Загадки истории.

2 893 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Правда или вымысел? Памятник Иуде в Свияжске

Правда или вымысел? Памятник Иуде в Свияжске

Среди апостолов Иуда заведовал их финансами.
Изображение: Поцелуй Иуды фреска Чимабуэ

С лёгкой руки датского писателя-мистификатора Хенинга Келера распространилась версия, что якобы в 1918 году в Свияжске по инициативе Льва Троцкого установили памятник «предтече мировой революции», предателю Иисуса Иуде Искариоту. Но был ли на самом деле он, этот памятник? Рассказывает Казанский краевед Правда или вымысел? Памятник Иуде в СвияжскеЛЕВ ЖАРЖЕВСКИЙ.

В 1995 году в издательстве «Царское Дело» вышла книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Самодержавие духа», содержащая такой пассаж: 

В 1921 году датчанин Хепнинг Келер издал в Берлине книгу под названием «Красный Сад». В том же году отзывы о его книге и перепечатки из нее появились и в русской антибольшевистской печати. Воспоминания Келера, немало повидавшего в развороченной России, представляют для нас значительный интерес. Он, например, описывает церемонию открытия в городе Свияжске памятника... Иуде Искариотскому, предателю Иисуса Христа.

Келер попал в Свияжск (сам он ошибочно называет его Сви-ягородом) по пути из Алатыря в Казань как раз в день «торжества». По этому случаю в городе состоялся парад двух полков Красной армии и команды бронепоезда. Председатель местного совета произнес «пламенную» речь, в которой говорил о том, что решение поставить памятник именно Иуде было принято не сразу.

Сперва в качестве кандидатов на эту высокую «честь» фигурировали Люцифер (то есть сам сатана) и Каин, «так как оба они были угнетенными, мятежниками, революционерами»...

Наблюдатель пишет, что даже в окружавшей оратора распропагандированной толпе не все разделяли его мнение. Слышались какие-то протестующие возгласы, некоторые истово крестились. Когда настал момент открытия памятника и покров упал к ногам присутствующих, их взорам открылась буро-красная гипсовая фигура человека «больше натуральной величины» с искаженным, обращенным к небу лицом, судорожно срывавшего с шеи веревку.
 

Утверждение о том, что в Свияжске в 1918 году был установлен памятник Иуде Искариоту, стало распространяться в книгах и в печатных СМИ. Спустя некоторое время к распространению этого утверждения подключились электронные СМИ и Интернет. Рассказы о памятнике Иуде в Свияжске становятся практически обязательными при повествовании об этом городке. Привести все упоминания о памятнике нет никакой возможности, поэтому есть смысл ограничиться только публикациями за «солидным» авторством или в т.н. «солидных» изданиях. 

Вот солидный журнал — «Вопросы литературы». Не лишен солидности и автор, литературный критик И. Кондаков. Вот что написано в его критической статье о Демьяне Бедном («Вопросы литературы», 2006, № 1):

Богохульное лженоваторство в интерпретации новозаветного сюжета, достигаемое через инверсию Христа и Иуды, не было изобретением Демьяна Бедного. Накануне штурма белой Казани Красной армией в августе 1918 года Демьян был свидетелем того, как в Свияжске наркомвоенмор Лев Троцкий открыл памятник «первому революционеру и атеисту» Иуде. Таких памятников Иуде по стране было установлено Троцким, по некоторым сведениям, не менее пяти (ни один не сохранился). Демьяну с самого начала приглянулась идея «альтернативного христианства», и он, никогда не смущавшийся плагиатом, позаимствовал образ «первого революционера мира» у «Иудушки-Троцкого». 

Как видим, памятник Иуде уже увязывается с Л.Д.Троцким. Имя Троцкого обязательно появляется практически во всех случаях упоминания памятника Иуде в Свияжске.

Возьму на себя смелость причислить к солидным авторам и Минтимера Шаймиева. Вот отставной президент РТ пишет для августовского (2010 г.) номера журнала «Татарстан»: 

В свое время в Свияжске побывали императрица Екатерина II, императоры Павел I, Александр I, Николай I, поэт и государственный деятель Г.Р.Державин, поэт А.С.Пушкин, писатели Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой. Побывали А.И.Герцен и А.Н.Радищев, правда, не по своей воле. С иной миссией был там Лев Троцкий. В 1918 году он поставил на острове памятник Иуде. Тогда широко пропагандировали атеизм и решили противопоставить этот памятник православным храмам. А с ним приехал Демьян Бедный и еще несколько поэтов и писателей. Это был пролетарский порыв, характерный для тех времен. Но случилось так, что памятник долго не простоял. 

Вот «Российская газета», Игорь Труфанов, 28.09.2007:

Бронепоезд товарища Троцкого

...Первой жертвой «литературного поезда» в Свияжске стал настоятель Богородице-Успенского монастыря епископ Амвросий, которого зверски убили за отказ отдать хлебные запасы и церковные ценности. Буквально через два дня та же участь постигла священника Константина Долматова... Потом пришла очередь монашек из Предтеченского монастыря. Их расстреляли без всяких обвинений.

Но на этом «культурные мероприятия» в Свияжске не закончились. Поезд все же в какой-то степени оправдывал свое название. Кроме известного публициста Троцкого, на нем приехали несколько пролетарских писателей и первый в мире памятник Иуде Искариоту. Главное событие, ради которого так старательно уничтожали местное духовенство, было впереди.

Скажу сразу, что пассажиры поезда Всеволод Вишневский и Демьян Бедный не оставили об этом своих воспоминаний. Поостереглись. А вот малоизвестный датский писатель Галлинг Келер не удержался...
 

Просмотр массива подобных публикаций приводит к выводу, что главным, а если точнее, то единственным источником всей этой иудо-троцкистской истории является некто Галлинг Келер, он же Ханниг Келер, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Хеннингом Келером. У себя в Дании Х.Келер известен как литературный критик, драматург, сценарист и журналист. За пределами своего отчества, насколько об этом можно судить по просмотру сети, его известность ограничивается практически только как автора «Русских хроник» или «Красного сада».

Итак, что мы имеем в сухом остатке после просмотра материалов, относящихся к книжке Х. Келера? Вот что. 

В 1920 году в Копенгагене... вышла книжка Kehler, Henning. Russiske Kroniker... Ульрик Лерман, специалист в области военной и криминальной журналистики из Института литературы, культуры и СМИ Южно-датского университета в Оденсе, указывает на то, что в свое время критики обвиняли Келера в том, что в его «Хрониках» нет никаких воспоминаний, а есть беллетристика и даже плагиат. Ответить на эти обвинения Хеннинг Келер собрался только в 1943 году. Он соглашался с тем, что его «воспоминания художественно обработаны, сгущены и усилены. В каждом из них много полученного из опыта, но они должны восприниматься как произведение искусства. Йоханнес Йенсен совершенно прав, презрительно называя их „полуисторическими“, они действительно могли бы быть более совершенными...» (Berlingske Tidende 15.09.1943)

Интересные мелочи 

Внимательно прочитаем библию сторонников установки Троцким памятника Иуде в Свияжске (для простоты назовем их иудо-троцкистами) — «Красный сад» Хеннинга Келера. Попадаются чудесные вещи. Вот он в Нижнем и не может не заявить, что Nishnij lies grandly on three banks where the Olga and the Volga join. Впечатляющее, должно быть, зрелище.

А вот кавалерийский полк проходит парадным строем по Миллионной (должно быть на Марсово поле). Судя по тексту (полк этот демобилизуется со всей армией через год) это должна быть зима 1916-17 г. Впереди, за командиром полка Next ride the musicians with their Balalaika instruments and after them the entire regiment passes by, great strong fellows on small Russian horses. Кому непонятно, поясню: в российской императорской армии парадное прохождение кавалерии всегда сопровождалось игрой на балалайках, а как же.

Уже эти Ольга и Волга вместе с парадными балалайками дают представление о валидности источника.

Заключительная часть работы с источником. 

В основном для представляющих себе обстановку в Казани зимой и весной 1918 года.

Упомянутый ранее блестящий кавалерийский полк с красавцами командиром и адъютантом, пройдя с балалайками по Миллионной, отправился на фронт. Прошел год. И тот же полк зимой 18-го возвращается в Казань... Люди и лошади едут эшелоном в теплушках. Нет ни командира, ни адъютантов, да и вообще офицеров. Вместо строя — скопище всадников, выстроенное не по ранжиру, а по приятельству между собой. Вся эта толпа почему-то взбирается на Воскресенскую и следует по ней, беспорядочно стреляя в окна и разбивая гипсовую лепнину на потолках квартир. В казармах только обрывки старой обстановки, все, что было можно, изрублено в хлам. Демобилизованные, но почему-то не поехавшие по домам, а прибывшие в Казань как бы организованным порядком солдаты устраивают живописнейшие безобразия. В конце концов все же все разбредаются, кони долго и мучительно гибнут от голода и холода в брошенных конюшнях, оглашая все вокруг душераздирающим воем. Живописанию агонии лошадей автор уделяет много места и умения. В конце концов наступает весна, конские туши стали разлагаться и издавать смрад. Власти были вынуждены мобилизовать военнопленных для их уборки. Но поскольку земля еще была достаточно мерзлой, вырыть ямы для погребения туш было проблемой и все они были свезены на волжский лед неподалеку от города. И те, кто был в Казани летом и осенью 18-го года, видели огромные стаи птиц над белыми скелетами с остатками плоти. Это видел Хеннинг Келер. Но ничего подобного казанские историки не знают.

От себя замечу, что 1) в Казани в то время существовал штаб военного округа, военный комиссариат с нешуточными полномочиями, а ЧК во главе с Г.Олькеницким была тоже далеко не благотворительной конторой.

2). Единственный кавалерийский полк, который мог «возвратиться в Казань» — это 5 Каргопольский драгунский полк. Но он убыл из Казани 20 июля 1914 года в Польшу, никакого участия в дефиладах по Миллионной принимать не мог... 

В Казани зимой-весной 1918 года могло быть многое. Но в ней не могло быть бесчинств пришлых военных. В городе был немалочисленный и довольно крепкий гарнизон, вполне дееспособные органы военного управления и художественное прохождение по Воскресенской прибывшего полка для многих товарищей могло оказаться последней прогулкой — для этого было достаточно сделать только один артиллерийский выстрел...

Автор пользуется простым, но действенным в ту пору недостатка информации приемом: нагромождение деталей, вставка написанных латиницей русских слов и выражений должны создавать впечатление досконального владения темой. Сначала такое впечатление на западную публику она произвела... По мере того как информационный туман рассеивался, менялась и оценка книжки «по-своему яркой, но во многом лживой. Или, если угодно, художественной» так ее называл потом сам автор...

Все современные авторы, пишущие о памятнике, пишут или об августе или о сентябре 1918 года. И если автор «Красного сада» со всей определенностью говорит об июле, когда Троцким под Казанью не пахло, то тем хуже для автора. Когда пишут об августе, то часто уточняют: на день или два позже расстрела епископа Амвросия. Если же пишут о сентябре, то любимая дата — 12 сентября. Причем председатель РВСР прибывает на остров на катере Волжской флотилии. Но островом Свияжск стал только после создания Куйбышевского водохранилища... Вот другой автор пишет о вагоне «бронепоезда Троцкого», заполненном ящиками с «истуканами» для установки в рамках плана монументальной пропаганды. В то же время третий автор предлагает верить ему: статуя спешно изготовлялась на месте. Четвертый товарищ говорит об оркестре на прибывшем в Свияжск поезде. Но оркестр у наркомвоенмора появляется лишь 23 августа, в ночь на 8-е августа при выезде из Москвы у него были другие заботы...

Окунаясь в этот информационный бедлам, как-то забываешь главную мысль. А она проста. 10 сентября красные овладели Казанью. Город был в их полной и безраздельной власти, Лацис и его сотрудники уже приступали к террору, своей любимой работе.

И вместо того чтобы воздвигнуть памятник Иуде в центре только что отбитого довольно большого губернского города, председатель Реввоенсовета устраивает перформанс на площади городка, население которого в мирное время (1911 г.) составляло 3 тысячи жителей. Троцкий был очень несовершенным в моральном плане человеком (одна история со Щастным чего стоит), но он не был дураком.

Подведем некоторые итоги 

Когда-то в связи с провозглашением местными учеными Казанского кремля «единственной сохранившейся татарской крепостью» я писал, что пройдет всего несколько лет и повторенные тысячи раз десятками экскурсоводов эти слова превратятся из бреда в аксиому. Так оно, к сожалению, и произошло. Точно так же, тысячекратно повторенные пассажи про якобы установленный Троцким памятник Иуде становятся аксиомой на наших глазах: эти сказания повторяет Минтимер Шаймиев, главный восстановитель Свияжска...

 

 

источник

Картина дня

наверх