Загадки истории.

2 890 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...
  • Валентина
    Хорошая задумка у автора статьи, но что же это за ляп? : "Дошло до того, что министр иностранных дел Германии начал п...Зачем переписываю...
  • G
    сталина потому что нету..........Зачем переписываю...

Гонки в Средиземном море

Шестидневная война и Совет Безопасности

Гонки в Средиземном море

Мы, рядовые бойцы, конечно, тогда ничего не знали, но честно выполняли свой долг. Позже, изучая историю Шестидневной войны, я обнаружил записки Леонида Николаевича Кутакова, нашего представителя в ООН с 1968 по 1973 год, который был заместителем Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности. Он раскрыл всю подноготную того конфликта.
27 мая 1967 года делегация Объединённой Арабской Республики(ОАР) потребовала обсуждения в Совете Безопасности вопроса обагрессивной политике Израиля, угрожающей миру и безопасности на Ближнем Востоке. Серия предшествующих заседаний не принесла результатов — обструкционистская тактика США и Англии, поддержанная их союзниками по НАТО, помешала принятию позитивных решений. Израиль вероломно напал не только на Египет, но и на Сирию с Иорданией.
Когда открылось 1347-е заседание Совета Безопасности ООН, сотрудники охраны зорко следили за публикой. Ведь было много попыток провокаций. Не один раз охрана отнимала оружие у представителей экстремистской организации «Лига защиты евреев».
Утвердили повестку дня: жалоба правительства ОАР на преднамеренное неспровоцированное нападение израильских вооружённых сил.

Заслушали выступления представителей ОАР и Израиля, после чего началась словесная эквилибристика. Только Советский Союз решительно выступил в защиту арабских государств. Советская делегация стремилась добиться одобрения решения о прекращении огня. В результате интенсивных консультаций, проводимых нашими дипломатами, удалось убедить даже ближайших союзников США — Англию, Канаду, Данию — в необходимости принятия резолюции о прекращении огня.
6 июня Совет Безопасности ООН принял такую резолюцию, но Израиль игнорировал её и продолжал военные действия. Бронетанковые части вышли к берегам реки Иордан, и создалась угроза выхода израильских войск на западный берег Суэцкого канала.
Поздно вечером 7 июня Совбез принял резолюцию №234, в которой категорически требовал прекратить огонь в течение нескольких часов. Но Израиль и это проигнорировал. Его армия, добившись успеха на Синайском полуострове, развернула наступление вдоль всей сирийско-израильской демаркационной линии. Израильтяне планировали захватить Дамаск и свергнуть прогрессивный режим Сирии.
Утром 9 июня Совет Безопасности потребовал прекращения всех военных операций на израильско-сирийском фронте. Но США и Израиль затеяли дипломатическую игру, утверждая, что неясно, кто именно нарушает резолюцию Совбе-за. Штаты явно делали ставку на то, чтобы выиграть время. Американцы хотели дать шанс Израилю не только захватить как можно больше территорий, но и добиться свержения прогрессивных режимов в арабских странах. 9 июня заседание закончилось поздно, а рано утром 10 июня из Дамаска поступило сообщение, что на город движется израильская армия. Её танки были в 60 километрах от столицы Сирии. Начальник штаба наблюдателей ООН подтвердил факты воздушных атак на предместья Дамаска.
Резолюции ООН не действовали. Необходимы были решительные действия в поддержку жертв агрессии вне рамок ООН. И здесь своё веское слово сказали социалистические страны во главе с Советским Союзом. Ими 9 июня было принято совместное заявление, в котором указывалось, что социалистические страны считают необходимым сделать соответствующие выводы из того факта, что Израиль не выполнил решения Совета Безопасности и не прекратил военных действий.


Альберту Эйнштейну в 1952 году поступило предложение занять пост президента Израиля, но учёный отказался. Взамен он завещал все права на свои работы и использование своего имиджа Иерусалимскому университету.


Одновременно с заявлением все подписавшие его сообщили о разрыве дипломатических отношений с Израилем. «Если Израиль не прекратит военные действия, — заявил советский представитель в ООН Н.Т. Федоренко, — СССР вместе с другими миролюбивыми государствами применит санкции против Израиля». Наверное, учитывалось и присутствие нашей подводной лодки у берегов воинственного государства.

Странное радиосообщение

Начало Шестидневной войны застало нас в Адриатическом море. Мы уже 45 суток были в походе. Патрулирование по маршруту было изнурительным. Управление атомоходом тогда передали Черноморскому флоту. Его штаб не знал возможностейатомных лодок и, ориентируясь на дизельные, дал нам указание поддерживать генеральную скорость 2,5 узла. При такой скорости наша лодка водоизмещением 6000 тонн не могла удерживать глубину. Мы были вынуждены идти с минимальной скоростью в 4 узла, при этом периодически возвращаясь назад, чтобы удерживать свою точку местонахождения.
7 июня 1967 года в час ночи мы получили радиосообщение, поставившее нас в тупик. Нам предписывалось к концу следующих суток достичь побережья Израиля и быть готовыми нанести ракетный удар по Тель-Авиву. Расчёты показали, что наша скорость на переходе должна быть не менее 50 узлов. По тем временам, да и сейчас это скорость фантастическая даже для атомных судов. Кроме того, у нас была ракетная загрузка против надводных целей. Чтобы этими снарядами стрелять по суше, нужно было в них отсоединить систему самонаведения. А это можно было сделать только в надводном положении. Значит, мы подвергались риску обнаружения. Но приказ есть приказ, и мы приступили к его выполнению всеми доступными средствами. Изменили курс, увеличили скорость…
После совещания старший на борту — заместитель командира дивизии подводных лодок капитан 1-го ранга Валентин Николаевич Поникаровский (впоследствии адмирал, ныне покойный) — решил ждать следующего сеанса связи с Москвой. К счастью, наверху разобрались, и через восемь часов, на очередном сеансе связи, мы получили новый приказ, реальный по выполнению.

Пополнение запасов

Нам предписывалось следовать в Восточное Средиземноморье с задачей осуществлять слежение за авианосными ударными соединениями США и НАТО, которые устремились к берегам Израиля, чтобы при необходимости поддержать его. Меня до сих пор удивляет, что, много говоря о Карибском кризисе 1962 года, когда мир находился на грани новой войны, историки забывают, что подобная ситуация возникла и в июне 1967 года, и тогда причиной был Израиль. Обстановка в восточной части Средиземного моря тогда была серьёзнее, чем даже в последующих конфликтах в Персидском заливе.
И вот перед нами вся в огнях — зажжены даже бортовые люстры — плавбаза, которая должна пополнить наши запасы провианта и топлива, чтобы мы могли далее выполнять свои задачи. Возник вопрос, сколько нам нужно питьевой воды. На самой плавбазе её было в обрез, а приказ штаба гласил: всё отдать нам! Но мы успокоили командира плавбазы, сообщив, что можем их даже выручить — дать тонны две чистейшей пресной воды.
Всю загрузку нам следовало провести за четыре часа. Добровольцев искать было не надо — это вся команда, и офицеры в том числе. Кому не хотелось подышать свежим воздухом после 45-суточного заточения в стальном корпусе? А потом когда ещё пришлось бы взглянуть на Средиземное море, хоть и ночью. Началась погрузка через носовой и кормовой люки. 17 тонн груза через два небольших отверстия исчезли в чреве субмарины за 3,5 часа. Я прямо с палубы плавбазы прыгнул на мостик лодки с накладными в руках и нырнул в люк, который за мной задраил командир, капитан 1-го ранга Владимир Павлович Шехавцов (ныне покойный). Швартовы были отданы, и мы прямо из-под борта плавбазы ушли на глубину. Поступил сигнал, что в воздухе появились американские противолодочные самолёты «Орионы», а мы не должны были себя обнаружить, продолжая выполнение боевой задачи… Только через 47 суток мы отдраили верхний рубочный люк у родных берегов. А весь поход продолжался 92 дня.
Этот случай описан в книге американских авторов Шерри Зонтаг и Кристофера Дрю «История подводного шпионажа против СССР», в главе «Гонки в Средиземном море».

Дипломатам не под силу

Несмотря на все нестыковки в организации этого боевого похода, так никто и не мог обнаружить присутствие советских атомных подводных лодок в Средиземном море в период Шестидневной войны. Заявление правительства СССР об этом считали блефом. Но оно было основано на фактах, и тот поход — заслуга флота перед Отечеством.
Только решительные действия Союза предотвратили дальнейшую оккупацию арабских территорий. А те районы, которые с попустительства США и Англии были захвачены Израилем в Шестидневной войне, и сегодня являются яблоком раздора на Ближнем Востоке.
Подводя итог в общем-то рядовой задачи тех дней, можно сказать так: флот никогда даром свой хлеб не ел. Это должны уяснить руководители государства. Ведь одним своим присутствием флот иногда решает задачи, которые не под силу сотням дипломатов.

Автор: Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга в отставке

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх