Загадки истории.

2 894 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Что не так с потомками Ярослава Мудрого и какое отношение к этому имеет викинг, ставший святым

Что не так с потомками Ярослава Мудрого и какое отношение к этому имеет викинг, ставший святым

Короли и конунги викингов – норвежцев, датчан, шведов вошли в историю как Прекрасноволосые, с Короткими Штанами, Змеи в Глазу, Суровые или Бескостные. Но нашлось среди них и место для одного Святого. Таким стал Олаф Харальдссон, правивший в Норвегии с 1015 по 1028 годы.

Военная карьера Олафа началась с походов в Англию в 1009 – 1013 годах. Там он сначала сражался на стороне датчан, принимая участие в их набегах, а потом оказался в числе нанятых Этельредом Неразумным викингов и служил уже англосаксам. Надо сказать, служил верно, потому что когда в 1013 году Этельреду пришлось бежать в Нормандию после того, как его разгромил Свен Вилобородый, Олаф оказался с ним. Там, в Нормандии он принял крещение. На тот момент Олафу было около 18 лет.

Потом Свен умер, Этельред вернулся на английский трон и остался драться с сыновьями Свена, а Олаф поспешил в Норвегию. Дело в том, что Свен Вилобородый был еще и норвежским королем, а раз он умер, Олаф мог попытать счастья, потому что по роду был потомком первого норвежского короля. И что интересно, у него получилось. Местные ярлы и бонды провозгласили его норвежским королем.

В 1017 году Олаф попытался договориться со шведскими соседями. Ради этого затевалась свадьба Олафа на Ингигерде, дочери шведского конунга Олафа Шётконунга.

Эта свадьба позволяла добиться мира между норвежцами и шведами. Считается, что они понравились друг другу. Но Ингигерде была приготовлена другая судьба. И вот тут начинается интересное, потому что тут переплетается судьба шведской принцессы, скандинавские саги и непонятные результаты генетических исследований потомков Рюриковичей.

Как было договорено, Олаф осенью 1018 года приехал на границу шведских и норвежских земель. Туда же шведский конунг должен был привезти Ингигерду, после чего планировалось сыграть свадьбу. Но шведы не приехали.

Когда к шведам прислали гонцов, чтобы разобраться, что за ерунда происходит со свадьбой, то оказалось, что Ингигерде нашли более другого мужа. Это был никто иной как новгородский князь Ярослав, будущий Ярослав Мудрый, который тогда как раз искал союзников для борьбы со своим старшим братом Святополком. Впрочем, Олаф все равно женился на дочери шведского конунга, только на другой – на Астрид.

Надо отметить, роман Олафа со шведской принцессой, если верить скандинавским сагам, на этом не закончился. В «Пряди об Эймунде» рассказывается, что когда Олафу придется бежать из Норвегии, он отправился в Новгород. Находясь там, он закрутил «тайную любовную связь» с Ингигердой. Позднее, когда Олаф сделал попытку вернуть себе Норвегию, она оставила у себя его сына Магнуса.

 
княгиня Ингигерда и Ярослав Мудрый
княгиня Ингигерда и Ярослав Мудрый

Что дает эта история с «тайной любовной связью», описанной в саге? А дает она кроме романтического момента в старой истории, то, что по мнению С. С. Алексашина, может объяснить тот факт, что у потомков Рюриковичей разные генетические гаплогруппы. Все дело в том, что у потомков Владимира Мономаха она в основном «северная», а у потомков черниговского князя Олега Святославича – в основном «славянская». Так вот этот момент запросто объясняется, в случае, если Всеволод Ярославич, отец Владимира Мономаха, на самом деле был бы не сыном Ярослава, а Олафа. Тем более, что по времени даты нахождения Олафа в Новгороде у Ингигерды и последующее рождение Всеволода Ярославича, в общем-то, сходятся. Но это – если верить сагам.

С другой стороны надо понимать, что Олаф появился в Новгороде вовсе не сразу после того, как Ингигерду выдали замуж за Ярослава. До момента их «романтической встречи» прошло долгих десять лет. До 1027 года Олаф наводил свои порядки в Норвегии, отбирая у ярлов «свободы» и усиливая свою власть. То есть, между Это, конечно, местной знати, привыкшей к тому, что король где-то очень далеко, не нравилось.

Поэтому все больше людей становилось на сторону сына Свена Вилобородого Кнута, который к тому моменту сколачивал большую северную империю. В 1027 году Олаф напал на Данию, но был разгромлен, после чего потерял и Норвегию и отправился на восток, в Новгород, чтобы попасть в качестве романтического героя в «Сагу об Эймунде». А в Норвегии стал править Кнут Великий, точнее его представитель.

Ну а Олаф, пожив некоторое время в Новгороде и оставив нам загадку с потомством Ярослава Мудрого и Ингигерды, в 1030 году отправился в Норвегию, чтобы вернуть себе место короля. Там как раз утонул наместник Кнута и пока датско-английский король не прислал нового, можно было попытаться вернуть себе место главнюка. Но не получилось, в сражении при Стикластадире победили сторонники Кнута. Точнее, те, кто не хотел, чтобы Олаф со своим христианством и жесткими порядками вернулся в Норвегию.

 
Последний бой Олафа Святого
Последний бой Олафа Святого

В сражении Олаф погиб. По саге его враги отнеслись к погибшему конунгу уважительно. Причем, в «Саге об Олафе Святом» рассказывается, что рана на теле погибшего конунга сама собой затянулась. В результате уже через год после гибели, норвежский епископ Гимкель с согласия сына Кнута Свейна, ставшего наместником в Норвегии, и «по решению народа» объявил, что «Олаф конунг – святой». Вот ведь как бывает – и друзья, и враги признали, что конунг был достойным человеком.

Самое интересное то, что те, кто считали, что Олаф слишком активно наводит свои порядки и лучше пусть будет далекий Кнут, в итоге просчитались. Кнут руками своего сына Свейна закрутил гайки еще сильнее. Именно по этой причине в дальнейшем норвежским королем сможет стать сын Олафа Магнус, а потом – единоутробный брат Олафа – знаменитый Харальд Хардрада, автор «Вис Радости», воин, прославивший себя по всей Европе, от Византии до Англии. 

 

источник

Картина дня

наверх