Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

«Святая легенда» и «конченые мрази». Почему власть цепляется за советские мифы о войне

«Святая легенда» и «конченые мрази». Почему власть цепляется за советские мифы о войне

 

Министр культуры Владимир Мединский объявил миф о 28 панфиловцах краеугольным камнем истории Великой Отечественной войны: «Даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего – это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые».

«Святая легенда» и «конченые мрази». Почему власть цепляется за советские мифы о войне

Слова Мединского при всей их анекдотичности вполне отражают отношение нынешней власти к исторической науке и в особенности к истории Великой Отечественной войны: история давно превратилась из науки в орудие патриотической пропаганды.

Настоящие подвиги против вымышленных

Реальная история боя 28 панфиловцев восстановлена уже давно. Расследование Главной военной прокуратуры в 1948 году обнаружило, что никаких 28 героев не существовало в природе.

Еще в августе 1942 года Военная прокуратура Калининского фронта, ведя проверку заявлений бойцов, претендовавших на получение звезд Героев за бой у разъезда Дубосеково, выяснила: во время боя 16 ноября 1941 года 1075-й стрелковый полк «понес большие потери и отошел на новый оборонительный рубеж», за что командир полка Капров и военком Мухомедьяров были отстранены от должностей. «О подвиге 28 ни в ходе боев, ни непосредственно после боя никто не знал, и среди масс они не популяризировались», – говорится в отчете.

Позже, во время расследования, начатого уже Главной военной прокуратурой, командир 1075-го стрелкового полка полковник Илья Васильевич Капров показал: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было – это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски.

Из роты погибло свыше ста человек, а не 28, как об этом писали в газетах».

Вывод прокуратуры был однозначен: «Материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора “Красной звезды” Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого. Этот вымысел был повторен в произведениях писателей Н. Тихонова, В. Ставского, А. Бека, Н. Кузнецова, В. Липко, М. Светлова и других и широко популяризировался среди населения Советского Союза».

Что же было на самом деле?

Был негромкий солдатский подвиг сотен и тысяч солдат и командиров 318-й стрелковой дивизии, отдавших жизнь за Родину в начисто проигранном советскими войсками бою у разъезда Дубосеково и на других участках фронта на подступах к Москве. Такие бои были совершенно обычным делом для вермахта в 1941–1942 годах. Поэтому бой у Дубосеково не нашел никакого отражения в немецких документах. Я уже говорил, что настоящие подвиги советских солдат, как, например, вполне реальный подвиг советских танкистов у города Рассеняй в июне 41-го, в немецких документах, как правило, зафиксированы. Но в России предпочитают тиражировать и популяризировать не его, а героический миф о 28 героях-панфиловцах, будто бы уничтоживших 18 немецких танков.

Настоящие подвиги, как правило, зафиксированы, но в России предпочитают тиражировать миф

С точки зрения Владимира Мединского, очевидно, и полковник Илья Капров, и комиссар Ахмеджан Мухамедьяров, и главный военный прокурор СССР Николай Афанасьев, проводивший расследование, – «мрази конченые», поскольку они разрушили «святую легенду». В июне 2015 года директор Госархива России Сергей Мироненко опубликовал фотокопию дела с материалами этого расследования. А уже в марте 2016 года он лишился своего поста. Многие восприняли это как репрессии за попытку сказать правду о 28 героях-панфиловцах.

Героическая война против настоящей

Почему же российская власть так упорно цепляется за мифическую историю Великой Отечественной советского образца, причем ближе к сталинскому его варианту? Потому, что победа в Великой Отечественной войне в ее глазах стала смыслом существования Советского Союза, наследником которого эта власть себя считает. И не только смыслом существования государства, которого уже нет, но и оправданием как экспансионистской политики современной России на постсоветском пространстве, так и существования нынешнего жесткого авторитарного режима в России.

Для этого нужна героическая, а не реальная картина войны. Поэтому, в частности, потери Красной Армии с помощью разных манипуляций занижают и делают почти равными потерям вермахта. В действительности потери советских войск погибшими и умершими многократно превышали потери германской армии. У тактики «заваливания трупами» было много причин – например, она работала на предотвращение опыта Первой мировой, когда русская армия разложилась от долгого сидения в окопах, и это сыграло важнейшую роль в революции. Сталинская тактика обеспечивала то, что дивизии на передовой не задерживались и, израсходовав личный состав, быстро отводились в тыл на переформирование. Да и в запасных частях пополнение не задерживалось, быстро и без должного обучения отправляясь на передовую.

Этим искажения в российской официальной картине Великой Отечественной войны не исчерпываются – например, в ней почти не находится места и для западных союзников. Сегодня, когда российские историки пишут об операции «Багратион» или о Ясско-Кишиневской операции, во время которых советскими войсками впервые после Сталинграда было захвачено большое количество пленных, они предпочитают не вспоминать, что эти впечатляющие успехи стали возможны потому, что в это время значительная часть германской армии, в том числе лучшие танковые дивизии, а также почти все силы люфтваффе, были брошены на отражение высадки американо-британских войск в Нормандии.

У нас предпочитают не благодарить западных союзников за помощь, а журить

Более того, если бы союзники не открыли Второй фронт во Франции в 1944 году, а перенесли бы высадку в Нормандии на июнь 45-го, то Красная Армия, возможно, была бы даже вынуждена остановить наступление примерно на тех рубежах, которые были достигнуты в мае 44-го, из-за истощения доступных людских ресурсов. На последнем этапе войны основные пополнения приходили в Красную Армию за счет освобожденных военнопленных, «остарбайтеров» и призывников с ранее оккупированных немцами территорий. Если бы в середине 1944-го немцы имели возможность использовать на Восточном фронте те дивизии сухопутной армии и силы люфтваффе, которые они бросили на борьбу с союзниками во Франции, наступление советских войск могло бы застопориться. Тогда Красная Армия в течение следующего года не смогла бы использовать для пополнения рядов ни освобожденных военнопленных, ни «остарбайтеров», ни призывников из Белоруссии, Прибалтики, Западной Украины и Молдавии.

У нас предпочитают не благодарить западных союзников за помощь, а журить за то, что не открыли второй фронт раньше – например, в 1943-м. Хотя тогда высадка союзников во Франции была невозможна по целому ряду военно-технических причин. Достаточно вспомнить, что, союзники, высадив в июле – сентябре 1943 года на Сицилии и в Южной Италии в три-четыре раза меньше войск и техники, чем в июне 44-го в Нормандии, лишь с очень большим трудом, на пределе возможностей, снабжали ее всем необходимым. Это и стало главной причиной позиционного тупика в Италии, продолжавшегося вплоть до высадки в Нормандии.

Если бы Англия и США предпочли летом 43-го вторгнуться во Францию, а не в Италию, туда пришлось бы, с учетом имевшейся германской группировки на Западе, бросить как минимум втрое больше войск. Но к тому времени на Британских островах не было необходимых запасов и транспортных судов для снабжения такой группировки – их смогли создать только к маю 44-го. Если бы высадка в Нормандии последовала в 43-м, она наверняка бы закончилась тяжелым поражением американо-британских войск. А это бы самым негативным образом сказалось бы и на стратегическом положении антигитлеровской коалиции в целом, и на событиях на советско-германском фронте.

Реальная, а не легендарная история Второй мировой войны требует не только помнить подвиг советского народа, но и воздать должное западным союзникам, без чьих усилий Советский Союз не смог бы выиграть войну. Однако в свете нынешней конфронтации России с Западом поминать вклад в общую победу США и Британской империи, с точки зрения российской власти, становится неприличным. Гораздо проще популяризировать придуманные еще в военное время легенды, вроде мифа о 28 панфиловцах, а попытки эти мифы разрушить приравнять к покушению на государственные устои.

  • Борис Соколов Историк, slon.ru 
  •  
  • Фото: 
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх