Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Запретные темы истории. На море-окияне

Запретные темы истории. На море-окияне

Уровень воды мирового океана с момента прибытия семейства Ноя (Ксисутруса) на ковчеге из допотопного мира изменялся несколько раз. Судя по всему, вода после Потопа сначала убывала: лед таял и заполнял пустоты, образовавшиеся в ту пору в морских впадинах, а потому суша постоянно увеличивалась в размерах. Но затем, когда впадины были заполнены, а лед все продолжал таять, океан вновь наступал. И с этого момента, как определяет нынешняя наука:

«Уровень мирового океана поднялся на 100–130 метров. Были затоплены огромные участки земной поверхности. Так, на дне пролива Ла-Манш обнаружено “продолжение” реки Сена, составлявшей некогда одну систему с реками Британии, а на дне Северного моря — “продолжение” Рейна. Там же, под водой Северного моря, обнаружен торф сухопутных болот и найдены изделия людей каменного века [215] (, с. 27–28).

Здесь протекает теплое течение Гольфстрим, а потому, очевидно, именно эта местность освободилась ото льда раньше многих иных. Потому именно сюда и пришли в древности люди, чьи поселения оставили свои следы. Но вся остальная Европа, исключая западные районы Испании, Португалии и Франции, которые очистились от ледника первыми, еще долго после этого была покрыта панцирем ледника.

То есть была необитаемой.

Много же позднее поток реки Океан, когда ледник отступил севернее местонахождения Москвы, направился в Балтийское море:

«По представлению Гиппарха (II в. до Р.Х.), рекой Океан ограничивался предел обитаемого мира на севере. Она текла у подножия Рифейских гор, и соединялась как с Каспийским, так и с другими морями. Марк Терренций Варрон (116–27 г. до Р.Х.) сообщает, со ссылкой на римского автора I в. до Р.Х., Корнелия Непота, об индийцах, которых при плавании по Океану пронесло мимо Каспийского моря и вынесло к Германии» [206] (с. 173).

И если как следует взглянуть на нынешнюю карту Евразии, то становится совершенно очевидным, что именно с востока на запад и могла протекать эта удивительная река. Ведь перепад высот идет именно в данном направлении, упираясь на востоке в высочайшие мировые вершины, где и находились самые несметные запасы этой теперь веками вытекающей из ледников воды, а на западе, транзитом проходя через пологие равнины России, эти воды смешивались с водами Балтики. Потому «индийцев», скорее всего славянских носителей недавно обнаруженной древнейшей в Индии цивилизации, Мохенджодаро, и вынесло аж к Германии, так как поток этот шел всегда в одном направлении.

Вот теперь, когда определили, что нынешняя береговая линия мирового когда-то сильно отличалась от нынешней, попробуем определить — как зарождалась цивилизация на территории современной России. Ну, во-первых, почему именно Дьяково городище становится первым пристанищем предков москвичей здесь — на берегах Москвы реки?

Это место, расположенное рядом с Коломенским, от Москвы реки находится на почтительном расстоянии. Собственно, само Дьяково представляет собой и по сию пору достаточно обширное поселение, изрезанное глубочайшими оврагами, на дне которого лежат огромнейшей величины и совершенно непонятного происхождения валуны. Исследован же археологами из всей этой огромной площади лишь небольшой холм, когда-то, судя по всему, представлявший собой маленький островок. То есть небольшую крепостцу, которая и была исследована археологами. Понятно, теперь это лишь крутой холм, который расположен достаточно далеко от соседства с водяной артерией, к которой должно было бы иметь прямое отношение раскопанное здесь археологами древнее городище, относящееся к V в до Р.Х. А потому следует задаться вопросом: почему именно здесь, где сегодня отсутствует связь с необходимой торговому поселению гладью судоходной реки, возник самый первый поселок на территории нынешней Москвы.

Если перенестись ко временам некогда протекающего здесь Океана, упомянутого еще древними географами, то есть к тем временам, когда уровень воды Москвы реки должен был быть выше ныне существующего на несколько десятков метров, то станет совершенно ясно, что более удобного места для устройства на территории нынешней Москвы торговой фактории и не сыскать. Ведь если это глубочайшее во всей Москве ущелье залить водой, то корабельная пристань в спокойной бухточке придется как раз на уровень некогда здесь располагавшихся домов древнего села Дьяково на высоте 145 м над уровнем мирового океана. Так что очень не зря Дьяково до самых недавних времен оставалось обжитым, и очень не зря именно в этом районе столь любили строить себе дворцы Русские Цари. Может быть, знали, что центром города когда-то являлась именно данная местность?

Похоже, ответ на поверхности: здесь, коль был когда-то центр города, поблизости просто обязаны находиться захоронения русских святых. Кстати, здесь и до сих пор имеется несколько святых источников. Значит, мы не ошибаемся. А потому именно поближе к мощам святых и святым источникам, несомненно вымоленным святыми, и принято было отстраивать загородный Царский дворец российских самодержцев.

А раз здесь имеются могилы святых, то, несомненно, жили в Дьяково в глубокой древности грамотные люди. Ведь святость достигается лишь грамотными людьми, умеющими прочесть утренние и вечерние молитвы, Псалтирь, Апостол и Евангелие. Безграмотных святой — явление крайне редкое: ведь и немой хоть и имеет возможность тоже стать святым, но как-то не часто такое можно было встретить в истории.

И вот что поведала на эту тему археология:

«Раскопки Дьякова городища, например (в южной части Москвы, у Коломенского), показали, что здесь существовало поселение уже с середины I тыс. до н.э. Племена дьяковской культуры оставили свои городища по всему бассейну реки Москвы» [219] (с. 14).

И писали эти самые «племена», а точнее, что выясняется сегодня, представители в ту пору единственного грамотного на всей планете народа, так называемыми «чертами и резами». То есть пользовались праславянской докирилловской рунической письменностью, которую и перевел на современный русский язык в конце XX века выдающийся исследователь русского слова старший научный сотрудник Отдела Всемирной истории Русского Физического Общества Геннадий Станиславович Гриневич. Помимо Фестского диска, датируемого серединой II тысячелетия до Р.Х., надписей древних индийцев III–II тысячелетия до Р.Х., этрусков (V–II вв. до Р.Х.), он перевел на русский язык рунические надписи Подмосковья. Например, грузики Троицкого городища в верховьях Москвы-реки, недалеко от Можайска, время существования которого IV в. до Р.Х. — VI в.:

Грузик №1. Вес грузика, по данным археологов, 51 г.

Лот — древняя мера веса = 12,794 г.

Если 51 г : 12,794 = 4 (3,986).

Перевод текста: «Вес 4 лота».

То есть надпись соответствует весу грузика [63] (с. 47).

Грузик №2. Вес грузика примерно 100 — 110 г.

Вес одной унции 25,894 г.

примерно = 100 — 110 (103,576) : 25,894 = 4.

Перевод текста: «Вес 4 унции».

И здесь совпадение веса с надписью [63] (с. 48).

Грузик №3. Вес грузика примерно 50 — 55 г.

Перевод текста: «Вес измеряется двумя унциями» (51,788) [63] (с. 49).

Как видите, рассмотренные тексты совпадают с весовым эквивалентом содержащимся в грузиках Троицкого городища. То есть эти самые расселившиеся здесь «племена» на самом деле представляли собой русский уже в ту пору всеобще грамотный народ. Но нам к такому мнению о себе не привыкать. Здесь стоит лишь упомянуть не так давно развенчанную версию масона Карамзина, потомка еврея Шафирова, некогда усадившего нас своими историями, как обезьян, на дерево. Бред его историй рассыпался после обнаружения в 60-е гг. XX в. берестяных грамот в Смоленске, Торжке, Пскове, Витебске, Мстиславле, Звенигороде Галицком, Великом Новгороде и Старой Русе. Их содержание говорит о том, что не только население этих городов являлось поголовно грамотным, но и работала почта, развозящая письма друг к другу простолюдинов этих городов. И это, как минимум, XI век… Но и ушедшая столетие спустя вода вскрывает такую же поголовную грамотность новых русских городов: Москвы, Твери и Старой Рязани, ставших сушею лишь где-то к середине XII в.

Так что Москвы пусть до XII в. и не существовало, но живущие в те времена здесь русские люди, в Дьяково, где и по сию пору располагаются дворцы Русских Царей, были грамотны поголовно с V в. до Р.Х., что доказал Г.С. Гриневич своими переводами.

Все то же следует сказать и о самой первой столице Древней Руси — стольном граде Киеве. Вот что сообщает о былой затопленности Русской равнины французский инженер Гильом Ловассер де Боплан (1660 г.), по поручению польского короля строивший крепости по Днепру:

«Утверждают, что в то время, когда древний Киев находился в апогее своего величия, морской пролив идущий мимо Константинополя, не был еще открыт. Есть предположение, осмелюсь даже сказать, точные доказательства тому, что равнины по другую (левую) сторону Борисфенеса, простирающиеся до самой Московии, были некогда сплошь покрыты водой; подтверждением чему служат якори, найденные несколько лет тому назад на реке Суле, в окрестностях Лохвицы, и некоторые другие указания. Кроме того, все города, которые расположены на этих равнинах, кажется, не особенно давнего происхождения и выстроены несколько сот лет тому назад. Я поинтересовался сделать разысканья в истории руссов, чтобы узнать что-либо о древности поселений в этой стране, но тщетно. Я расспрашивал лучших из их ученых, от которых только и узнал, что большие и продолжительные войны, опустошавшие страну из конца в конец, не пощадили их библиотек, которые прежде всего предавались огню; что они припоминали старинное предание, по которому море покрывало некогда все эти равнины, как мы говорили об этом, и что это было приблизительно за 2000 лет до настоящего времени; что около 900 лет назад древний Киев был совершенно разрушен, за исключением двух храмов, о которых мы уже говорили раньше. Далее, в доказательство того, что море простиралось до Московии, приводят еще один весьма солидный довод, а именно, что все развалины старинных замков и древних городов, встречаемые в этих местах, всегда находятся на возвышенных местах и на самых высоких горах, и нет ни одного, расположенного на равнине. Это обстоятельство заставляет предполагать, что в древности равнина была затоплена. Прибавьте к этому, что в некоторых из этих развалин найдены погреба, наполненные медными монетами с таким изображением (Здесь Боплан поместил изображение бронзовой монеты императора Юстиниана I — прим. переводч.). Как бы там ни было, скажу только, что вся равнина, которая простирается от Днепра до Московии и еще дальше, представляет собой страну очень низменную и песчаную, за исключением берегов реки Сулы на cевеpе, и берегов рек Ворсклы и Псла, как это можно лучше заметить на карте. Вы должны еще при этом обратить внимание, что сила течения этих рек почти незаметна, как будто бы это стоячие воды; если же вы сопоставите все эти доводы с быстрым и стремительным течением того пролива Черного моря, который, проходя мимо Константинополя, впадает затем в Белое море, то легко убедитесь в том, что эти места были некогда покрыты водой» [221] (с. 8–9).

То есть разрушен Киев был вовсе не в эпоху татаро-монголов, как нам внушали, но много ранее того — где-то в середине VIII в. Что по времени, между прочим, очень подходит под так называемую иконоборческую ересь, после прихода которой Константинополь меняет латинский язык на греческий. Навязать же ересь, понятно, возможно было лишь после того, как главный город страны окажется разрушен. А главным городом Европы тех времен и являлся, что выясняется, именно наш Киев.

Вот каково местоположение этого древнейшего в Европе города на 1660 г.:

«Этот древний город расположен на плато, на вершине горы, которая господствует, с одной стороны над всею местностью, а с другой — над Борисфеном, протекающим у подножия этой горы. Между ней и вышеназванной рекой расположен новый Киев, город, который в настоящее время довольно мало заселен, насчитывает не больше пяти-шести тысяч жителей. Он имеет форму треугольника, окружен плохим рвом, шириною в 25 футов, и деревянной стеной с башенками из того же материала. Его замок расположен на вершине горы, поднимающейся над нижним городом, но над нею высится старый Киев» [222] (с. 151).

То есть все говорит о том, что вода во времена существования старого Киева была выше нынешнего уровня Днепра на несколько десятков метров. В противном случае он бы не являлся столь удобным торговым местом, где проживали сотни тысяч лавочников и ремесленников. Так что и здесь — полная копия московского Дьяково.

«Киев (Kiow)… был когда-то одним из древнейших городов Европы, о чем все еще свидетельствуют остатки древностей, а именно: высота и ширина укреплений, глубина рвов, развалины его храмов и находящиеся в них старинные погребения нескольких королей. Из его храмов в целости сохранилось только два: Святой Софии и св. Михаила; от всех же прочих остались только развалины, как, например, от [церкви] св. Василия, от которой еще виднеются руины стен, высотой от пяти до шести футов с греческими надписями на алебастре, которым свыше 1400 лет, почти стершимся по причине своей древности [Не исключено, что Боплан принял за греческие кириллические древнерусские граффити — А. X.]. Среди развалин этих храмов находятся погребения некоторых князей Руси (Russie)» [222] (с. 149).

Боплан мог принять за греческие не только кириллические, которым, как сейчас выясняется, много больше возраста, чем на сегодня принято считать, но и надписи на наших русских рунах. Однако не в том суть. Ведь иностранец утверждает очень удивительный факт: виденные им остатки Русских храмов относятся к первым векам Христианства.

Для нас же важен тот факт, что не какой-нибудь очередной пиетист, а именно серьезный инженер, построивший в Поднепровье целый ряд важнейших по тем временам крепостей, причем, крепостей нам враждебных, утверждает, что Киев некогда имел более свободное сообщение с морями, чем теперь. Об этом говорят и древние крепости, некогда сооруженные исключительно на высоких холмах (то есть, как поясняет Боплан, на островах), и обнаруживаемые мелкие медные монеты времен Юстиниана I (VI в.), и сами размеры этого некогда портового морского города. То есть и появление пролива Босфор, судя по всему, отмечается совсем недавним временем. Русла же рек тех времен представляли собой удобные морские лагуны, как свидетельствует тот же Боплан, уходящие вглубь Русской равнины того времени.

Так что Москва с Киевом — это на самом деле очень древние города, появившиеся на Русской равнине сразу после освобождения этой местности от залегающих здесь со времен потопа льдов Гипербореи. Причем, существовали эти города на берегу какого-то огромного внутреннего водоема, который наши устные народные сказания и легенды, несмотря на попытку историй историков затереть эти устные пересказы о своей глубочайшей старине куда-нибудь подальше, упрямо именуют морем-окияном. Нижний Новгород, например, о чем имеется местное придание, когда-то находился на берегу этого самого моря-окияна. Мало того, между стенами кремля и сушей был ров с водой. Сегодня, когда вода ушла, ров залить водой просто технически невозможно, а кремль сполз к Волге и Оке и находится теперь на косогоре. Следующими ориентирами являются крепость Анакопия и Дербент — их древние фундаменты, как Дьяково и вообще все городища этой культуры на берегах Москвы реки, Нижний и Киев, находятся ровно на отметке 145 м выше уровня мирового океана. Так что половина Русской равнины и занимал наш былинный море-окиян, упирающийся в Москву на севере, Киев на западе, Нижний Новгород на востоке и Кавказ на юге.

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 2. Кн. 5. Ие Руса лим http://www.proza.ru/2017/05/10/1616

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх