лишь два слова: “Надо обдумать”, — и не дал никакого ответа. Только на следующий день, вызвав Молотова, он кратко сказал ему: “Предложение Риббентропа не подходит. Нет расчета. Молчи…”

Сталин, без сомнения, был хорошо осведомлен об антиеврейских настроениях широких народных масс в СССР и трезво учел, что появление трех миллионов евреев, привыкших в Польше к условиям жизни, весьма далеким от реалий СССР, неизбежно вызовет конфликты, которые не принесут советским властям никакой пользы. А кроме того, польские евреи, оставшись в пределах оккупированной Польши, были своего рода гарантом усиления антинемецких настроений в США, где большинство польских евреев имели родственников. Это тоже было на руку Советской власти. Но самое главное заключалось в ином. Польские евреи нужны были для другого — определенной части польских ашкенази предстояло погибнуть, сыграть роль “сухой ветви”, отсеченной самим мировым еврейством. Остальным было суждено впоследствии эмигрировать в Палестину, что благополучно и произошло после войны, — естественно, с помощью американцев: эмиграция евреев в землю обетованную происходила через лагеря “ди-пи” американской оккупационной зоны.

Итак, самая главная причина заключалась именно в этом. Сталин не просто медлил… Сталин получил соответствующие “рекомендации” по данному вопросу. Советская власть, всемерно спасая своих, советских евреев, отказалась спасать польских евреев, которым синагога уготовала благородную миссию — в глазах всего мира стать жертвой “холокоста” — и очень весомым доводом в плане создания иудейского государства — Израиля. Что, как известно, и произошло» [93] (с. 246).

Это совершенно однозначно указывает на:

«…кредо сионизма: пусть лучше евреи погибнут, если уж нельзя их привезти в Израиль» [91] (с. 94).

Была также предпринята попытка:

«…ортодоксального еврейства Америки в октябре 1943 года повлиять на президента Рузвельта и на Вашингтон, чтобы добиться помощи и спасти гибнущих евреев Европы. Эта попытка была сорвана сионистами…» [91] (с. 94).

Вот в чем причина всех последующих на них гонений. Ведь даже газовые камеры Освенцима заработали на полную мощь именно в тот самый момент, когда сионисты дали Гитлеру отмашку на массовые казни евреев Европы!

Обе договорившиеся о создании государства евреев стороны к судьбам самого выселяемого из Германии народа оставались совершенно равнодушны. Мало того — именно они способствовали его массовому уничтожению!

Зачем?

Для раздувания мифа холокоста. А потому именно:

«Сионисты саботировали усилия всех западных стран спасти евреев из нацистской Германии: пусть лучше они сгинут в Дахау, чем уедут в любую страну, кроме (будущего) Израиля…» [91] (с. 91).

Так ведь и сами газовые камеры, что самое удивительное, снабжали газом они же:

«Немецкая компания I.G.Farben, которая участвовала в производстве газа для Освенцима, проводила вместе с нацистским врачом Менгеле эксперименты на заключенных и была, что называется “хребтом немецкой военной машины”, принадлежала крупным банкирам. Вплоть до 1938 года известный еврейский банковский магнат Макс Варбург был там директором. Попутно отметим, что Макс Варбург был зятем банкира Якоба Шиффа, финансировавшего революции в России» [112] (с. 169).

Так что вновь видим еврейских банкиров, подготовивших несколько революций в России, рука об руку с нацистскими военными преступниками. Причем, занятых одним и тем же ремеслом: массовым истреблением людей.

А обороты этой еврейской компании в Германии просто шокируют:

«Farben производила 95% всех немецких отравляющих газов, которые использовались в концентрационных лагерях» [112] (с. 170).

Но не только еврейские банкиры обнаруживаются «при делах» здесь — в руководстве компании, вырабатывающей газ для массовых убийств людей. В организаторах этих преступлений, как выясняется, числится и сама финансовая власть США:

«С компанией был связан, ни больше не меньше, как Федеральный резервный банк Нью-Йорка» [112] (с. 171).

Однако ж цель, как они считают, оправдывает средства. Потому к евреям, упорно не желающим заселять Израиль, со стороны своих же — сионистов — и были применены более чем суровые меры:

«…сионистскому движению спасать евреев было ни к чему — если они не ехали в Палестину…» [91] (с. 87).

Но не слишком-то и стремились они с выездом исключительно по достаточно давно всем известной причине: «Зачем мне ехать в Израиль? Ведь там живут одни только евреи!»

Потому и требовалось на них как следует надавить. И, очень возможно, именно здесь кроется устроенное англичанами совершенно искусственное ограничение на въезд. Ведь только лишь когда кого-то куда-то не пускают, даже жесточайшим образом грозя убийствами в массовом порядке, тогда и появляется желание в свое спасительное от европейских националистов логово все же каким-либо образом через все кордоны просочиться. Потому британцы, прикрываясь мифом о некоей своей якобы зависимости от поставок арабской нефти, начинают им выстраивать препятствия на пути в заветную Палестину, создавая тем нездоровый ажиотаж. Вот потому это чисто искусственное противостояние и стало выглядеть следующим образом:

«…после изучения фактов мы можем констатировать, что на палестинском фронте Гитлер, Гейдрих и Эйхман стояли плечом к плечу с сионистами, а Чемберлен, Черчилль и позже Бевин — плечом к плечу с арабами, поставщиками нефти» [36] (с. 158).

То же прослеживается и по документам Нюрнберга:

«Между серединой сентября и серединой октября 1944 года Гиммлер издал приказ, которым запрещалась ликвидация евреев» [79] (с. 419).

Так что в газовых камерах, в массовом порядке, уничтожались вовсе не евреи. Ведь их уничтожение было поставлено под запрет вторым лицом в рейхе!

Что сегодня и обнаруживается с полной непредвзятостью:

«Касательно газовых камер, — пишет один из основателей научного ревизионизма Поль Рассинье, — никогда руководство Третьего Рейха не отдавало приказа об уничтожении жидов этим или каким-либо другим способом» [134] (с. 297–298).

Таким образом, палачам концлагерей можно было продолжать плановые массовые убийства кого угодно, кроме оказавшихся за колючей проволокой евреев, истребление которых стало строжайше запрещено. То есть распределив роли, когда одна из якобы противостоящих друг другу сторон была объявлена добренькой, а другая злой, и была произведена попытка возвращения евреев в Палестину. Зачем? Для возможности восстановления храма, где мировая олигархия банкиров намеревалась возвести на мировой трон своего лидера, который, после проведения глобализации населения планеты, должен был сыграть роль антихриста и увенчать завоевание земли кучкой финансовых тузов воцарением своего лидера над поверженным миром. Второй целью подготавливаемой программы действий должно было стать тотальное уничтожение народа богоносца, лишь единственного имеющего способность этим планам осуществлению как-либо помешать.

Но как же быть с уничтоженными пусть и не миллионами, но все же сотнями тысяч евреев?

Тут, судя по всему, производилась какая-то оставшаяся за кадром расовая зачистка: подлежащие к переселению евреи либо были в самое первое время выпровожены из Германии, либо занимали самые высочайшие в этой стране посты. То же и у нас: предназначенные к переселению в южные края жители белорусских и малорусских местечек еще за две недели до начала войны стали в массовом порядке переправляться к месту ведения ими «боевых» действий — на Ташкентский фронт. Предназначенные же к истреблению люди этой же породы, считающиеся своими соплеменниками не такими расово достойными, были оставлены немцам для истребления. Потому жалости с их стороны к оставленным на убой не прослеживается и в самом своем зародыше.

Кем являются эти несчастные: хазарами, хурритами, аморреями?

Пока не совсем ясно. Однако ж механика отбора прослеживается совершенно однозначно:

«Из аргументов, опровергающих холокост, можно, в частности, отметить следующее:

1. Демография: общемировая численность иудеев с 1938 по 1948 гг. практически не изменилась. В то же время, уничтожение 6 млн. иудеев в годы войны (6 млн. из 14–17 млн. — это порядка 40%) неизбежно привело бы к резкому уменьшению этой численности).

2. Если бы руководство Третьего Рейха действительно хотело уничтожить иудеев, то ему следовало бы заняться этим еще до начала войны: до октября 1941 года, когда вышло распоряжение о прекращении эмиграции, из Германии выехало две трети иудеев, а среди оставшихся уже к 1939 году более половины было старше 65 лет. Такая же ситуация наблюдалась в Австрии и протекторате Богемии и Моравии.

Вообще, гитлеровское руководство приложило настолько много усилий по депортации иудеев, что трудно понять, как это может сочетаться с планом тотального уничтожения жидов. Ибо какой смысл вывозить (т.е. фактически спасать!) одних, чтобы потом планомерно уничтожать оставшихся?» [134] (с. 298–299).

Так что, поставив к реально умерщвленной немцами цифре нолик и доведя мифологизацию холокоста до 6-ти млн., к использованию созданной ими шумихи заказчики ее приступили ничтоже сумняшеся и под благовидным предлогом — защитой якобы пострадавшей более всех иных в этой войне нации. Причем для решения этой на первый взгляд просто невозможной задачи, по провозглашению зачинщиков мучениками, были привлечены вообще все в тот момент существовавшие стороны. Одни признали себя виновными, на самом деле являясь спасителями для раздувшей войну стороны, другие, пытаясь отвратить возможность нанесения противоборствующей стороной ядерного удара, первыми признают самопровозглашенное агрессивное государство народа агрессора, вооружив его по последнему слову техники тех времен, а третьи предлагают свое покровительство и финансовую помощь и в дальнейшем.

И вот на какой почве взошло это агрессивное государство, устроенное международными еврейскими банкирами с целью захвата власти в мире:

«Квадратуру круга решили американские евреи. “Верхушка этой супербогатой, влиятельной, мощной общины качает деньги из швейцарцев, немцев и американцев, правит Америкой и миром, способствует преступлениям против человечности в Израиле, определяет курс доллара и в то же время поддерживает свой имидж несчастных, обиженных, гонимых с помощью одного простого, но эффективного средства — пропагандистской машины холокоста”.

Так пишет Норманн Финкельштейн, американский еврейский ученый и диссидент, профессор Нью-Йоркского университета. Он выпустил на днях небольшую книжку “Индустрия холокоста”, раскрывающую глаза на некоторые стороны этого гениального еврейского изобретения. Финкельштейн доказывает, что до 1967 года никто в мире не интересовался гибелью евреев в дни Второй мировой войны. Менее всех интересовались американские евреи, которые и об Израиле не думали. С 1945 по 1947 год в Америке вышло лишь две книги о гибели евреев, причем и они прошли не замеченные общественностью.

В 1967 году Израиль одержал блестящую победу над своими соседями. Американцы заметили успехи молодого хищника и сделали его союзником. Только после этого американские евреи стали раскручивать пропагандистский аппарат холокоста. С его помощью они защищали и оправдывали нарушения прав человека на оккупированных Израилем территориях. Чем больше палестинцев Газы погибало от израильского оружия, тем громче кричали американские евреи о нацистских газовых камерах. Израиль и холокост стали столпами новой еврейской религии в США, подменившей собой обветшавший Ветхий Завет.

С тех пор процесс пошел: выросло богатство американских евреев и их влияние в госаппарате и прессе США. 30% самых богатых людей Америки, 30% министров и банкиров, 20% профессоров университетов, 50% ведущих юристов — евреи. Евреям принадлежит около половины капиталов Уолл-стрита. Легенда о вечно гонимом народе и о страшном холокосте стала необходима — не только для защиты Израиля от осуждения мировой общественностью, но и для защиты еврейских богатеев и олигархов от критики» [91] (с. 82).

«Так, известный израильский публицист Арии Шавит писал с горькой иронией (в газете “Гаарец” после убийства ста беженцев в деревне Канна в Ливане в 1996 году): “Мы можем убивать безнаказанно, потому что на нашей стороне музей холокоста”» [91] (с. 83).

Так возникло государство Израиль, торжествующее сегодня над миром.

Но не только фашисты, что выясняется, оказали свою благосклонность при выселении сюда евреев. Самым первым правозащитником этой страны, как это ни странно, становится Сталин:

«СССР был первой страной, официально признавшей незаконно возникшее на арабской территории сионистское государство… По указанию Сталина на помощь Израилю через Чехословакию было направлено оружие» [133] (с. 344).

Так что очень зря бытует утверждение, что Сталин якобы являлся антисемитом. Ведь именно он первым дает добро на существование их самопровозглашенного государства.

Но и сама развязавшая Великую Отечественную войну сторона, что нами разобрано, вовсе не имела никогда какой-либо антисемитской подоплеки в своих действиях. Но совсем наоборот. Что более чем заметно уже и сегодня, когда проигравшая войну сторона вновь требует реванша:

«Сейчас опять фашизм поднимает голову. И то, что его организации финансируются хазарскими банкирами, такими как Сорос, является лучшим подтверждением этого альянса» [223] (с. 209).

Библиографию см.: СЛОВО.Серия 6. Кн. 1. Проклятьем заклейменный

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх