Последние комментарии

  • Uncle Au18 марта, 20:25
    нести херню уместно среди себе подобных кухарок7 «дамских» подвигов в войне 1812 года
  • Наталия Соловьева18 марта, 20:16
    защитичками становятся не физически более сильные мужчины, а женжины. ВЫРОЖДНИЕ мужеской половины человечества уже на...7 «дамских» подвигов в войне 1812 года
  • Antanas Kuzminskis18 марта, 15:07
    Трудно на ученьях легко в бою. Как воспитывали воинов на Руси 

ЗАКОЛДОБИЛО С ПРАЗДНИКОМ. Неюбилейные мысли к 100-летию А.Н. Солженицына

Это даже — не между двух стульев, а скорее так: одна нога на берегу, другая в лодке. И не плыть нельзя, и плыть вроде как страшновато...
Василий Шукшин

Лейтмотив всех сегодняшних политических программ и ток-шоу, несмолкающих выступлений политиков и пропагандистов: «Запад ведет борьбу с любой Россией — хоть царской, хоть советской, хоть демократической».

  Несмотря на причитание многих госмужей: «Почему? За что? – Мы ж тоже капитализм строим…», приходится с этим вопиющим фактом истории соглашаться. Но есть некоторые вопиющие противоречия. Одно из них имеет фамилию и писательское имя – Александр Солженицын. Вспоминая народный фразеологизм, использованный Шукшиным, просто диву даёшься, что нашим правителям оттолкнуть лодку в такой позе - не страшновато. Ясно, что тут речь идёт не о писателе Солженицыне, который являлся одним из основоположников не только лагерной, но и так называемой деревенской прозы («Матрёнин двор» был спокойно выпущен в издательстве «Советский писатель»), а о политической фигуре, идеологе – символе новейшего времени. У революционной России был Буревестник, у советской – Маяковский, у нынешней – ниспровергатель Шолохова – лицемерный Солженицын. Каждое время выбирает себе символ: то ли гений из глубин народа, то ли яркий горлан-главарь, то ли…

Многие москвичи (далеко не только левых взглядов) крайне недовольны установкой памятника человеку, считавшему США "самой великодушной и щедрой страной в мире" и взывавшему к коллективному Западу: «На нашей перенаселённой планете не существует больше никаких внутренних дел. Коммунистические лидеры говорят: «Не вмешивайтесь в наши внутренние дела. Позвольте нам тихо и спокойно душить наших граждан». Но я говорю вам: вмешивайтесь более и более. Вмешивайтесь настолько сильно, насколько вы можете это сделать. Мы просим вас — прийти и вмешаться!». До сих пор по его мольбе - всё наглее вмешиваются! А Кремль стоит в странной позе: с одной ногой в отчалившей лодке - кричит об информационной войне по рецепту Солженицына, а другой ногой цепляется за родной берег – призывает к патриотизму и борьбе с происками Запада. Штаны, а то и чего хуже – не порвутся?

История России знавала немало фигур, которые власть и «элита» возносила, навязывала всей стране, а мнение народное, которого, как заметил ещё Пушкин, совсем не осталось в Москве, эту фигуру – отвергало. Ярче всего это проявляется сегодня в связи со  100-летним юбилеем Солженицына – указ президента о широком праздновании был подписан загодя, на год раньше, чем подобный, но пожиже указ о праздновании 200-летнего юбилея великого Тургенева – мол, у нас есть юбиляры покруче. Сравните!  «Памятник одному из величайших русских писателей Александру Солженицыну установят в центре Москвы до конца года», - такой вот эпитет подобрала официозная «Российская газета» - величайший!

   

Так нельзя выражаться, даже если писака готов следовать за гуру на политическом поприще: ведь писатель он неважный. Правда, протодьякон Владимир  Василик на  сайте Русской народной линии – излишне суров: «Надеюсь, любой литературовед поддержит следующий тезис: большинство Солженицынских произведений является чудовищной циничной халтурой, или продукцией графомана. Недостойной того, чтобы загружать и пачкать мозги наших несчастных школьников, и так перегруженных до невозможности. Наши дети достойны лучшей участи и лучших текстов». Эта резкость оттого, что  власть не признаётся: она обожает А.И. не как художника с сомнительными неологизмами, а как близкого по духу антисоветчика-политикана. Но народ-то не проведёшь! Потому планы увековечить память Солженицына в граните были восприняты москвичами, мягко говоря, неоднозначно. А многими – в штыки!

На последней книжной ярмарке Нон-фикшн были представлены новые «Крохотки» Солженицына. Вот – утерянная, написанная каким-то искусственным языком: «Колол я подряд толстые бревёшки — и всё соднова, не натуживаясь на добивку. И эту — тоже сразу, а нет: заколодила. Я её ещё, ещё, и перевернул, с другого торца, — нет, не даётся: невидимый снаружи маленький внутренний сучок дал ей эту внезапную силу сопротивления. Так бывает иногда и с людьми податливыми: вдруг на самой последней черте остоится — и не даётся никакому напору, не узнать его...». Она называется – тоже неуклюже:  «На последнем...». Но ведь это и про тех, кто напрочь не принимает автора и не поддаётся никакому напору. Довольно бурные дискуссии развернулись и в столичном парламенте, и в соцсетях – заколодило!

В конце концов, большинство народных избранников осенью прошлого года под определённым давлением одобрило установку памятника. Критики идеи снова подчёркивали, что людей – не спрашивали, что широкого обсуждения проекта – не проводили, что даже муниципальные депутаты приняли постановление против. Тогда в апреле этого года власти провели поспешное собрание населения Таганского района. Что характерно - встреча проходила именно в Доме русского зарубежья им. Солженицына. По итогам тайного голосования решение установить памятник было принято окончательно. Кто имел право голоса, кому раздавали бюллетени, кто утверждал счётную комиссию? – «демократическая» тайна! Представительница общественности Ирина Романова написала мне в открытом послании: «Так ломают через колено! Таганский муниципальный совет и жители проголосовали против, мы прошли несколько судов, везде одно и то же: мнение народа никого не интересует, это, мол, указание с федерального уровня. Собрание - это враньё в стиле Солженицына, там было собрание из "своих", написали 300 чел., но зал в ДЗ столько не вмещает, а мы проводили собрания и голосования на улицах, опрашивали именно жителей, кстати, совет ветеранов тоже высказался против». Но – продавили…

Таким образом, на Таганке появится не только монумент, но и целый культурно-исторический маршрут, связанный с именем Солженицына – и улица, названная с нарушением московского закона, где долго разбивали указатели, и расширяющийся центр с библиотекой. Теперь вот и памятник за бюджетные средства, который к 11 декабря, как водится, установить – не успеют. Мэр Собянин повелел к 31 декабря, значит,  федеральные и столичные власти хотят превратить открытие бронзового монумента в громкое, помпезное предновогоднее действо. Руководит работой именитый скульптор Андрей Ковальчук, народный художник РФ, председатель правления Союза художников России, член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству и проч. Проект памятника, как сказано в документах,  предусматривает «гранитное мощение прилегающей территории». Точное выражение с эхом почитания мощей – гранитное мощение, в котором и тяжесть пропаганды, и попытка попрания памяти, подавления того самого народного мнения, упомянутого Пушкиным.

На днях к возмущённым гражданам присоединился народный артист РФ Олег Газманов, разместивший в своём официальном Twitter-аккаунте текст: «Солженицын воспевал власовцев и оправдывал бандеровцев. Сегодня памятник Солженицыну — завтра пересмотр итогов Великой Отечественной войны!». Газманов также написал: "Поддерживаю" - под фотографией с девочкой, держащей в руках плакат «Хочу изучать в школе «Повесть о настоящем человеке» Полевого и «Судьбу человека» Шолохова. Не надо «кормить» меня Солженицыным». Школьникам, конечно, никто не прочитает стихи, которые Солженицын писал в 1941 году, когда враг наступал на Ленинград:

Если Ленина город захватят они,
Буду землю от злости кусать.
Если Ленина дело падёт в эти дни,
Будет поздно ошибки считать.
Разве время теперь, чтоб талантом своим,
Самой жизнью своей дорожить?
Если Ленина Русь будет отдана им,
Для чего мне останется жить?


Город нынешних правителей – отстояли да вот Ленина – сдали!


*   *   *

Не так давно член Совета по культуре и всех жюри и комиссий Наталья Солженицына — вдова писателя и глава его фонда, — обращаясь к руководителям РПЦ с высокой трибуны, призвала их не путать патриотизм с фанатизмом. Александр Исаевич, мол, определял его так: «Патриотизм — это цельное и настойчивое чувство любви к своей родине, с готовностью жертвовать ей (в каком смысле: ею или для неё? – А.Б.), делить невзгоды, но со служением не угодливым… а откровенным в оценке ее ошибок, грехов и в раскаянии за них». По какому праву эта дама всех поучает? – от писателей до богословов – совершенно неясно. Сама она окончила Московский государственный университет, механико-математический факультет. Когда я её слушаю, мне начинает казаться, что исторический реванш взяли наследники эсеров. Летом 1968 года Солженицын через писателя Илью Эренбурга и его секретаря Наталию Столярову познакомился с Наташей Светловой, ставшей помощницей и женой писателя. Сама посредница Столярова была дочерью Натальи Климовой, которая состояла членом террористической партии эсеров-максималистов, участвовала в покушении на премьер-министра России Столыпина (взрыв дачи на Аптекарском острове). К слову, мать аспирантки МГУ была дочерью Фердинанда Юрьевича Шенфельда (Светлов — псевдоним). До революции он тоже был эсером, в 1918 году вступил в партию большевиков. Перед арестом в 1938 году занимал значительный пост в системе советской пропаганды — заместитель директора ТАСС. Умер в заключении, но дело дедушки-пропагандиста продолжила математик-статист и вдова писателя.

Писатель Святослав Рыбас – автор книг о Столыпине и Сталине пытается через биографию что-то объяснить в мировоззрении Солженицына: «Внук богатого землевладельца крестьянского происхождения, сын офицера-артиллериста Первой мировой войны, он должен был прожить безбедную, счастливую жизнь. А что вышло? Родился в 1918 году, когда началась Гражданская война, и его можно назвать ее сыном. Ненависть к либералам (Февральская революция) и коммунистам (Октябрьская), обрекли Солженицына на роль монстра-разрушителя в отечественной истории». Это не объяснение: мой брат-Герой родился в 1921 году, в завершение гражданской, был сыном офицера Первой мировой войны и внуком весьма состоятельного служащего Рязанской железной дороги (двухэтажный дом с выездом) - и что? Да таких миллионы были, а страну Советов не разрушали, а защищали до последней капли крови на всех поприщах! Именно наследники этих советских людей и не приемлют, в отличие от «элиты», навязываемого Солженицына. И ученики его – такие же…

Виктор Аксючиц - бывший коммунист, потом православный публицист, организатор самиздата, ещё в качестве кооператора-предпринимателя написал в Вермонт письмо (16.11.89. Франкфурт на Майне), которым гордится, вместо того, чтобы запрятать подальше: «Государство сможет издать «ГУЛАГ» только тогда, когда оно перестанет быть коммунистическим. Но «ГУЛАГ» нужен до того, как падёт идеологическая власть и для того, чтобы скорее пала власть этой идеологии». Ну, всё вокруг Солженицына на лжи основано: к этому времени в «Советском писателе» при коммунистическом государстве (Горбачёв и Яковлев кричали, что они – коммунисты!) начал выходить трёхтомник «Архипелаг ГУЛАГ» - «окончательная редакция», как было написано в аннотации. Сигнальный экземпляр, увы, пришлось подписывать мне, поскольку главный редактор был в отпуске. Это была издательская формальность, но всё равно сердце кровью обливалось, когда пришлось ставить подпись на титул этой кровавой клюквы.

А сегодня ученик Солженицына Аксючиц утверждает, что он хотел не нажиться, а сковырнуть советскую махину, и продолжает как ни  чём не бывало морозить: «Наше издание в Клайпеде было перекрыто блокадой Литвы, мы вынуждены были доставлять туда бензин, чтобы их машины могли доставить нам отпечатанный тираж. Затем всё остановилось из-за недостатка финансовых ресурсов в нашем предприятии… Должен повторить, что я стал богатым задолго до издания «ГУЛАГа», а лишили меня состояния после расстрела Дома Советов в 1993 году». А я должен повторить, что наш серый трёхтомник тиражом 180 000 экз. и объёмом в  1908 стр. начал выходить до «перекрытия Литвы» и был представлен на всех выставках! Дальше покатился снежный ком – вот издательство «ИНКОМ (1991),  8-я страница 2-го тома «Архипелага ГУЛАГ»: «И во сколько же обошлось нам это «сравнительно лёгкое» внутреннее подавление от начала октябрьской революции? По подсчётам эмигрировавшего профессора статистики И. А. Курганова, от 1917 до 1959 года без военных потерь, только от террористического уничтожения, подавлений, голода, повышенной смертности в лагерях и включая дефицит от пониженной рождаемости, — оно обошлось нам в… 66,7 миллиона человек…». Кто такой Курганов? Белый офицер, участник Кронштадтского восстания,  прощённый советской властью, преподававший в вузах. В оккупации сотрудничал с нацистами, работал в органах самоуправления на Северном Кавказе, зимой 1942–1943 с семьёй выехал через Киев и Львов на Запад, оказавшись в Германии, потом в США. Как же не опираться на его «подсчёты»? И так – чего ни коснись!

К юбилейной дате 11 декабря власти России приготовили Александру Солженицыну невольный «подарок». В голосовании за великие имена для аэропортов он занял предпоследнее место, набрав всего 3% голосов, сокрушительно проиграв великому Михаилу Лермонтову при выборе имени для аэропорта Минеральных Вод. Наверное, ещё и потому пролетел с треском, что он,  по заявлению органа правительства России – РГ,  не великий, а - «величайший». Подготовка к юбилею началась загодя: 27 июня 2014 г. был подписан Указ президента «О праздновании 100-летия со дня рождения А.И. Солженицына». В нём совершенно недвусмысленно говорится «о праздновании» этого события,  «учитывая большое значение творчества А.И. Солженицына для отечественной культуры...». Праздника – не получилось: не злорадствую, а констатирую очевидное. Заколдобило.

http://www.rospisatel.ru/bobrov-zametky136.htm?utm_referrer=...

Популярное

))}
Loading...
наверх