Загадки истории.

2 889 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Клятва 1613 г. Патриарх Никон

Клятва 1613 г. Патриарх Никон

Свидетельств того, что Патриарх Никон был местночтимым святым, более чем достаточно.

В 1891 г. архимандритом Леонидом (Кавелиным) была издана книга “Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII века) обще и местно чтимых. Справочная книга по русской агиографии”. В этой книге в число 795 святых включен и “Никон, Патриарх Московский и всея России” [492] (c. 128–129. № 512).

Архимандритом Леонидом (Кавелиным) был также издан Месяцеслов Воскресенского монастыря, в котором также упоминается имя Святителя Никона. [493] Этот Месяцеслов был переиздан в 1875 году (тип. А.И. Мамонова) и в 1884 г. (тип. Ефимова).

Почитание Патриарха Никона как святого, сохранялось в Киево-Печерской Лавре, где в 1875 году была издана книга “Молитвенное призывание преподобных отцев Ближних пещер” со следующей молитвой: “Стражие наши, путеводители и бесов отгонители Варвара Великомученица, Борис Страстотерпец, Глеб Страстотерпец, Игорь Мученик, Димитрий Ростовский, Феодосий Черниговский, Иов Почаевский, Никон Ново-Иерусалимский, Тихон Задонский, Иоасаф Белгородский, молите Бога о нас” [494] (с. 19). Это молитвенное призывание сохранено и в издании 2003 года [495] (с. 18).

Множество мнений о святости Патриарха Никона высказывалось как в прошлом, так и сегодня.

Вот мнение архимандрита Серафима (Соболева):

“Таким образом, как деятельность, так и жизнь Патриарха Никона свидетельствуют о том, что нам следует не обвинять его в непомерной гордости, а благоговейно преклоняться перед ним, чтить его вместе с простым верующим русским народом, как праведного и благодатного светильника Русской Церкви, и всемерно содействовать тому, чтобы в возрожденной России он был причислен к лику святых Российской Церкви” [496] (с. 89)» [489].

Вот с кем, что выясняется, вел непримиримую войну царь Алексей, руководимый масонами — со святым Патриархом. Так что и еще очередной миф оказывается развенчанным. Причем, на фоне уж куда теперь более чем явно просвечивающей антинародной деятельности Алексея Михайловича и его «кружковцев»:

«В ноябре 1652 года с Печатного двора удален и лишен скуфьи справщик протопоп собора Черниговских чудотворцев Михаил Рогов. Рогов служил на Печатном дворе с 1640 г. Иван Неронов укорял в происшедшем Патриарха Никона, выговаривая ему в лицо в январе 1657 г.: “Ты черниговского протопопа Михайла проклял дерзостно, и скуфью с него снял за то, что он в книге Кирилла Иерусалимского в двоестрочии не делом положил, что христианам мучения не будет, сице: «Аще, рече, Бог грешником и мукою претит, обаче своего создания в конец не погубит»” [505] (с. 346).

Даже такие, противоречащие не только догматам веры, но и здравому смыслу мысли о том, что само по себе крещение является залогом спасения, Неронов считает допустимыми!» [489] (с. 77).

Вообще протестантизм «боголюбцев», лишь при первом взгляде на вводимые ими догмы, сразу бросается в глаза:

«Они намеренно вводили в книги искажения, противоречащие законам церкви. Так, в прологе, напечатанном при патриархе Иосифе, они настойчиво стараются доказать, что не обязательно ходить в церковь, можно молиться и дома: “аще нам, грешным, Святое писание и муками претит, но Господь Бог милости своей ради, создания своего не погубит” [480] (с. 39)» [489] (с. 80).

«Основанием для появления еретического двуперстия в России середины XVII в. явились ереси, искажающие православное учение о Святой Троице и Боговоплощении. Лжеучения новых ересиархов основывались на древних ересях манихеев, ариан и несториан и являлись новым проявлением ереси жидовствующих» [489] (с. 81).

«“Боголюбцы” были тесно связаны с ересиархом Капитоном и являлись прямыми продолжателями дела новгородско-московских еретиков, осужденных за ересь жидовствующих еще при Василии III» [489] (с. 77).

«Главное обвинение против капитоновского учения заключалось в том, что оно отрицало триединство Божества — Троицы.

Как известно, отрицание догмата триединого Бога составляло наиболее характерную черту лжеучения новгородско-московских еретиков XV–XVI вв.

О возрождении ереси жидовствующих в раскольническом движении XVII в. свидетельствуют многие источники, в том числе старообрядческие» [489] (с. 82).

Вот, например, что сообщает дьяк Федор о ереси ересиархов «древлеправославия»:

«Они, протопоп Аввакум и поп Лазарь, начали Троицу на тех престолах исповедовать: и трибожну, и трисущу говорят, и в трех лицах, но три состава, а Христос на четвертом престоле сидит и самого существа божественного не исповедывают, но только силу и благодать от сыновней ипостаси, излившуюся на Деву, а самое существо сыновне и Духа Святого на землю никогда не сходит, но сила и благодать посылается. Дух свят не сам же сходил в пятидесятницу, глаголют. Так они описывают божество Святой Троицы плотским разумом. А во ад схожение Христово с плотью по восстанию из гроба исповедует Аввакум, а восстание Христово от гроба не называет воскресением, но восстанием токмо, а воскрес-де, когда из ада вышел. А Лазарь глаголет, только душу бывшую в аду силою Божества и без плоти, до восстания из гроба, и восстание Христово от гроба называет воскресением — Лазарь и Аввакуму противится в том. И в предложении святых даров они оба мудрствуют — с начала проскомидии совершенно тело Христова и кровь. А основа Церкви на Петре апостоле, а не на Христе самом. Я, дьякон Феодор, всего их мудрствования не приемлю, но отметаю» [507] (с. 41).

А свидетельствует об этом самый ярый апологет «старообрядчества» — Каптерев. То есть здесь и врагов их выискивать особо не требуется: они сами себя в своей же ереси обличают.

Вот еще свидетельство. И вновь — из «старообрядческой» литературы:

«“Я родился от православных родителей, крещен был православным священником, но с возрастом постепенно охладевал к хождению в храм Божий для молитвы, и если изредка ходил, то без всякого к тому усердия, потому что в нашей стороне находится много старообрядцев: Спасова, Филиппова, Федосьева и других согласий, которые говорили мне, что ныне в церковь ходить не нужно, ибо в ней царствует антихрист, и что которые в нее ходят, те невидимо поклоняются антихристу.

Все они старались уверить меня, что настало от лет Патриарха Никона царство последнего антихриста, что архиереи и священники великороссийской церкви суть слуги антихристовы… троеперстное сложение называли печатью антихриста и приводили на это доказательство из 91 главы, как впоследствии оказалось, подложного “седмитолкового апокалипсиса”… Они дали мне с этого подложного апокалипсиса список, и я, читая его, по своей простоте, всему писанному в нем верил, и вполне убедился, что ныне уже царствует антихрист, и троеперстное сложение есть, действительно, печать антихристова…. Поэтому необходимым признал снова креститься, но недоумевал, от кого именно креститься: от филипповцев или федосьевцев. Так как те и другие одинаково утверждают необходимость крещения, а между собой имеют раздор, обзывают друг друга еретиками, то у меня и явилась мысль расследовать, кто из них правее, чтобы безошибочно можно было принять крещение. Стал рассматривать их разногласия, но сколько ни рассматривал, не нашел достаточной причины, из-за которой следовало бы им разделяться” [508].

Беседуя с наставниками различных согласий, крестьянин Иван Александров пытливо искал ответы и в Священном Писании: можно ли спастись без Святого причастия, как можно получить благодать не через епископов, так как у старообрядцев нет преемственной благодатной хиротонии, и многое другое. От ответов на такие простые эти вопросы наставники разных согласий уклонялись:

“Поэтому я решился, наконец, заняться исследованием о Церкви великороссийской, проверить, правду ли о ней мне говорили, что будто от лет патриаршества Никона она впала в ереси и чрез то лишилась благодати Святого Духа. После долговременного и тщательного рассмотрения я убедился, что Церковь великороссийская, согласно со всеми Святыми отцами, всегда веровала и ныне православно верует во единого Бога по существу, но славимого в Троице лиц Божества; она учит и ныне так же, как учили древние Святые отцы, что Бог Отец не рождается и не исходит ни от кого, Сын Божий рождается от Отца, Дух Святый исходит от Отца. Она учит, что Сын Божий нашего ради спасения сошел с небес, воплотился от Духа Святого и Марии Девы, и вочеловечился, потерпел за нас страдания, распятие, смерть и погребение. Словом, она учит всему тому, чему учит веровать Символ православный веры. Великороссийская Церковь проповедует, что в Церкви Христовой должна быть непрерывною священная иеpapxия или священноначалие: епископ, пресвитер и диакон, она учит, как учили все святые отцы, что епископы, как Апостолы от Христа, посылаются от своих старших епископов, а не сами собою входят в словесное стадо, яко лжепастыри, — что преемство епископского чина никогда не прерывалось и не прервется, потому что Церковь без епископа существовать не может”[508] (с. 30–33).

Иван Александров после длительных бесед с наставниками разных согласий пришел к следующему окончательному выводу:

“Я вполне убедился и в том, что старообрядцы несправедливо обвиняют Патриарха Никона за внесение новостей в богослужебный книги, потому что Патриарх Никон исправлял книги не самовольно, но с согласия русских святителей и по совету восточных патриархов, которых предшественник Никона Московский патриарх Иосиф велит слушать как самого Христа (Книга о Вере лист. 232). Триперстное сложение, троекратное аллилуйя, пятипросфорие, имя Спасителю с двумя гласными буквами Иисус, и прочее, что старообрядцы называют новостями, все это до веры не касается, и было принято не новою, а древнею Церковью. Я сам видел книги, писанные и печатанные за много лет до патриаршества Никона, в коих все вышеупомянутые порицаемые старообрядцами особенности православной Церкви находятся, и потому их новостью именовать нельзя” [508] (с. 66–68)» [489] (с. 83–85).

Но, что выясняется сейчас и что и ранее людям не лишенным дара здоровой любознательности как день видно было:

«Именно Аввакум явился автором учения о двоеперстии. Вот как оно появилось, а лишь потом уже “вдруг” стали обнаруживаться списки Стоглава (все разные). При патриархе Иосифе на печатном дворе обосновались “боголюбцы”, которым царь безраздельно доверял» [489] (с. 85).

Царь этот, заметим, доверял им исключительно потому, что они последовательно воплощали в жизнь не чьи-нибудь, но именно его наставления по части нововведений. Ведь именно Романовы в течение десятилетий, что мы выяснили, имели у себя в советниках предоставивших им Российский трон масонов, имеющих постоянную связь со своими боссами: от Сендивогия до Валентина Андреа. Так что было кому направлять действия этих самых «старообрядствующих». И никаких ошибок якобы безграмотных переписчиков здесь и близко нет — все переписчики курировались достаточно жесткой командой — самими царями и в рот, исключая лишь Никона, глядящим этим царям Романовым их бутафорским патриархам.

«Никон стал Первосвятителем Русской Православной Церкви в тот период, когда уже была сформулирована и развита идея “Москва — третий Рим”, когда уже была побеждена усилиями Иосифа Волоцкого и Нила Сорского [506]“ересь жидовствующих” в ее явном виде, но ее последствия не были преободены, при том, что полную, фактически 100% власть над царем и патриархом Иосифом приобрели “ревнители благочестия” или “боголюбцы”. Именно они при патриархе Иосифе распоряжались печатанием книг. Они же и распространили через печатное слово еретические толкования обрядов, включая двоеперстие, поместили это учение в нескольких книгах, именно: в предисловиях к Псалтири (1642) и следованной Псалтири (1642), издававшихся потом несколько раз, в “Книге Кирилловой” (гл. 14), в “Книге о вере” (гл. 9) и в малом Катехизисе [487].

Через все эти книги, и особенно чрез Псалтирь, по которой обучалось молодое поколение, учение о двуперстии начало распространяться с необычайною быстротою, так что с наступлением 2-ой половины XVII в. одни только люди престарелые продолжали еще держаться древнего, троеперстного крестного знамения и не хотели принимать нового, двуперстного…

Так через справщиков печатных книг, через самых близких к царю людей, происходило внесение ереси в богослужебную практику. Термин “старообрядчество” поэтому лишен смысла, это скорее “новообрядчество”. “Ревнители” сыграли в этих искажениях главную роль и если они и не были справщиками непосредственно, то реально влияли на процесс книжной справы» [489] (с. 79).

Но вот что противопоставил этим новообрядцам Патриарх Никон:

«Арсений Суханов, теперь настоятель Троице-Сергиевой лавры, был снова отправлен, чтобы собрать или купить в древних монастырях древние рукописи.

Так он приобрел их 505 в Афонском монастыре, в числе их было Евангелие 605-го года, псалтирь —1055 года и служебник 1055 и 1200 года. Кроме того Никону прислали еще около 200 рукописей патриархи — константинопольский, александрийский, антиохийский и сербский, равно как многие митрополиты, архиепископы и протопресвитеры.

Весною 1655 года созванный собор, в котором принимали участие патриарх антиохийский Макарий, патриарх сербский Гавриил и митрополиты никейский Григорий и молдавский Гедеон, еще раз подтвердил постановления соборов 1654 года в Москве и Константинополе [504] (с. 50).

Кроме того, согласились относительно крестного знамения, потому что патриарх Макарий, при согласии других чужеземных святителей, объяснил, что издавна был обычай делать крестное знамение тремя перстами. Тех, которые по армянскому обычаю полагали бы крестное знамение двумя перстами, анафемствовали» [489] (с. 88).

Так что кто прав, а кто виноват, разобрались прекрасно еще тогда же. Но для того ли мировое масонство столь долго и кропотливо вело к Российскому трону своих людей? Ведь то, что не удалось «жидовствующим» сделать в эпоху Ивана III и Василия III, после убийства семейства Бориса Годунова, век спустя с помощью смуты было все же исполнено. И пусть обоих Лжедмитриев, Шуйского и бояр Семибоярщины удержать на Российском троне не удалось, но вот с Романовыми этот старый как мир номер все-таки прошел: с их воцарением масоны оказались у кормила Российского государства. Потому, несмотря на просто вопиющую правоту Патриарха Никона, вступившего в борьбу с тщательно подготавливаемым на государственном уровне уводом русского человека в сторону протестантизма, находящийся на услужении у мировой закулисы царь решает спор пусть и не в пользу своих «кружковцев», но, после удаления Никона из Кремля, и не в пользу Патриарха.

А вообще, если быть последовательным, никакого раскола в Русской Церкви на самом деле после собора 1666–1667 гг. не произошло. Просто явные еретики, что собой представляли «старообрядцы», были окончательно отлучены от Церкви. Только-то и всего. Понятно, что при этом было исправлено, а что оставлено после переделок в безызменности, сегодня мы имеем возможность только гадать. Но и у раскольников, что теперь становится и еще более понятным, истины никогда не было, а потому нечего у них ее и пробовать искать. Но искать надо те книги, которые все же пожелали упрятать от нашего взора масоны, столь плотно курирующие нашу богослужебную литературу в царствование первых Романовых, и постоянно находясь в нашей стране в качестве личных лекарей царствующего дома.

Вот еще очередные факты антиправославной деятельности Романовых.

На сей раз мы выслушиваем дифирамбы Алексею Михайловичу из уст заморского восхвалителя этой западообожательной династии поляка Якова Рейтенфельса, посетившего Московию в 1670 г.:

«…Алексей так предан набожному образу жизни, что с ним постоянно духовник, без разрешения которого он не посещает даже никаких игр или зрелищ» [363] (гл. 7, с. 290).

То есть посещает выстроенный им же театр Алексей Михайлович, что выясняется, аккурат с одобрения своего духовника. Что ж у него за духовник за такой был? Какого вероисповедания, коль наше отечественное театр запрещало вообще?

Вот какой вид церкви за полвека правления выстроили к тому моменту Романовы.

А вот и еще атрибутика этой церкви, книги которой столь безжалостно спалили афонские монахи:

«По внушению последнего [духовника — А.М.] и при содействии также покойной царицы он велел вынести дорогие, прекрасной работы органы, находившиеся в главной церкви Кремля, и удалить вообще всякую музыку из храмов» (там же).

А интересно бы знать — как орган, общепризнанный музыкальный инструмент католической церкви, вообще попадает в наш центральный храм страны??? Мало того, какую такую музыку удаляют и из всех иных храмов?

На этот вроде бы и неразрешимый на первый взгляд вопрос дает ответ сам же Рейтенфельс. Алексей Михайлович:

«…выражает страстное желание присоединиться к св. католической церкви» (там же).

Причем, выражал он это свое желание прилюдно. Даже при приеме послов иностранных государств. Вот, например, как описывает один из произнесенных им тостов присутствовавший в 1655 г. в Москве в составе австрийского посольства Франциск Гундулич:

«Пью за здоровье моего дражайшего брата Фердинанда III, желаю ему здоровья, долголетия и продолжения между нами, как и между нашими предками, братской любви и дружбы, чтобы мы общими силами уничтожили общих врагов святой веры католической» [405] (с. 155).

То есть веру Ватикана Алексей Михайлович считал святой…

Потому-то и палят отпечатанные им богослужебные книги русские монахи на св. горе Афон. После чего становится понятной и многолетняя опека Романовых постоянно приезжающими в нашу страну масонами.

И чтобы до конца стала ясна суть этих посещений, следует лишь вспомнить тот момент, когда, сотню лет спустя, руководитель московских масонов Шварц даже откроет одному из своих подопечных:

«…потаенные цели ордена, клонившиеся даже к тому, чтобы уничтожить Православие в России» [40] (с. 134).

Так что пышный расцвет масонства в XVIII столетии был подготовлен столетием предыдущим. И все это устроено с помощью: двух Лжедмитриев, «первопечатника» Федорова, князей Острожских и Филарета, основателя династии Романовых.

Вот какими словами подводит итог под деятельностью первых Романовых Ключевский:

«Они поназывали несколько тысяч иноземцев, офицеров, солдат и мастеров, с их помощью кое-как поставили значительную часть своей рати на регулярную ногу и то плохую… после больших хлопот и усилий с трудом вернули две потерянные области, Смоленскую и Северскую, и едва удержали в своих руках половину добровольно отдавшейся им Малороссии. Вот и все существенные плоды их 70-летних жертв и усилий! Государственного порядка они не улучшили, напротив, сделали его тяжелее прежнего, отказались от земского самоуправления, обособлением сословий усилив общественную рознь и пожертвовав свободой крестьянского труда» [178] (с. 295).

То есть, иными словами, но уже в духе нынешнего времени, — прославили себя упорными попытками отъема земли у свободного хлебопашца и высаживаемой ему на шею всякой шушеры захребетной — по типу советского образца колхозов — с безправным замордованным населением Русской Земли.

А потому исключительно с засилием иноземщины, что сами же они и подтверждают, что выясняется, и воевал наш народ, предводительствуемый Стенькой Разиным. В захваченной им Астрахани:

«…особенное внимание разбойника было обращено на немцев, которых он всех, сколько ни мог захватить, велел перебить…» [395] (с. 453).

Вообще же эта народная война, преподанная нам как кутеж некоего пьяницы и душегубца, имела много иные от нам внушенных цели:

«Пленные, спрошенные при пытке, чего они добивались, отвечали: “итти прямо на Москву и умертвить всех бояр”» [395] (с. 456).

То есть изрубить продавшуюся масонам верхнюю прослойку общества.

Сам же Разин, что выясняется, был взят в плен обманом:

«…некий капитан донских казаков, оставшийся верным царю, хитростью… взял его в плен, и под красивым предлогом, увез его в Москву… его убедили, что ведут его туда, чтобы он мог устно переговорить с его царским величеством» (там же).

И вот чем подытоживает достаточно непривычную для нас оценку деятельности Степана Разина голландец Койэтт:

«Злобный против вельмож, с которыми он обращался жестоко, он очень любовно относился к простым солдатам: он называл их братьями и детьми, и это доставляло ему такую любовь с их стороны, что, будь ему удача, он, без сомнения, сделался бы и остался бы замечательным государем» [395] (с. 458).

И действительно. Россия ну никак не могла бы не возродиться как величайшая в мире держава, если бы захватившие ее трон масоны были в ту пору прогнаны за границы или перебиты.

Но случилось иначе.

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 3. Кн. 2. Клятва 1613 г. http://www.proza.ru/2017/05/10/1676

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх