Загадки истории.

2 888 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Прародитель русских стрельцов

 Он провел военную реформу задолго до Петра Первого

Прародитель русских стрельцов

Фигуру Алексея Адашева на знаменитом памятнике в Новгороде найти среди множества других портретов не просто: за тысячелетие у России накопилось немало выдающихся личностей. Однако, как считать: «за кадром» остались сотни миллионов, а вот окольничего, воеводу и ближайшего помощника Ивана Грозного (в короткий светлый период его царствования) создатели монумента сочли справедливым увековечить.

Среди тех, кто стоял ближе всего к Ивану IV, в первую очередь обычно вспоминают Адашева и Сильвестра. Хотя были, конечно, и другие, скажем, князь Андрей Курбский или митрополит Макарий, которые тоже оказывали влияние на молодого царя. Именно эти люди оказались рядом с государем после страшных московских пожаров (в апреле и июне 1547 года). Народ связал эти пожары с ненавистным ему временщиком Глинским, который все детские годы Ивана IV вместо него правил страной. Начался бунт, а, как результат, в верхнем эшелоне власти произошли серьёзные перемены.
 
Алексей Адашев – родом из небогатых провинциальных костромских дворян - оказался в числе руководителей так называемой «Избранной рады» - ряда царских советников, «мужей разумных и совершенных», по словам Карамзина, ставших фактически неофициальным правительством страны в 1540-1550-х годах.
Согласно некоторым источникам, Адашев был среди них первым номером, то есть, де-факто премьером. Заведовал Челобитным и Казённым Приказами, являлся хранителем личного архива царя вместе с печатью «для скорых и тайных дел». На него же была возложена задача составления новой общегосударственной летописи.
 
Как видим, немало обязанностей и ответственности. Причем, выдвинулся Адашев, как видим, из провинциальных, худородных дворян, то есть, исключительно благодаря своим талантам и трудолюбию. Вот лишь некоторые из дел, к которым приложил руку Адашев: созыв самого первого земского собора для утверждения Судебника 1550 года, созыв церковного собора Стоглава в 1551 году, покорение Казани в 1552 году и Астрахани (1556 год), дарование так называемых уставных грамот, определивших самостоятельные суды общин, улучшение положения служилых людей. Боролся Адашев и против старого, традиционного в ту пору, отечественного зла, тормозившего развитие страны — местничества.
 
Занимался и военной реформой, стрельцы появились при нём. Это уже много позже стрельцы стали архаикой, а тогда составили основу русского воинства. Создал по тем временам и нечто вроде военной элиты - «избранную тысячу» воинов из дворян, которым дали землю под Москвой, чтобы всегда были под рукой. По мере сил укреплял Адашев столь нужное в армейской службе единоначалие. Да и сам не раз воевал: в 1560 году вместе с князем Иваном Мстиславским он, например, возглавлял армию, взявшую в Ливонии мощную крепость Феллин. А во время осады Казани в 1552 году даже занимался инженерными работами. И т.д. Иначе говоря, очевидно, что на памятнике в Новгороде фигура Адашева появилась обоснованно.
 
Прародитель русских стрельцов

Война с Ливонией

 
Не говоря уже о том, что именно этот человек в ту пору вёл все важнейшие для страны внешнеполитические дела, то есть, являлся главным русским дипломатом. В 1551 и 1552 годах Адашев ведёт переговоры с казанским царём Шиг-Алеем, в 1553 году с ногайцами, в 1554, 1557 и 1558 годах с Ливонией, в 1558 и в 1560-м с Польшей, в 1559 году с Данией. И везде твёрдо защищает русские интересы.
Так в чём же суть преобразований и как они способствовали эволюционному развитию русского государства? Февральское совещание 1549 года (его иногда называют «Собором примирения») стало фактически первым Земским собором. А это означало, по мнению ряда историков, превращение Русского государства «в сословно-представительную монархию, создание центрального сословно-представительного учреждения». Или другими словами впервые в отечественной истории важнейшие решения в жизни государства начали приниматься не единолично государем или группой лиц, приближенных к нему, а хотя бы представителями господствующего класса.

Прародитель русских стрельцов

Стоглавый собор

Особо стоит отметить роль Алексея Адашева во главе Челобитного приказа (или Челобитной избы – это учреждение поначалу называли так). Дело в том, что само появление подобного учреждения, куда можно было обратиться с жалобой даже на боярина и которое по сути играло роль контрольного органа, явилось детищем самой благотворной атмосферы того времени. Челобитный приказ стал для государства высшим апелляционным ведомством.

Причиной охлаждения Ивана Грозного к реформаторам обычно считают два события. Прежде всего это смерть его первой и любимой жены Анастасии, в которой её родственники клеветнически обвинили адашевцев. Они никак не могли смириться с тем, что при дворе оказались не на первых ролях. Но был и другой – уже вполне серьёзный повод – засомневаться в былых помощниках. Опасно заболев, царь написал завещание и потребовал, чтобы все присягнули его сыну, младенцу Дмитрию. Однако некоторые (среди них оказался и отец Алексея Адашева – Фёдор) прямо заявили больному царю, что не хотят повиноваться роду Романовых, которые неизбежно встанут у власти после смерти царя. Как минимум, до совершеннолетия Дмитрия. В этой ситуации многие предпочитали видеть на троне князя Владимира Старицкого. Подобные заявления оказались роковыми, поскольку Иван неожиданно для всех выздоровел, а сомнительное поведение своих слуг запомнил.

Наконец, была и третья причина резкого охлаждения к вчерашним помощникам, хотя о ней почему-то вспоминают реже. Иван IV просто повзрослел, почувствовал силу и захотел действовать абсолютно самостоятельно. Ну, а остальное уже продиктовало своеобразие этой не вполне здоровой личности.

В 1560 году правительство Адашева пало. И ввиду разногласий с царём во внешней политике (Крым или Ливония?), и по всем остальным причинам. Как бы то ни было Алексей Адашев, почувствовав в царе перемену, по собственной воле отправился в ссылку – как и хотел государь – воевать с Ливонией. Однако это не спасло. Вскоре пришёл приказ: арестовать и посадить. Там в тюрьме Дерпта он через пару месяцев и скончался от горячки или, как тогда говорили, от «огненного недуга». Точного диагноза не знает, разумеется, никто. Ну, а весь род Адашевых Иван Грозный истребил. Полностью. Под корень.

В письме к бежавшему из страны от расправы князю Андрею Курбскому Иван Грозный о «вине» Адашева и Сильвестра пишет: «Видя измены от вельмож, мы взяли вашего начальника, Алексея Адашева, от гноища и сравняли его с вельможами, ожидая от него прямой службы…Потом для духовного совета и спасения души взял я попа Сильвестра… Он начал хорошо, и я ему для духовного совета повиновался. Но потом он… подружился с Адашевым, и начали советоваться тайком от нас, считая нас слабоумными».

Слабоумным Иван Грозный точно не был. Наоборот, этот человек, несомненно, обладал немалыми талантами, а вот был ли он психически здоров? Впрочем, эволюционерам не дано выбирать ни политический строй, ни психическое здоровье вождя. Единственное, что они могут, это приносить максимум пользы Отечеству в ту эпоху, куда их забросила судьба.

Источник:

http://ria.ru/

 

 

 

 


 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Картина дня

наверх