Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Запретные темы истории. Царство Пресвитера Иоанна

Запретные темы истории. Царство Пресвитера Иоанна

Итак, что собой представляет страна пресвитера Иоанна, существование которой историкам ни скрыть, ни перенести в какую-либо иную местность так и не удалось?

А ведь только потому, что слишком обширный письменный материал об этой удивительной стране лжеисторикам так заретушировать и не удалось, присутствие этого персонажа, вроде бы как чуть ли ни мифологического, так и зависло пусть и не озвученным, но, в то же время, никуда из исторических источников так и не вычеркнутым. И так как даже и промямлить про пресвитера Иоанна было нечего, истории историков постарались оставить информацию о нем без конкретных указаний на место и время событий, которые когда-то произошли в той самой африканской Индии, которая наголову разгромила до той поры непобедимые орды завоевателя мира Чингисхана.

Вот что сообщает об этой Эфиопии, нам кажущейся сегодня весьма странной, писатель времен крестовых походов Оливер де Падерборн:

«За Лееманией (Этим названием Оливер обозначает область Египта, граничащую с Эфиопией — редакц.) простираются земли Эфиопии, где живет безчисленное множество христиан, одни — подданные христианских царей, другие — сарацин… Это нубийцы, которые в службе и в освящении даров подобны якобитам… у георгиан — свои письмена, и, тщательно изучив с помощью переводчика их книги на горе Симеона Столпника, где стоит их церковь, мы поняли, что у них такой же порядок Евангелий, что и у латинян, и евангельский канон, как и у нас.

.. Патриарх маронитов находится на склоне горы Ливан. Они на последнем Латеранском соборе получили порядок церковной службы от Папы Иннокентия и сохраняют его в той мере, в какой им позволяют их книги, написанные халдейскими или близкими к халдейским письменами... У армян свои письмена… Они утверждают, что во всем следуют римскому праву… В Антиохии живут несториане, у них своя церковь… У сирийцев письмена песнопения и обряды греческие, однако при составлении договоров и писем они пользуются арабским языком, как и сарацины. Якобиты, по большей части, расселились по всему Египту, но те, которые живут среди мидян и персов, довольствуются крещением. У руссов свой язык, но в церковной службе они, как оказывается, во всем следуют грекам. Вот такое разнообразие христиан по всей Азии…» [180] (гл. 62–69, с. 264–267).

Эта самая Азия, что здесь поражает, вместе с горой Ливан и горой Симеона Столпника, а также вместе с Антиохией, находится в Эфиопии… К Азии же причислен и Египет.

Но вот и на главное набрели — существование в стране Пресвитера Иоанна православных руссов. А потому Леемания, за которой находится Царство Пресвитера Иоанна, должно как-то переводится на русский язык. И что же?

«Лиман — пристанище…» [27] (с. 283).

Иными словами: земля обетованная, главным городом которой — Ие Руса лим: пристанище Бога Русы (и, что и понятно, — Русских [то есть Божьих] людей).

Ну, вновь в точку — именно так и обязаны располагаться в ту пору искомые нами царства на нынешней карте Африки.

Джакоппо Филиппо Форести (1483 г.):

«Матфей, когда он решил отправиться проповедовать людям, то в первую очередь пошел в Эфиопию и там написал свое Евангелие... Там же им была основана церковь, которую позднее возвел некий евнух Филипп, им же окрещенный. После апостола Матфея этот Филипп получил в свои руки бразды правления не только этой церковью, но также стал верховным понтификом всей Эфиопии. Один выдающийся генуэзский священник, препозит церкви Святого Марка, написал трактат под названием “Карта”, и в этом трактате он поведал немало об образе жизни этого народа, сообщив, что над ними стоит Патриарх — Пресвитер Иоанн, а под его началом находятся сто восемьдесят семь архиепископств, и в каждом архиепископстве по двадцать епископов. Они по римскому обычаю крестятся водой “Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”, крестят новорожденных, таким же образом совершают евхаристию, с тем только исключением, что “Отче Наш” поют после преосуществления Святых Даров и затем “Блаженна Дева Мария”. Они почитают апостолов Петра и Павла, а также Иоанна Крестителя, равно как и иных апостолов, а в особенности Матфея, их выдающегося наставника. Благоговейно подражают примерам блаженных Павла, первого из пустынников, Антония и игумена Макария, а также других божьих отшельников. Утверждают, что Император у них — наихристианнейший и он, равно как семьдесят четыре царя и безчисленное множество подданных, соблюдает двенадцать заповедей, за исключением лишь тех царей, которые следуют вере Магомета и подчиняются императору лишь в мирских законах. Этот самый император во времена Папы Климента V в 1306 г. от Рождества Христова направил к испанскому королю тридцать посланников, чтобы попросить у него помощи против неверных. Они с большим почтением посетили Авиньон, предстали перед Папой Климентом и, получив наставления во многих вещах, направились в Рим, чтобы посетить места упокоения апостолов Петра и Павла, и, осмотрев их, направились на родину. Однако в Генуе им пришлось задержаться надолго в ожидании, когда придет время навигации, и тут, отвечая на вопросы, поведали немало о своих землях, а также нравах и обычаях, что было записано и сохранено упомянутым выше автором в его труде» [181].

Ну, и где в Риме нынешнем эти всеми почитаемые захоронения Петра и Павла?

Да нет там вообще никаких захоронений святых: все что имеется от той поры, находится опять же — у нас — в Киеве.

А вот что на эту же тему сообщает португалец Фернан Мендес Пинто. Этот автор весьма объемистого труда, описывая свои многочисленные путешествия, называет даже конкретный портовый город в Эфиопии, где и располагалась эта таинственная страна:

«мы направились в Аркико [Аркико — эфиопская гавань к югу от крупного порта Масауа — прим. редакции [порт Масауа находится на Красном море (побережье Эритреи) — А.М.]], землю пресвитера Иоанна» [66] (гл. 4, с. 39).

И это 1537 год. В то время знали, что земли этого таинственного священника находятся вовсе не на территории современной Индии, а в Африке — в нынешней Эфиопии.

А вот что советует Римскому папе армянин Хетум (1307 г.):

«…если Вы, Святой Отец, пожелаете написать царю нубийцев, которые являются христианами и которые в Эфиопии были обращены в веру Христову святым апостолом Фомой, о том, чтобы он начал войну против султана и его народа, на мой взгляд, нет никаких сомнений в том, что эти самые нубийцы из почтения к Господу нашему Иисусу Христу и уважения к Вашему Святейшеству выступят воевать против султана и его людей и нанесут ему ущерб, какой смогут, ибо они представляют для султана немалую угрозу» [182].

И вот в чем заключается эта угроза. Пилигрим Джакопо из Вероны (1335 г.) о возможностях Пресвитера Иоанна пишет следующее:

«По правую руку от площади Врат Гроба прямо у стены церкви Гроба Господня… стоит маленькая часовня, вход в которую с площади Гроба, там читают молитвы, поют песнопения и совершают службу калугеры-нубийцы — люди великого благочестия, принадлежащие к тем, кого называют черными эфиопами из племени Пресвитера Иоанна, одного из самых могущественных правителей на свете. Эти нубийцы не прекращают песнопения ни днем, ни ночью... Их называют христианами святого Фомы. Они пользуются большой свободой там, где правят султан и сарацины, никому во владениях султана не платят дани и каждый раз, когда открывается Гроб Господень, они входят внутрь, не внося платы. А все потому, что пресвитер Иоанн, правитель Нубии и Эфиопии, может перекрыть реку Нил, которая называется сарацинами Кализин, течет через Каир и Вавилонию, неприступные города султана, затем разделяется на два рукава, течет по Египту в Александрию и впадает в море, или в Дамисту — и тоже впадает в море. Стоит ему перекрыть реку, как вся эта страна, то есть Египет, окажется непригодной для жизни. А еще пресвитер Иоанн могущественнее султана» [181].

Вот еще вариант зависимости султана Египта от Пресвитера Иоанна (XIV в.):

«Истинно, что подобает этому Султану всякий год откупаться, или же кланяться дарами Пресвитеру Иоанну. Этот владыка Пресвитер Иоанн живет в Индии, он Христианин, и владеет многими землями Христиан, а также и неверных. И причина, по которой Султан откупается от него, в том, что всякий раз, открой этот Пресвитер Иоанн некоторые врата на некоей реке, затопил бы он Каир и Александрию, и всю эту страну; и говорят, что река та — Нил, который течет подле Каира. Сказанные врата едва открыты, но и так река полноводна. Так что по этой причине, то есть из страха, Султан посылает ему всякий год золотой шар с крестом на нем, ценою в три тысячи золотых бизантов; и Султан граничит с землями этого Пресвитера Иоанна» [81] (с. 62–63).

Вот что сообщает о данной местности, населенной христианами, Ал`Умари (1349 г.):

«Они притязают на то, что оберегают русло Нила вниз по течению к Египту и способствуют его исправному току из почтения к государю Египта, а в одной из летописей я читал, что царь ал-хабаша может по желанию преградить его течение» [96] (с. 462).

Для нас такая угроза, взглянув лишь на карту мира, кажется невозможной. Но в те времена Нил представлял собой какую-то теперь совершенно неизведанную систему речных сообщений:

«От истока Нила берут начало три рукава: один течет на запад, другой — в страну золота, третий в Египет» [96] (с. 462).

То есть, несколько затруднив продвижение воды в сторону Египта, можно было перенаправить его воды в два иные его русла.

А вот какие нравы царили в этом удивительном царстве.

Ал-Омари (XIV в.):

«И ведомо относительно них, что при всей своей доблести они приемлют выкуп за пролитую кровь и воздерживаются от мести. Между ними есть уговор: не убивать того, кто бросил в бою свое оружие... Рассказывают, что есть у них также прекрасная манера — то, что они любят чужеземцев и почитают гостей… Говорят, будто в их среде не бывает неискренности и друг не нарушает обещания, данного своему другу. И когда они договариваются, то открыто провозглашают свою дружбу и проявляют ее. Когда же они ссорятся, то по большей части выказывают это в открытую» [80] (с. 347–348).

«Они приветливы и славятся своей правдивостью и набожностью, это общеизвестно. Поэтому их чаще всего берут на службу охранять преступников, детей, жен и имущество. Кроме того, торговцы, купцы, занимающиеся иноземной торговлей, и просто богатые люди назначают их ответственными за охрану денег и товаров, поручают наблюдение за дорогостоящими ценностями и высокими прибылями в ближних и дальних странах, поблизости и в отдаленных местах» [96] (с. 462).

Вот каковы расовые особенности этой страны:

«Жители ее ближе к светлому цвету [кожи], а их волосы не так курчавы…» [80] (с. 342),

как у африканцев. Такой вот удивительный народ, полностью всеми своими привычками схожий лишь с нашим, в XIV веке проживал в глубинах Африки. И технические совершенствования этого народа по тем временам превосходили все технические новинки народов иных:

«Согласно донесению брата Иоанна [Иоанн де Плано Карпини — А.М.], битва монголов с войском царя Великой Индии выглядела так: “Войско выступило против христиан, которые живут в Большой Индии. Прослышав об этом, царь этой земли, обыкновенно именуемый Иоанном Пресвитером, собрав войско, выступил против них и, сделав медные фигуры людей, посадил их в седла на коней, разведя внутри огонь, и поместил на каждую лошадь за медной фигурой человека с кузнечным мехом. После того как было приготовлено множество таких фигур и такого рода коней, они выступили против названных тартар на битву. Прибыв же к месту сражения, они выстроили в первом ряду этих коней одного рядом с другим, а мужи, которые находились сзади [фигур], клали нечто на огонь, находящийся в указанных фигурах, и с силой раздували его мехами. В результате чего люди и лошади [монгалов] сгорали от греческого огня и воздух почернел от дыма. И затем они метали стрелы в тартар, от которых множество людей было ранено и убито. Таким образом они изгнали их в безпорядке из своих пределов, и мы никогда не слышали, чтобы [монгалы] впоследствии к ним возвращались” (LT, V. 12)» [22] (с. 215–216).

И изгнали монголов, что самое здесь смешное, при помощи этого самого якобы монгольского лука, оружия убийства, саадак. Из него стрела прошивала рыцарский доспех со ста метров, на 220 м била прицельно, а на 250 м прошивала пятисантиметровой толщины дубовую доску! Изготавливались же эти луки, что на сегодняшний день совершенно точно определено, исключительно у нас — на Руси. Вот какое вооружение, кроме этих удивительных огнеметов средневековья, использующих наш же — греческий огонь (нас в ту пору Грецией называли), использовалось при изгнании с нашей в ту пору земли монголов.

А вот что, судя по всему, о том же самом африканском монголоидном народе сообщается в соседнем государстве Мали (1340 г.):

«Между ними и татарами несколько соответствий: они широколицые, с приплюснутыми носами, отлично стреляют из лука и [ездят верхом]... У нас случаются столкновения, и они опасные противники,из-за меткой стрельбы из лука, поэтому война между нами идет с переменным успехом.

Добавлю еще сообщение Ибн Са’ида о том, что на западе живет племя ад-дамадим, которое выступило против некоторых народов черных и погубило их страну. Они похожи на татар, и оба эти народа появились в одном веке» [96] (с. 474–475).

То есть татары и монголы Африки… Но так как луки примитивными были у тех малийцев, то все зависело от меткости воинов враждующих здесь сторон. Степняки татаро-монголы, что для них и естественнее, ведь лук являлся их средством добывания себе дичи, были метче своих противников. Что здесь и зафиксировано. И что навешано с больной головы на здоровую: с примитивных папуасов на самый грамотный в мире, а потому и имеющий ни с чем несравнимое оружие еще с древнейших времен, народ — русский. И изобретено это самое пресловутое «татаро-монгольское иго».

Таковы письменные источники, повествующие о местонахождении как самой Индии, находящейся в Эфиопии, так Татарии и Монголии, некогда воевавшей как с мусульманским негритянским Мали, так и с христианской страной Пресвитера Иоанна. Кстати, той самой страной, которую следует именовать РА сия. То есть среди завоеванных Чингисханом народов нашего не числится именно потому, что Русское Царство, называемое иноверцами государством Иванов, никогда ни кем не было завоевано. Это подтверждает сегодня и современная наука наличием гаплогруппы R1A1 у 70% населения, проживающего на территории уже нынешней России (к сожалению, эта цифра относится к 90-м годам XX в.: сейчас наша страна перезаселяется инородцами, то есть завоевывается без войны, и впервые за всю историю настает угроза нашего исчезновения с лика планеты).

Но не только письменно, но даже графически эта Русская Индия отмечена на древних картах с древних пор совершенно не в той части света, где она красуется сегодня:

«На карте Палестины Иеронима на берегах Красного моря напротив устья Инда изображены два участка, именуемые “Индия Египетская” и “Индия Эфиопская”» [22] (с. 215).

Здесь, судя по всему, имеется в виду все же море Чермное (или Черное), которое некогда находилось внутри континента Африка. Именно оно и могло: как вбирать в себя воды какой-то большой реки, типа нынешнего Нила, именуемого в ту пору Индом, так и делить Эфиопское нагорье на две части: Эфиопскую и Египетскую Индии.

То есть, что нами выясняется: все имеющиеся в ту пору Индии, все та же Палестина — все находились на берегу одного и того же моря, которое к сегодняшнему дню высохло и давно исчезло с лика планеты.

Вот что в своем заключении о странах Африки сообщает Ал`Умари (1349 г.):

«Крайние области обитаемой земли на юге населены черными из числа огнепоклонников и идолопоклонников, не считая индийских островов и областей из христиан в ал-хабаша, а также змеепоклонников и варваров среди черных на западе, южнее Ганы» [96] (с. 482).

И вот кто эти огнепоклонники:

«Первые из них — Индия и Синд» [96] (с. 482).

То есть Индия и Китай, располагающиеся южнее Ганы.

В рассказе Гелиодора о войне персов с эфиопами упоминаются некие серы. И вот что сообщает о них редакция:

«Серы — индийское племя [Обычно считается, что “Серикум” — Китай. — Halgar Fenrirsson]» [103] (прим. 7).

И вот какими являются особенности даров этих посланцев, то ли индийцев, а то ли китайцев, к эфиопскому царю:

«приведены были послы серов, которые поднесли пряжи и ткани из паутины своей страны» [104].

То есть из шелка.

И это племя, не важно — индийское или китайское, проживало в эпоху Гелиодора в Африке…

Ал`Умари продолжает свое повествование о посещенных им странах Центральной Африки:

«Затем мусульманские царства в ал-Хабаша… южнее — государства христиан ал-хабаша» [96] (с. 482).

Здесь, судя по всему, когда-то и располагалось это загадочное государство Пресвитера Иоанна.

А разрозненные рассказы средневековых авторов об этой стране, полные недосказанности, сходятся на нескольких пунктах, ясно указывающих на принадлежность данной территории именно к нам. Во-первых, упоминается, что корабли в царстве Иоанна сколачивались деревянными гвоздями. То есть материалом, используемым с древнейших пор лишь нами.

«…когда строят корабли, не забивают в них железные гвозди, а только деревянные…» [259].

Отличались они и размерами:

«Корабли индийцы строят точно так же, как мы, только их суда много длиннее» [260] (аб. 20).

То есть, во-первых, своими размерами эти наши океанские суда, строящиеся исключительно из свойственного лишь нам строительного материала — дерева, были много больше европейских. И это нормально вследствие хотя бы того, что наибольшее океанское судно Колумба, отправившегося на завоевание Америки, было своим водоизмещением в шесть раз меньше наших в ту пору даже речных судов, перевозивших соль из Солекамска в Нижний Новгород (они были до 2 000 т водоизмещением). Но вообще-то просторы океанов бороздили и куда как больших размерчиков наши корабли. На Новой Земле, например, Баренц, в честь которого это море и стало именоваться почему-то Баренцевым, обнаружил останки огромного русского корабля, киль которого был длиной 12,5 м. То есть судно было высотой с пятиэтажный жилой дом. А это, как минимум, 4 000 т водоизмещением.

Во-вторых, что законы здесь основаны на неприемлемости лжи — такое для европейца в диковинку. Ведь здесь не встретишь: ни обмана, ни прелюбодеяния, ни клятвопреступничества. Потому как жители страны Пресвитера Иоанна:

«…глубоко презирают и осуждают воровство и обман» [260] (аб. 21).

А такие законы, а главное, следование им, то есть следование законам Русской Правды, свойственно на всей земле, что секретом вовсе не является, лишь нам самим — никому более.

В-третьих, о чем гласит предание, что страна Пресвитера Иоанна способна выставлять на войну очень крупные воинские соединения благодаря тому, что в этой стране никогда не бывает мора. А ведь на Руси и действительно, в отличие от Запада, никогда ранее, вплоть до середины XVII в., когда в Русское богослужение были внесены какие-то изменения, не бывало столь часто навещавшего весь иной нашему мир бедствия — мора. Ведь потому в церкви и принято всем причащаться из одной ложечки, что святость Русской Церкви убивает болезнетворные бактерии. А потому никакая эпидемия исповедующим Православие людям не страшна. Что так же характеризует описываемую страну, как исключительно нашу и никакую другую.

Кстати, вот почему западные писатели постоянно путаются в отображении времени существования этого столь загадочного государства Царя Иоанна. Оказывается, что:

«…это самое имя получают в Индии все правители» [261].

Интересно. А ведь исключительно русских и называют почему-то всегда — Иванами. Так что еще и по данному признаку следует говорить об этой экзотической древней Державе, как об исконно нашей стране.

Но и постятся жители этой страны исключительно так же, как и у нас, чему удивляется средневековый католик:

«…с наступлением же четыредесятницы смиряют свою плоть строгим постом» [260] (аб. 11).

Но и одеваются чисто по-нашему:

«Они почти не используют шерсть, лен и шелк у них в изобилии, что можно с определенностью сказать по платью прибывающих оттуда к нам, ибо мы видели, что все они были одеты в льняные ткани» [260] (аб. 17).

То есть в ткани из исконно нашего русского полотна — из льна. Ведь именно Россия до захвата в ней власти еврейскими большевиками поставляла на мировой рынок 80 % льна. После же захвата власти у нас инородцами, что и понятно, лен стал в презрении и со своего исконного сырья мы перешли на хлопок и шерсть.

И вот, что, в-четвертых: эти загадочные «индийцы», столь свободно на своих огромных океанских кораблях сообщающиеся с Западом, в качестве денег используют:

«…бумагу с именем царя на ней» [260] (аб. 20).

Так что и по данному вопросу, на этот раз финансовому, здесь говорится о нашей древней стране. Лишь мы одни во всем том древнем мире использовали кожаные, полотняные и бумажные деньги — гривны кун. То есть печатание мировой валюты в те времена было всецело в наших собственных руках.

А вот что пишет этот средневековый автор в заключение своего рассказа:

«Говорят, что Пресвитер Иоанн является верховным понтификом и императором всех провинций, народов как Индии, так и Эфиопии. Очень немногие из наших смогли добраться до пределов его империи, поскольку она расположена слишком далеко, но из числа его людей многие прибывают к римским понтификам, и они неоднократно подтверждали, что все сказанное выше является истиной» [260] (аб. 34).

То есть он подтверждает, что транспортные средства в то время еще варварской Западной Европы не позволяли посещать эти загадочные страны. Но лишь сами эти «индийцы» приезжали к ним и привозили, что и понятно, свои товары. От них-то и знают европейцы что-нибудь более или менее вразумительное о стране Пресвитера Иоанна.

Но вот, в конце концов, какие законы, повергли в упадок и это великое христианское Царство:

«Они соблюдают обряды крещения и обрезания, осеняют себя одним пальцем... Какие у них цели — о том неведомо» [262].

И вот чем закончилось правление этого великого царя. Он:

«…владел поселением под названием Кара-корум, и правил народами, …которые были христианами-несторианами. Но сам их повелитель, оставив веру Христову, стал поклоняться идолам и сошелся с языческими жрецами: колдунами и заклинателями демонов» [263] (гл. 17).

Так что и это Православное Царство покорилось врагам рода человеческого лишь с черного хода — власть в этой стране, копируя Царскую Россию, оккупированную в 1917-м г. жидомасонами, захватили сначала нестореане (Временное правительство), а затем и язычники (большевики). Нынешнее правление язычников сатанистов увенчалось уже распадом страны на 15 частей, где в центральной ее части русского населения хорошо, если осталось пока хотя бы на треть. А ведь в Царской России русских, и это вкупе не только с 15-ю ныне отторгнутыми «республиками», но с Финляндией и Польшей, было 72 %. Вот и страна Пресвитера Иоанна, страна Иванов, и в прежние времена, затерянные теперь еще и подмененной географией прежней истории, была также захвачена и так же, как Царская Россия, уведена в плен Вавилонский. И, наверное, так же, как и голем СССР, плен этот существовал ровно 70 лет.

История же, как гласит непреложная истина, если ее не правильно поняли или вообще забыли, обычно повторяется. Вот почему об этом царстве с тех пор, дабы мы вновь наступили на ловко выставленные нам под ноги грабли, — ни слуху, ни духу…

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 2. Кн. 5. Ие Руса лим http://www.proza.ru/2017/05/10/1616

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх