Загадки истории.

2 889 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Топонимика древности

Топонимика древности

«…для нашего словесного естества нет занятия важнее, чем докапываться до первых слов Отца и узнавать свои первородные корни. Когда возвращаемся к ним, они сами в нас растут и сами поднимают наши головы к Солнцу Правды, напитывая небывалой силой.

Только так мы можем восстать великорусской дубравой: от корня к корню, и от первых слов Отца к Слову Сына… от нашего, славянорусского корнеслова пошла поросль наречий и ветви языков иных» [343] (с. 2).

«Для отыскания корней мы выбираем славенский, потому что он отец безчисленного множества языков» [343] (с. 147).

Удивительны свойства топонимики. Ведь закрепленные за ней наименования городов, рек, гор, стран, народов никогда не бывают спонтанными. Они:

«…всегда отражают не желательные, а реальные свойства и качества, территориальное или этническое происхождение, место проживания их носителей и обозначают, таким образом, особый смысл, который имели эти свойства и качества для окружающих. Прозвища могли даваться людям в разные периоды их жизни и были известны довольно ограниченному кругу людей» [293] (с. 261).

То есть исключительно их прямым потомкам. Потому на язык какого народа прозвище переводится более чем осмысленно, предком того народа поименованный данным прозвищем человек и является.

Это закон.

Так к какому же народу принадлежат действующие лица Ветхого Завета?

Нам всегда говорили, что люди эти являются евреями. Вот и рассмотрим более подробно: кто же они есть такие — библейские «евреи»?

Из наших древнейших письменных источников, сохранявшихся к началу XVIII в. и скрупулезно исследованных Татищевым, явствует, что:

«…славяне в древности в Сирии и Финикии жили, и у еврей имена славянские…» [184] (Гл. 2).

То есть не только в незапамятные эпохи, но три века назад, когда все изыскания историков уже фиксировались, были у нашего народа на памяти те древние события, когда евреи еще были русскими. А потому на страницах Священного Писания, повествующих о тех далеких временах, когда имен еще не существовало, практически у всех действующих лиц, если верить Татищеву и русским простолюдинам до революции, корни прозвищ обязаны быть исключительно нашими. Что ж, будем выяснять, так ли это.

Вот как выглядело семейство Иакова (Израиля) в те далекие времена:

«Сынов же у Иакова было двенадцать. Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, по нем Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. Сыновья Ваалы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим. Сыновья Зелфы, служанки Лииной: Гад и Асир» [Быт 35, 22–26].

И стоит лишь допустить, что именно от нашего языка происходят прозвища персонажей Ветхого Завета, чтобы древние этнонимы, на первый взгляд совершенно ни о чем не говорящие, сообщили нам о принадлежности их прежних владельцев именно к нашему славяно-русскому племени. Например:

«Едом — прозвище Исава…» [132] (с. 847).

Из повествования об этом персонаже Библии известно, что Исав легкомысленно отдал младшему брату Иакову свое первородство за еду. Потому и назван этот столь неумеренный любитель покушать: едун. И здесь стоит лишь упомянуть о переводе с нашего древнего языка книг Священного Писания на греческий, чтобы стало понятно, как прозвище Едун деформировалось в Едом: греки вместо звука У выговаривали О. И для обучения именно их грамоте, а вовсе не нас, была изобретена так называемая кириллица, где и по сию пору запечатлено столь для нас ненужное, но столь же необходимое для косноязычных греков, сочетание ОУ. Потому для подмены прозвища, данного этому неумеренному обжоре на нашем языке, вовсе не требовалось производить каких-то особых фальсификаций, а лишь перевести наш текст сначала на греческий, и только затем в обратную сторону. Так Едун и превратился в Едома.

Но как же теперь называются потомки этого неумеренного обжоры — Едуна?

Отдав наследникам своего брата Иакова-Израиля возможность вести свое происхождение от Авраама, потомство Исава повело свой род от жены Авраама — Сарры. А потому стало именоваться Сары сынами: сарацинами. Это точно копирует «тайну» происхождение народа, ведущего свою родословную от служанки Агари — агаряне.

Чему не противоречит и Никоновская летопись:

«…иже Измаильтяне глаголются и Срацини, яко от Сарры наречении от свободной, яко Агарь раба бяше Сарре…» [380] (с. 66).

И вот как чисто по-русски звучат и все иные термины, являющиеся центральными в Священном Писании, в котором запечатлены события, относящиеся к тем самым евреям, которые на тот момент были еще русскими, а не к собранному фарисеями конгломерату мутантов, приписавших принадлежность потомков Авраама исключительно себе.

Первенца в семействе Иакова (Израиля) родила нелюбимая его жена — Лия:

«Лия зачала и родила [Иакову] сына, и нарекла ему имя: Рувим…» [Быт 29, 32].

Разберем подробно элементы, составляющие корнеслов этого прозвища. Вот как удивительно осмысленно переводится заключительная часть этого топонима с нашего древнего наречия — старославянского:

«Вима возвышенное место; так называется алтарь. Скриж. с. 50» [36] (с. 77).

Кому Лия посвятила этот алтарь?

Ру!

И вот что собою представляет этот удивительный звук:

«…“Ru” на скандинавских языках означает “слава”…» [134] (с. 3).

Подробно разбираем и это понятие:

«КТО ЕСТЬ СЕЙ ЦАРЬ СЛАВЫ; ГОСПОДЬ СИЛ ТОЙ ЕСТЬ ЦАРЬ СЛАВЫ» [99] (С. 149).

«БОГ СЛАВЫ ЯВИСЯ ОТЦУ НАШЕМУ АВРААМУ…» [Деян 7, 2].

Потому имя первенца в семействе Иакова (Израиля) должно звучать так: алтарь Славы (РУ вима).

Выбору данного прозвища сопутствует фраза:

«…ЯКО ПРИЗРЕ ГОСПОДЬ НА МОЕ СМИРЕНИЕ…» [7] [Быт 29, 32].

Здесь примером ей послужила готовность Авраама на горе Мория, где впоследствии Соломоном будет возведен Иерусалимский храм, принести в жертву Богу своего единственного сына — Исаака. Закрепляет эту просто поразительнейшую точность расшифровки озвучение терминов, означающих главенствующих на небе ангелов:

«…херувимы, самые приближенные к Богу небесные силы…» [36] (с. 784).

«…изображаются они в небесной иерархии, занимая первое место в первом лике (см. Дион. Ареоп. Небесн. Иерар. гл. 5–9)» [111] (с. 638).

Произнесение звука Р в этом слове выглядит несколько затянутым, что позволяет разложить его на три производных: хер, Ру и вима.

«Херъ — “божественный, данный свыше”. Ср. нем. Herr (господин…)» [48] (с. 14).

Это определяет смысл всей фразы: главенствующий у алтаря Славы. Что полностью и соответствует месту херувимов в небесной иерархии.

Здесь же следует перевести смысл наименования и иного служителя Божьего алтаря — серафима:

«Серафимы —…Они окружают престол Господа и следовательно являются ближайшими слугами…» [36] (с. 592).

Се Ра вим(а): это Бога алтарник.

Так что в обоих случаях расшифровка значений служителей Божьего алтаря, вимы, полностью подтверждает правильность толкования прозвища первенца семейства Иакова: Ру вима — алтарь Славы.

Затем Лия родила и второго сына. И сказала: «…Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего. И нарекла ему имя: Симеон» [Быт 29, 33].

Что произносится: симион. При разбивке на составляющие: с им и он. То есть смысл фразы предельно ясен: с первым и второй.

И здесь нет и малейшей натяжки для попытки придания действительному звучанию данного термина желаемого значения в угоду попытки прочтения исключительно на нашем языке. Все дело в том, что в те древние времена, когда появлялись на свет родоначальники Израилевых колен, на нашем языке звуки записывались исключительно так, как и произносятся:

«Истинноречие — текст безлинейных рукописей, сохранившихся от первых времен Русской Церкви, представляет собою в рукописях до XVI в. истинную, правильную речь, то есть текст писался так же, как слышался и в произношении» [36] (с. 999).

Например. Иуда Искариот:

«…так называется в Евангелиях Иуда-предатель по месту своего рождения в г[ороде] Кариоте, колена Иудина» [111] (с. 301).

Смысл здесь предельно ясен: Иуда из Кариот. Однако записан этот термин именно так, как и произносится: Иуда ис Кариот. Евангелие еще более четче подчеркивает нами определенное, именуя в качестве предателя:

«…ИУДУ СИМОНОВА ИСКАРИОТА» [Ин 6, 71].

Повторимся: Иуду Симонова ис Кариота. То есть Иуду по фамилии Симонов из города Кариота.

И такое сохраняется даже при попытке заинтересованной стороны как-либо заретушировать это звучание:

«На Еврейском языке читается: Ишкариоф, что означает: муж из Кариофа» [111] (с. 301).

Ну что, спрашивается, мудрить? Ведь совершенно же понятно, что из одного слога «иш», даже при самом отчаянном желании, двух слов просто невозможно отобразить!

Однако попытка вражьих сил заретушировать истину отшибается достаточно легко: звук Ш перешедший с нашего втак называемый «библейский» до перекройки его пришепетывающими мутантами на свой лад означал С, а звук Ф, который в нашем древнем языке отсутствовал, обычно преобразовывался у косноязычных эллинов или хананеев: или из В, или из П, или из Т.

То есть происхождение этого предателя Иуды получается все оттуда же: ис Кариот. И здесь ни добавок, ни дополнительных разъяснений вовсе не требуется: все просто и лаконично. У нас так писалось искони. Перед Невской битвой, например:

«Александр же Ярославич идя ис церкви… нача крепити дружину свою и рече: “Не в силе Бог, но в Правде…”» [141] (с. 147).

А вот еще очередной вариант перекройки Священного Писания:

«…сын первочеловека, Адама, Сиф (др.-еврейск. Шет) — не кто иной, как Суту, или Шуту, мифический предок-эпоним сутиев, т.е. аморреев» [294] (с. 236).

И здесь в очередной лишь раз подтверждается уже много до того узаконенная нами истина. Которая гласит, что если мы от своей старины седой, в лице признания к нашему языку-народу нашего прародителя Сифа отказываемся, то есть признаем за собой клеймо Иванов, в упор не желающих видеть родство к своим кровным родственникам, то за нас распрекрасненько это делают другие. И нахальство аморреев, с чьего языка писался Талмуд, здесь нам лишь очередное подтверждение правила: свято место пусто не бывает. Ведь когда отказываемся от своих пращуров мы, носители древнейшей на земле письменной цивилизации, на себя перетягивают одеяло нашей родословной они — наши в прошлом цветные слуги, лишь немногим ранее одевающиеся в шкуры диких зверей, живущие на подножном корме, травах и кореньях, согревающиеся лишь теплом пламени костра и спертым воздухом сырой пещеры.

Нам же к самому простому объяснению принадлежности к своему народу-языку второго сына Иакова-Израиля, с им и он, чтобы выдвинутые нами аргументы были не просто достаточно убедительными, но железными, следует лишь прибавить полностью идентичное имя, данное второму сыну Ноя. У которого первый сын назван Иафетом (Ие вед: знающий Бога), а такой же, как и у Лии — второй: с им. То есть тоже с Богом. А так оно и вышло, о чем прекрасно и известно из библейской истории.

Третьим среди родоначальников числится Левий. Тут сказано вообще практически по-нашему: левый.

Этот выбор имени был сопровожден фразой:

«…теперь-то прилепится ко мне муж мой…» [Быт 29, 34].

Почему?

Очевидно, значение чего-либо левого с тех пор совершенно не изменилось: это имеет под собой почву любовной страсти. Происхождением же этого слова является обыкновенное сравнение со львом. Ведь это животное, недаром среди зверей считающееся царем, ведет полностью паразитический образ жизни, так как его детенышей и кормит, и защищает — львица. Сам же «царь зверей» даже не охотится. Но, как проголодается, пользуется результатами охоты самки, спит, ну и, что понятно, в чем лишь в единственном себя позволяет утруждать, этих детенышей самке «строгает»: дурное дело не хитро. Потому слово это, судя по всему, — древний сленг, лишь к сегодняшнему дню из вульгаризированного просторечного выражения перевоплотившееся в нынешнюю нашу литературную мову — некий «язык Пушкина».

А пойти налево — это и теперь, как и во времена Лии, означает: пойти к любовнице (или к любовнику).

Но Лия и мечтает именно об этом. Она хочет, чтобы ее муж стал ее любовником.

«И еще зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Господа. Посему нарекла ему имя Иуда» [Быт 29, 35].

А на нашем древнем языке:

«Удъ – …член телесный…» [36] (с. 751).

«ОУДЫ ВАША ОРУЖИЯ ПРАВДЫ БОГОВИ» [Рим 6, 13].

Так, чисто по-русски, озвучивается вторая половина данного топонима. Причем, даже их выговор значение этого термина лишь подтверждает:

«Иехуда (Иуда)» [294] (с. 238).

Ие уда. Еще вариант:

«…Иегуда (Иудея)…» [199] (с. 62).

Но что означает это вплетенное раввинами Г?

Пробуем разобраться:

«…по-еврейски Иешуа, сокращенное от Иегошуа…» [162] (с. 22).

Данным термином заклеймен раввинами Иисус Христос. Где, в переводе со старославянского:

«Шуй — левый» [36] (с.837),

ИЕ — БОГ, а ГО, что из вышеприведенного следует, означает гой. Таким образом, вся фраза звучит следующим образом: левый гойский бог.

Потому Иегоуда (Ие-гой-уда [сочетание ОУ считывается как У]), имеет смысл: колено гойского (не еврейского) БОГА — Иисуса Христа. То есть в расшифровке талмудического термина все сходится — просто звук в звук: Иудею они именуют вовсе не своей, но именно нашей страной!

Но и на нашем отеческом наречии все также звук в звук совпадает: Ие уда. И если первый звук означает Бога — Ие (Ие-рой [герой], Ие-вер [Евер], Ие-вед [Иафет], Ие-го[ло]ва [Иегова]), то удъ, то есть член телесный, подтверждает то обстоятельство, что Иуда среди членов семьи Иакова является четвертым — самым главным членом тела святого семейства — правой рукой: Божьей удой.

В подтверждение вышесказанному обратим внимание, что в самом древнем дошедшем до нас писанном кириллицей источнике, “Остромировом Евангелии”, этот термин звучит так:

«…ВНИДЕ ИСУС И УЧЕНИЦЫ ЕГО В ИЮДЕЙСКИЯ ЗЕМЛИ; И ТУ ЖИВЯШЕ И КРЕСТЯШЕ» [117].

Где Июда — это и есть вариант слитного произнесения термина: Ие уда.

Причем, и сама страна Иуды, Иудея, это Святая Русь. Ведь Сам Иисус Христос нам об этом сообщает:

«СПАСЕНИЕ ОТ ИУДЕЙ ЕСТЬ» [Ин 4, 22].

То есть спасение возможно только от вероисповедания страны Божьего колена.

Теперь о Колене, из которого должен выйти антихрист. Его произвела на свет служанка Рахили — Ваала:

«И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына. Посему нарекла ему имя: Дан» [Быт 30, 6].

В туземном наречии Ханаана (то есть на иврите) «дан» означает «судья». И все потому, что именно у местных народностей, покоренных вторгшимися в Палестину иноязычными белыми пришельцами, колено Дана и выполняло роль судьи. От того наименование этого Колена, став нарицательным, вполне закономерно и вошло в язык истязуемых пришельцами туземцев.

На сегодняшний же день, извратив все с ног на голову, потомки тех туземцев теперь пытаются фразу Рахили переписать на себя.

Но тщетно. Ведь в тот момент, когда появлялся на свет родоначальник рассматриваемого нами Колена, о будущем предназначении этого незаконнорожденного младенца в качестве судьи убелых людей, рожденных законной матерью, даже и заикаться было бы достаточно не серьезно. Как может ублюдок, то есть ребенок, зачатый в беззаконном грехе с чернокожей рабыней, претендовать на наименование судьи в семье более старших его четырех (!) белокожих детей, рожденных законной супругой?!

Авраам, помнится, когда у него, наконец, появился законный сын, хоть и была опасность его как-либо впоследствии потерять, служанку Агари с незаконным чернокожим младенцем тут же безжалостно прогнал из своего дома.

Да, жестоко. Но таковы были нравы того времени. И, между прочим, законы. Именно по этой причине попытка перетянуть на себя одеяло истории потомками чернокожих картавых рабынь (неких теперь культуртрегеров — наших учителей по истории — ерманов) и выглядит более чем фальшиво.

А вот как рассматриваемое нами прозвище расшифровывается уже на нашем наречии:

«И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына. Посему нарекла ему имя: Дан» [Быт 30, 6].

То есть звук в звук, практически по-русски, он был ей дан. Санскрит это значение закрепляет:

«…В санскр. яз. дана — дар» [36] (с. 136).

То есть именно то, что можно дать.

Полностью в соответствии с заложенным именно на нашем древнем наречии смыслом звучит и прозвище следующего родоначальника:

«И сказала Рахиль: борьбою сильною боролась я с сестрою моею и превозмогла. И нарекла ему имя: Неффалим» [Быт 30, 8].

А так как звук Ф в исконном нашем СЛОВЕ отсутствует, то эту фразу следует зафиксировать следующим образом: не валим. Что значит: невозможно его никак повалить. У нас имеется подобного образца русская игрушка: неваляшка. Чьи как название, так и свойства вполне соответствуют данной древней истории. Но смысл разбираемого нами термина куда как еще более широк:

«Валкадр. р. = война» [36] (с. 66).

То есть термин не валим с филигранной точностью имеет под собою смысл: непобедим. И именно в той самой борьбе, где Рахиль боролась и превозмогла.

Далее.

«И сказала Лия: прибавилось. И нарекла ему имя: Гад» [Быт 30, 11].

Об этом термине нам известно следующее:

«…ЖЕНА ЕГДА РОЖДАЕТ, СКОРБЬ ИМАТЬ, ЯКО ПРИИДЕ ГОД ЕЯ…» [Ин 16, 21]

Именно по этой причине у древних израильтян термином:

«Годозначалось рождение детей…» [111] (с. 165).

Что в древнем нашем наречии звучало: година. В сокращении — Гад.

Потому именно этих древних израильтян, то есть их детей, и прибавилось!

«И услышал Бог Лию, и она зачала и родила Иакову пятого сына…» [Быт 30, 17].

Потому Лия:

«…ПРОЗВА ИМЯ ЕМУ ИССАХАР, ЕЖЕ ЕСТЬ МЗДА» [7] [Быт 30, 18].

Эта самая “мзда” является ни чем иным, как синонимом значения термина, заложенного в имени нами разбираемого родоначальника:

«…Сохадревнерусская поземельная мера…представляла определенное количество земли…» [36] (с. 645).

Но как эта соха преобразилась в Иссахара?

Читаем текст:

«И РЕЧЕ ЛИА: ДАДЕ МИ БОГ МЗДУ МОЮ…» [7] [Быт 30, 18].

Так из каких же это закромов Бог мог дать Лии эту самую мзду?

Ис сохи РА(!). То есть из Сахары. Но чья же это земля?

В безводной местности обыкновенным людям жить невозможно. Потому на эту землю никто из них особенно никогда и не претендовал. Сахара искони ничья. То есть Божья. Потому и является местом прибежища пустынножителей — Божьих людей, что и позволяет ей прозываться: соха РА (податная территория Бога[Солнца]).

Вот оттуда и вышло это столь на первый взгляд странное прозвище — Иссахар.

«И еще зачала Лия… теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов. И нарекла ему имя: Завулон» [Быт 30, 20].

«Лоно — недро, лоно;» [36] (с. 287).

И эта уверенность осталась запечатлена в прозвище очередного родоначальника: заву лона. В данном случае именно на нашем языке все прекрасно согласуется с заложенным в эту фразу смыслом.

Следующим из представителей родоначальников Израилевых колен появился на свет Иосиф. В основу его имени заложено прозвище прародителя человечества, чьи потомки спаслись на Ноевом ковчеге. В Писании об его появлении на свет сказано так:

«И познал Адам еще [Еву], жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что [говорила она] Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин» [Быт 4, 25].

То есть и здесь, при обозначении родоначальника, благодаря которому будет иметься возможность населить землю людьми, не имеющими родственных связей с окаявшимся, вследствие происхождения от Каина, вырожденческим родом братоубийц, вновь было явно прибегнуто к употреблению нашего древнего языка. Это слово — сев. Ведь семена обычно сеют. Потому Ева так и назвала будущего прародителя всех людей, теперь проживающих на нашей планете (потомки Каина были умерщвлены водами Потопа).

Но каким образом Сев (Сева) с течением времени мог деформироваться в этого теперь совершенно загадочного и, казалось бы, уж на нашем языке вообще ничего не имеющего возможность означать — Сифа?

«Сивый — седой…» [36] (с. 594).

В те времена жили по восемьсот лет. Потому из первоначального смысла произведенного Евой сева не окаявшегося поколения людей с течением времени термин сев сменился на сив. Это обязано было придать фигуре единственного на тот момент среди неокаявшейся части человечества всеми уважаемого седого старца особое почтение.

Кстати, и было за что:

«Сиф самым первым изобрел грамоту…» [456] (гл. 2).

То есть самый мудрый человек на планете имел и соответствующие времени накопления своих жизненных познаний волосы — седые. То есть, как это лишь по-нашему и будет звучать, — сивые.

Так прозвище Сиф, как человека самого среди всех иных умудренного жизненным опытом, и закрепилось за прародителем Ноя. Того самого единственного из людей, который затем спасет на ковчеге единственных в тот момент из людей земли, не имеющих своего родства с расплодившимися по допотопному лику планеты каинитами. Именно следуя смыслу этой истории, Рахиль:

«И нарекла ему имя Иосиф, сказав: Господь даст мне и другого сына» [Быт 30, 24].

Но именно так и случилось: внял ее молитвам Бог. Потому семя зародило еще и следующий посев. И прозвище первенца любимой жены Иакова выглядит: Ие Сив — Иосиф. В смысле: Божий посев.

И Сева, в данном случае, уже изначально был заменен Сифом — ведь прародители Израилевых колен, великолепно владеющие всеми нюансами и перипетиями своей родной истории, прекрасно осознавали всю грандиозность значения рождаемых ими детей. Ведь этим детям, следуя обещанию, данному Аврааму Святой Троицей, предстояло стать родоначальниками целых народов, исповедующих Славу Слова. Потому вместо Севы первенец Рахили и получил это имя родоначальника людей — Сифа. Но был поименован теперь не просто Сифом, но Сифом Самого Ие: Иесифом.

Что произнести достаточно сложно. Потому это имя столь закономерно и трансформировалось в Иосифа. Древнееврейское (то есть хананейское) звучание этого имени все вышеизложенное только закрепляет:

«…ЙОСЕФ…» [27] (с. 104).

Последним из двенадцати сыновей Иакова был рожден Вениамин, чье имя зафиксировало трагедию смерти при его рождении любимой жены Иакова — Рахили:

«отец его назвал его Вениамином» [Быт 35, 18].

Прозвище, которое дал ребенку отец, образовано из двух его составляющих: вени и амин(ь), где:

«Вен/о (109), — А с.1. Плата,выкуп за невесту;» [163] (т. 2, с. 294).

«Венити = награждать приданым невесту или давать за нее выкуп…» [36] (с. 114).

«Аминь… amen = подлинно, истинно…» [36] (с. 14).

То есть прямой смысл фразы сводится к подтверждению истинности брачного контракта.

Однако ж в слово аминь вложено и его завершение:

«…в нашей древней письменности: почти нет ни одного сказания, ни одной повести, которая бы в XIV в. не заканчивалась “аминем”… Эту особенность можно наблюдать и во множестве книгописаний западных литератур, где также средневековые сказания и повести часто завершаются словом — amen (Е. Барс. т. 3)»[36] (с. 14–15).

То есть полным смыслом, заложенным в этом имени, будет завершение брачного контракта, за заключение которого прародитель Израилевых колен Иаков трудился у своего тестя, Лавана, четырнадцать лет. Ведь не за Лию он работал все эти годы, но именно за Рахиль, которая теперь умерла. А значит, и этот истинный брачный контракт, им отработанный, подошел теперь к завершению: вено аминь.

Так что практически все колена Израилевы получили свои прозвища от русских людей на русском же языке.

Теперь разберем значение имен и еще двух родоначальников Колен, также обозначенных в Библии, являющихся детьми Иосифа: Манассии (манна сия) и Ефрема (укор за привычку искажения истины: Ие врем? [происходит от перефразирования Ие вер (Евер): верующий в Бога]).

Здесь сразу следует объяснить тот резко отрицательный смысл, который заложен в имени Ефрема. Это прозвище, судя по расшифровке, обвиняет его носителя во лжи Богу. Что, между прочим, подтверждено и текстами Священного Писания. Вот что об этом Колене сказано в древней Псалтири:

«И ВОСТА ЯКО СПЯ ГОСПОДЬ, ЯКО СИЛЕН И ШУМЕН ОТ ВИНА: И ПОРАЗИ ВРАГИ СВОИ ВСПЯТЬ, ПОНОШЕНИЕ ВЕЧНОЕ ДАДЕ ИМ: И ОТРИНУ СЕЛЕНИЕ ИОСИФОВО, И КОЛЕНО ЕФРЕМОВО НЕ ИЗБРА: И ИЗБРА КОЛЕНО ИУДОВО, ГОРУ СИОНЮ ЮЖЕ ВОЗЛЮБИ…» [Пс 77, 65–68].

То есть здесь, во-первых, подтверждается нами разобранное значение имени Иуды как правой руки не кого-нибудь, но самого Господа Бога. Во-вторых, что полностью согласуется с выдвинутым смыслом прочтения топонима, именно Ефремово колено, являясь кровно родственным своему прародителю Иосифу, обвинено в отступничестве.

Что же может являться этого отступничества причиной?

Заложенная в прозвище ложь, то есть качество, совершенно не присущее Божьему народу:

«…ложной клятвы не любите, ибо все это Я ненавижу, говорит Господь» [Зах 8, 17].

И вот в чем заключалось это клятвоотступничество. Подобно отлитию золотого тельца еще во дни Моисея на горе Сион, Иеровоам, царь новообразованного государства Израиль:

«…воздвиг в Вефиле и Дане двух золотых тельцов…» [295] (с. 67).

Но ему наследующие цари пошли и еще дальше. Ахав, правивший с 875 по 833 г. до Р.Х.:

«…приказал построить в Самарии храм тирскому [хананейскому — А.М.] божеству Ваалу» (там же).

Потому Ефрем, что распространяется и на его отца, который был в тот момент еще жив, назван именно во множественном числе, неся в себе прямой упрек исключительно этой части семейства Иакова: Ие врем (Е врём)?! И если учесть, что буква Ё в нашем древнем языке отсутствовала, то вся фраза будет вновь звучать, что уже стало чуть ли ни привычным в определении принадлежности имен родоначальников колен Израилевых, по-русски же, — звук в звук.

Кстати, адепты самой воинственной на сегодня хананейской секты, хасиды, подтверждают нами обнаруженное:

«В Москве, хасиды, в беседе, очень боясь наказания, подтвердили, что евреи — это временные, переходные, отступники от Бога. То же самое объяснил по радио Эпштейн» [448] (с. 155).

Так что и сами они отнюдь не противоречат нами вычисленному.

Вот именно из этой нами разобранной истории и появляется термин, ставший столь отрицательным, знаменующий собою приверженцев веры Еврема: евреи!

Но только лишь до того самого момента, когда за потомками Ефрема закрепилось это прозвище, населяющие Палестину потомки Иакова были русскими, то есть и по языку и по вере наследующими Богу Благословенному, — все!

Однако ж само имя Бога, Руса, судя по всему, было уже ко временам Иисуса Христа по каким-то причинам утеряно. И Бога Отца стало принято именовать: Саваоф (са(о)ббат — Бог субботы [дат.]), Иегова (Ие го[ло]ва); или, что и легло в основу наименования народа, Ему поклоняющегося (народы Царства Иудейского колен: Иуды, Левии, Симеона и Вениамина), — Бог Славы. От того и именуется по сию пору этот народ, язык, как в древние времена именовали какой-либо этнос (Русский язык [в те еще времена сиро(северо)-арамейский] — язык Бога Русы), термином, означающим и наименование Бога, славяне.

Потом произошло достаточно четко прослеживаемое разделение колен Израиля: на славяно-русов и евреев-европейцев. Врущий Богу Ефрем, давший повод жителями соседней Иудеи называть своих приверженцев евреями, учредил в государстве, составленном из десяти колен и названном Израиль, идолопоклонничество на государственном уровне.

И вот где находятся корни этого на первый взгляд необычного разделения ранее единого народа:

«Города священников находились в коленах: Иудином, Симеоновом и Вениаминовом» [36] (с. 480).

То есть три Колена не пожелали кланяться золотому тельцу, но оставались верны своему Богу, которому продолжали приносить возношения в центральном храме страны в Иерусалиме. Но и представляющее собою касту священников колено Левия оказалось практически в полном своем составе здесь же:

«Левитов Иеровоам исключил из числа жрецов, так как они, естественно, воспротивились такому богопротивному делу и находились в слишком тесной и опасной для него связи с Царством Иудейским.

Тогда многие из левитов и благочестивых израильтян переселились в Иудею» [295] (с. 67).

И исключительно в те времена пустившееся в идолопоклонничество государство Израиль именуют:

«домом Иосифа» [257] (С. 11)

«…или царство Ефремово…» [36] (с. 178).

А в Апокалипсисе Иоанна Богослова всему вышеизложенному имеется просто железное подтверждение: среди запечатленных ко спасению 144 тыс. представителей Израилевых колен не значится не только представителей колена Данова, из которого предстоит выйти антихристу, но и представителей колена Ефрема [Откр; Апок 7, 4–8]. Однако поименовано как колено его брата — Манассии, так и колено его отца — Иосифа. То есть достаточно красноречиво указывается на то, что колено, несущее название Ие врем, ставшее нарицательным при наименовании самого лживого в мире народонаселения планеты, не упомянуто, так как в основе происхождения данного термина лежит ложь Богу. Потому и название это среди предопределенных ко спасению колен не числится.

И уверения адептов данного вида ереси в некоей своей якобы богоизбранности полностью абсурдны. Так что очень зря кто-то ждет от них к концу времен какого-то просто чудесного отхода от своего заблуждения: имя их духовного предводителя, Ие-врема, в книге живых не значится. Потому израильская секта, по сей день исповедующая заблуждения Ефрема, шансов на спасение не имеет никаких (секта не имеет, что не подтверждает полную невозможность спасения бывших ее членов после возвращения в истинное вероисповедание колен Израиля — Православие).

Библиографию см.: СЛОВО.Серия 1. Кн. 1. Язык русских http://www.proza.ru/2017/05/10/910

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх