Загадки истории.

2 897 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр15 января, 9:30
    Они делали ЭКСы не для набивания собственных карманов,а для борьбы .Чем и отличаются от настоящих бандитов во власти...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:28
    "Иосиф был лидером преступной группировки" Это что за рвота? А лидерами каких группировок были Чернов, Спиридонова. А...Как бывший семина...
  • Николай Волынский13 января, 19:13
    важная деталь: в середине 30-х репрессии свирепствовали во всех почти европейских государствах, а не в одном СССР. Ре...Зачем переписываю...

Проклятье Древнего Ханаана. Спрут

Проклятье Древнего Ханаана. Спрут

Бунд

Между тем правительство все же приступило к рассмотрению вопросов о вредоносности еврейской деятельности в чуждой им стране. И лишь одни эти вопросы уже фактически и являются ответами по так называемому «еврейскому вопросу»:

«“Какие вообще стороны экономической деятельности особенно вредно влияют на быт коренного населения данных местностей?” Какие затруднения мешают применять узаконения о евреях относительно покупки и арендования земель, торговли крепкими напитками, ростовщичества? Какие изменения признавались бы необходимыми, дабы устранить обход евреями законов? “Какие вообще следовало [бы] принять меры законодательные и административные, дабы парализовать вредное влияние евреев в разных родах экономической деятельности?” (ЕЭ, т. 1, с. 827)» [70] (с. 200).

Так что лишь сами только еще вопросы и являются уже вполне готовым ответом на существо почему-то всегда считающегося не разрешимым этого самого «еврейского вопроса»! Ведь сами же они о себе вполне откровенно и заявляют:

«“талмудическая нравственность не ставит евреям никаких преград, ежели дело идет о наживе на счет иноплеменника” (ЕЭ, т. 1, с. 827–828)» [70] (с. 201).

И это касается иноплеменников на любой части планеты.

Например:

«…евреи Америки сделали свои состояния на контрабанде алкоголя в дни “сухого закона”» [91] (с. 130).

А вот как расшифровывается статистическими данными миф о некоей черте оседлости, якобы столь ущемляющей интересы еврейства:

«“…если в 1880 во внутренних губерниях жило, по официальным данным, 34 тысячи евреев, то по переписи 1897 — уже 315 тысяч, в 9 раз больше” (Ю. Гессен, т. 2, с. 210; ЕЭ, т. 11, с. 534–539)» [70] (с. 206).

Между тем, все впоследствии случившиеся ограничения по приему евреев в некоторые высшие учебные заведения связаны именно с тем, что экономическое свое преимущество над глупыми Чичиковыми-Коробочками они теперь уже пожелали закрепить и политически. Ведь аристократ, плохо что-либо и желающий понимать в происходящем, желал всю теперь свою безмятежную жизнь, отдав инородцам на откуп кровеносные артерии государства, тянуть потихонечку в растяжку свой процент и продолжать свои излюбленные пиры. Однако же все эти давно умершие черви становились окутывающему своей удавкой страну спруту уже все более и более без надобности. Потому, пользуясь полным попустительством властей, и приступили хананеи к организации свержения власти всей этой давно смердящей зловонием разлагающегося покойника политической мертвечины. И при полном одобрении этого самого верхнего насквозь либерального общества хананеи и внедрялись теперь в любом количестве в любой ВУЗ страны, где впоследствии и разворачивали революционную агитацию. И лишь когда стало понятно, что только ограничительные меры для их туда поступления смогут на какое-то время в какой-то степени нейтрализовать раздувание ими пожара этой самой гидры революции, только лишь тогда и были приняты теперь на все лады критикуемые эти самые якобы чуть ли ни националистические ограничения.

Но было уже поздно. И глупых казибошек ждала совершенно неминуемая за их предательство расплата: превентивными мерами вскормленного ими нашей кровью вампира было уже не унять…

Однако ж почему первые удары революционеров были направлены именно «в народ»?

Сейчас принято считать это движение ошибкой.

Однако ж никакой ошибкой это движение не было. Просто последним бастионом, твердо все так еще и продолжающим отстаивать свою веру, Православие, оставалось крестьянство. А потому удар наносился именно по нему. Понимая же, что обыкновенным нигилизмом, который вмиг, практически с налета, легко подчинил себе нерусский слой населения России — аристократа, русского мужика не проймешь, революционеры выдвигали следующие идеи:

«…успех можно обезпечить только одним путем — созданием новой религии… Нужно выдумать такую религию, которая была бы против царя и правительства… религия без бога и святых… Надо составить катехизис и молитвы в этом духе» [275] (с. 63).

Такой религией была избрана вера в так называемое «светлое будущее», когда-де все будут жить сыто и счастливо. А потому:

«…пропагандисты тужились, разъясняя крестьянам смысл социального и экономического равенства…» [60] (с. 98).

И смысл всей этой пропаганды отмены существующих неравенств сводился к тому, чтобы разжечь алчность стяжания материальных благ в русском крестьянине, разъяснив ему всю выгодность веры в необходимость произведения грабежа грабителей. А потому:

«Народ должен в конце концов понять и свое безправие…» [60] (с. 84)

А то ведь не понимают — от того и не рвутся бунтовать. Значит необходимо искусственно разжечь влечение к протесту, указав цель и общие формы веры в нее.

И вот под каким соусом производилась попытка впрыскивания бациллы этой новой религии в народ:

«…чтобы пользоваться доверием народной массы — нужно было проникнуть в нее в виде рабочего или мужика” [276] (с. 74).

«Но, вспоминает Дейч: как идти в народ, чтобы тебя слушали и верили бы в тебя? ведь евреи “выдава[ли] себя сразу, как говором, так наружностью и манерами”. А еще надо, для подхода, сыпать народными прибаутками! А еще же надо показать себя умелым в сельских работах, для городских евреев непривычно и тяжело. Хотинский для этого сперва работал на хуторе своего брата (Дейч, с. 34–37, 183)» [70] (с. 222).

И вот из каких национальностей состояла заражающая народ бациллами якобинства организация «пламенных революционеров»:

«Командующий Сибирским Военным Округом генерал Н.Н. Сухотин составил на 1 января 1905 года статистику политических поднадзорных во всей Сибири по национальностям. И оказалось: русских — 1898 (42%), евреев 1678 (37%), поляков 624 (14%), кавказцев 147, прибалтов 85, прочих 94… Еще интересна там другая строка: “в том числе скрывшихся”. И здесь процентное отношение меняется так: русских — 17%, евреев — 64%, остальных 19%» [277] (т. 32, с. 229).

А между тем ведь даже этих самых «остальных» числится в «скрывшихся» больше, чем русских, а уж о евреях и говорить нечего. И после изучения этой самой последней строки теперь уже, наконец, становится вполне понятно о предназначении гоев в исключительно именно еврейском революционном движении. Ведь если подверглось репрессивным мерам русских обманутых людей даже несколько больше, нежели слишком чувствительных к наступающей опасности евреев, которые составляли и всего-то 5% населения страны, то этих самых репрессий благополучно умудрялось избежать два из трех евреев. Русским же простачкам, подставленным ими под удар, удавалось уйти лишь одному из шести. Такова формула всех революций. Ведь стоит букашкам поддаться пропаганде о смене идеологической ориентации, как они тут же вполне закономерно становятся добычей раскинувшего сети паука.

И такая картина наблюдалась уже в 1905 году. Так какой же процент русских дурачков ими оказался подставлен к моменту уже «пролетарской» революции, если после октябрьского переворота еврейское представительство в Совете, в конце концов, дошло до 95 %?!

Но и из состава оставшихся 5% взявших власть в «рабочие» руки революционеров: русских оказалось тоже — 5%! Остальные, как и предыдущие 95%, исключительно — заезжие!

Потому и не вошли ни в один сборник стихов Есенина хранящиеся сейчас в архивах ЦГАЛИ строки одной из его неопубликованных поэм:

Только жаль тех

дурашливых юных,

Что сгубили себя сгоряча.

А потому там же и сообщается об импортности посаженных нам на шею еврейских революционеров:

Одолели нас люди заезжие,

А своих не пускают домой!

(ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 122).

Между тем, вся эта революция является инициативой исключительно именно еврейской. Ведь отнюдь не зря в 1896 году Плеханов на конгрессе Социалистического Интернационала назвал их:

«“авангардом рабочей армии в России” [278]. Оно и стало — Бунд (Вильна, 1897), на полгода раньше создания РСДРП. И дальше: I съезд РСДРП, уже по эстафете, состоялся в Минске (где и была резиденция ЦК Бунда) в 1898. Еврейская энциклопедия сообщает, что “из восьми делегатов… пятеро были евреями: представители киевской «Рабочей газеты» Б. Эйдельман, Н. Вигдорчик… [и] Бунда — А. Кремер, А. Мутник, Ш. Кац [Еще были Радченко, Петрусевич и Ванновский]. В образованный на съезде центральный комитет партии в составе трех человек вошли А. Кремер и Б. Эйдельман” (КЕЭ, т. 7, с. 396). Так РСДРП родилась — в ближайшем родстве с Бундом. [И: еще до “Искры” редактирование газеты Бунда предлагали взять на себя — Ленину [279] (т. 5, с. 463–464, 518)» [70] (с. 243–244).

Это произошло:

«…потому, что как раз назрела пора возрождаться и еврейскому национальному самосознанию, — в 1897, году создания Бунда, состоялся и первый Всемирный конгресс сионизма» [70] (с. 250).

Проведем параллель: «Сионские протоколы» (Базель) — Бунд — РСДРП. А ведь в самом еще только первом ЦК партии из троих его членов двое были евреи! Мало того, один из них представлял собою так и вообще это самое государство в государстве: хананейскую партию Бунд! Между тем и само это совещание состоялось именно в том городе, где как раз и находилась резиденция ЦК Бунда! Но ведь руководил этим Бундом впоследствии уж не кто-нибудь, но сам Троцкий — главный ставленник «Мемфис Мицраим». То есть и сам этот бунд — все от той же организации: Ротшильдов-Рокфеллеров.

Вот теперь и нечего удивляться, что огонь этой самой якобы «русской» революции разожгли из сионистской «Искры», а затем и погрели на нем руки, все те же самые до боли знакомые извечно революционные инородцы. Ведь они с самого еще начала во всех учреждаемых ими партиях всегда собирали подавляющее гоев (в их понимании — скотов) большинство.

И все это никак не могло происходить самопроизвольно. Ведь кто-то этот их процент, всегда определяющий большинство, все же корректировал. И отнюдь не без помощи крупных финансовых вливаний. Ведь даже вождь сионизма, Герцль, по словам Н.Д. Любимова, в разговоре с Плеве:

«признал, что западные еврейские банкиры помогают революционным партиям в России» [280] (т. 2, с. 301).

Умерший в 1904 г. Герцль был сменен другим лидером сионизма, ИзраэлемЗангвилем, который воспользовался субсидиями еврейских банкиров Якова Шиффа и парижского Ротшильда.

Между тем вся ненависть российского еврейства своею основою прорывается во времена правления двух последних Русских Царей. И это неспроста — ведь именно они и предотвратили уже было заползшую к нам за пазуху змею «бархатной» еврейской революции, выпущенную на Россию реформами Александра II. Ведь они как могли — спасли нас тогда от полного уже намеченного окончательного закабаления этой за шиворот к нам забравшейся народностью.

Первые обрубания щупалец уже опутавшего к тому времени страну спрута произвел Александр III, введя множество ограничений на деятельность евреев. Лишь из одной Москвы тогда было выселено 20 тыс. незаконно проживающих там еврейских семей. Уменьшили процент учащихся евреев в Вузах страны, которые уже просто были ими к тому времени наводнены до предела. Наследникам вероисповедания Древнего Ханаана запретили тогда и многие виды юридической деятельности, где к тому времени на самые ответственные должности они также в достаточном количестве провели своих людей. Однако самый чувствительный удар по кровососной деятельности присосавшегося к телу России спрута нанес уже Николай II, сменивший своего отца, отравленного масонами:

«После того как в 1896 в России была введена казенная винная монополия, устранившая всех частных шинкарей и акцизную продажу питей, — в следующем году общий доход казны от продажи питей оказался 285 млн. руб. — тогда как прямые налоги с населения дали всего 98 млн.» [281] (с. 46)»

Таким образом, введя государственную монополию на спиртные напитки, Николай II отобрал у присосавшегося к телу России кровососа такую баснословную сумму финансовых средств, которая практически втрое превышает вообще все собираемые государством налоги с законопослушных его граждан! То есть лишь на одном спиртном ежегодно высасываемая из русского человека этим спрутом кровь своим количеством аж втрое превзошла средства, собираемые в течение года нашим государством для пополнения своего бюджета!

Может потому еврейские революционеры и назвали этого Русского Царя «Кровавым»? Ведь именно кровь своих подданных он столь ревностно, практически в одиночку, пытался оградить от клыков присосавшегося к телу его страны спрута?

Вот как об этом надрывно плачется Еврейская энциклопедия:

«“Введение в конце 90-х годов казенной продажи питей в черте оседлости лишило более 100 000 евреев их заработка” (ЕЭ, т. 5, с. 614; КЕЭ, т. 7, с. 346)» [70] (с. 294).

Так Николай II отвадил этих врожденных шинкарей от их столь странной любви к «сельской жизни».

Но и иные виды околпачивания русского человека пока еще оставались в руках жида. Ведь лишь у него и имелись для ведения паразитического образа жизни столь необходимые финансовые средства.

Россия (вместо многих иных куда как более выгодных в нашей холодной стране сфер деятельности) реформами Петра была насильно приставлена к выращиванию хлеба, сельскохозяйственное производство которого у нас в стране было всегда в 4 раза менее продуктивно, нежели на Западе. Но даже и то последнее, что от его продажи все же можно было выручить, забирал приставленный к нашему телу непроизводительный элемент, усаженный нам на шею в добавление к аристократу.

«“Из всего еврейского населения СССР до революции целых 18% приходилось на тех, кто занимался хлебной торговлей… [больше миллиона одних только перекупщиков хлеба! — А.М.]

Это обстоятельство создало известное нерасположение к еврейскому населению со стороны крестьян” (Ларин, с. 70)» [70] (с. 298–299).

Вот те раз! В дом забрался вор, а мы, вместо — «ату его!», будем выспрашивать — не будет ли он так любезен, обчистив нашу квартиру, соблаговолить оставить нам ну хоть чего-нибудь на наше пропитание…

Но не только самое главное богатство русского крестьянина, хлеб, захватил в свои жадные руки усаженный нам на шею продажными чиновниками хананей:

«“Около сахарной промышленности питались сотни тысяч еврейских семейств в качестве посредников при продаже сахара…” (Слиозберг, т. 2, с. 231)» [70] (с. 302).

То есть и выращиваемая нами же сахарная свекла, и произведенный из нее сахар — все проходило через жадно протянутые к нашему достоянию руки инородца.

А вот и еще статья дохода разбогатевшего на нашей шее представителя этого содомского гонимого племени. Российские железные дороги, еще со времен царя-либерала, так же являлись предметом экспансии капитала все того же спрута, накрепко вцепившегося присосками своих щупалец к кровеносным артериям Державы. Однако же «Кровавый» и тут обрубил ими жадно протянутые к нашему достоянию присоски:

«“с 1890-х гг. их строило главным образом государство” (КЕЭ, т. 7, с. 369)» [70] (с. 302).

То есть и в этой области Николай II решительно и неотвратимо оттеснил присосавшегося было к нашему телу кровососа. Так что всплывает вот и еще очередное его «прегрешение» перед международным кагалом.

А вот еще «прегрешение» перед нашими врагами Святого Великомученика Благоверного Царя-искупителя Николая II, умученного от жидов. Из Москвы:

«С 1891 по 1905 год выселению подверглись около 30 тысяч еврейских семейств…» [282].

То есть здоровая инициатива Александра III была всецело поддержана и его венценосным сыном. Так что спрут последовательно лишался своих щупалец, отсекаемых ему Николаем II. Потому-то затем и возникла эта самая пресловутая «революционная ситуация», организованная капиталом Ротшильдов-Рокфеллеров и «Мемфис Мицраим».

Революцию 1905 г. организовало международное еврейство, столь услужливо снабжающее финансовыми средствами практически всех врагов России. В том числе и империалистическое правительство Японии, которое для ведения войны с Россией было обезпечено самой современной военной флотилией. Но и разжиганием революционного пожара в нашем тылу оно тоже отнюдь не брезговало:

«…восстание было сделано на деньги японского правительства. Еще во время японской войны 1905 года царской полицией было установлено, что листовки, которые были разбросаны в Петрограде, и листовки, которые разбрасывались среди солдат в Манчжурии, были изготовлены в одной и той же типографии, т.е. все это было координировано из одного центра и это вполне естественно. Все это были хорошо скоординированные политические и идеологические диверсии» [37] (с. 71).

Однако ж хоть печатались все эти прокламации и в Японии, но оплачивало эту работу международное еврейство. Причем, оплачивались не только услуги «профессионалов» политического плана, но и услуги наемников, для которых было закуплено лучшее на тот день в мире оружие. В Москве на Пресне это сильно удивило подавлявших этот еврейский мятеж солдат:

«…самое странное началось, когда солдаты, уничтожая и беря в плен боевиков, были поражены: у боевиков были даже снайперы со снайперскими винтовками, большое количество разнообразного оружия западных систем: винтовок, маузеров, наганов, браунингов… На вооружении в Германии маузер был принят только в 1908 г., а в России у бандитов… они появились уже в 1905 г. Но еще удивительнее то, что на Пресне у боевиков появились английские пулеметы. У наших солдат ничего подобного не было…» [231] (с. 306).

Так что вооружены были выступившие против русской власти в стране большевики лучшим в ту пору оружием.

И, как и везде и всегда в раздувании бури революции, евреи были не только ее закулисными организаторами, но и самыми активными и самыми многочисленными исполнителями:

«“В стачках почти повсеместно участвовали одни еврейские рабочие… В целом ряде городов при попытках остановить заводы и фабрики русские рабочие оказывали сильное сопротивление”… вмешивалась полиция, и в ряде городов при Бунде “созданы были боевые отряды…” (Н. Бухбиндер. 9 января и еврейское рабочее движение // Красная летопись, 1922, № 1, с. 81–87)… из-за высокой активности Бунда “могло казаться, что, главным образом, недовольны евреи, и они протестуют, а остальные народы уже не очень-то революционны” (Диманштейн // “1905”, т. 3, вып. 1, с. 145, 147)» [70] (с. 364).

Еще 25 октября 1905 года Николай II писал своей матери:

«Народ возмутился наглостью и дерзостью революционеров, а так как 9/10 из них ЖИДЫ, то вся злость обрушилась на тех — отсюда еврейские погромы» [148] (с. 207).

«Пока народ не догадывался, кто именно дергал его за нервы, кто возбуждал его против престола и веры, — народ еще волновался и бунтовал, но стоило еврейским руководителям высунуть свои черные головы наружу — народ очнулся и отхлынул от них. В тех городах, где еврейские руководители революции выдвинулись из толпы особенно заметно, результатом было возмущение народа… не против русского правительства, а против евреев… кровавой полосой прошли погромы евреев в 1905 году именно в тех городах, где еврейских руководителей революции было особенно много… Но Бог миловал, и еврейская свинья не только не съела, но сама едва живой выскочила из переделки, потеряв изрядное количество своей щетины. Результатом оборудованной евреями первой нашей “революции” был не только разгром этой революции, но и такое “безпокойство” для г-д евреев, что около миллиона их сочли полезным для себя эмигрировать в Америку» [45] (с. 407).

А ведь так называемая революция 1905 г. в самом начале представляла собой лишь сеть организованных евреями убийств государственных чиновников, которым в ультимативной форме были предложены условия подчинения их диктату, и которые этих условий не приняли, но остались верны своему Государю. И вся эта страшная охота за людьми была закамуфлирована якобы недовольством народа результатами проигранной войны. Той самой войны, которая, на самом деле, уже в полностью выигрышном для России завершении, лишь Портсмутским миром и была объявлена проигранной. Ведь людские ресурсы Японии были к тому времени выкошены выше критической отметки, и эта поддержанная мировым еврейским капиталом азиатская страна стояла на пороге полного краха…

Но Витте привез такой «мир», который и послужил маслом в огонь всех далее устроенных евреями безпорядков. Витте предал Николая II. Вот потому-то никакой террорист как на его самого жизнь, так и на жизнь ему подобных государственных чиновников, заключивших тайное соглашательство с международным кагалом, никогда не покусился бы. Тем же, кто на подкуп не поддавался, кто не желал порочить своего честного имени связью с еврейскими революционерами, была объявлена настоящая война, где пошедшего против кагала человека подкарауливала смерть — практически из-за каждого угла!

Однако же Царь, густо окруженный предателями, был дезинформирован о происходящем и требовал как от самих градоначальников, так и от подчиненных им городовых ни в коем случае не покидать своих постов и до конца стоять на уличных перекрестках под постоянной угрозой их жизням. И еврейские террористы убивали верных правительству слуг с завидным постоянством.

Тогда Витте посоветовал Николаю II все же внять мнению народных масс, с таким завидным напором все требующих дать им конституцию.

Царь, считая по тем временам свое окружение все же людьми порядочными, послушался совета своего премьер-министра. Вот тут-то и грянула заготовленная Витте и его соподельниками волна погромов русской государственности, сегодня именуемой революцией 1905 года. Но еще более серьезные последствия оставила финансовая деятельность Витте:

«Россия вследствие той финансовой системы, которую создал Витте, целиком зависела от внешних займов: буквально каждый рубль должен был иметь полноценное золотое обезпечение известной величины. И потому каждая эмиссия денежных знаков должна была сопровождаться соответственным увеличением золотого государственного запаса. Надо сказать, что подобного положения вещей не было ни в одной европейской стране. В результате Россия должна была регулярно брать в кредит соответствующее количество золота в других странах, а затем выплачивать баснословную сумму по процентам. Кредит же находился в западно-европейских странах в руках еврейских банкирских домов. И это делало Россию зависимой от масонов — политиков этих стран, и от еврейских финансовых кругов. При таком положении вещей вести последовательную борьбу с масонством было просто невозможно» [110] (с. 516–517).

Так была подготовлена почва для последующей уже внешней агрессии на нашу страну. Но Россия даже в таком положении все же выстояла:

«…несмотря на то, что японцев солидно финансировал Шифф, экономика их в последние месяцы военных действий была накануне краха, и в момент портсмутских переговоров в Японии разразился страшный экономический кризис…

В отличие от России, Япония уже не в состоянии была вести войну… К моменту начала переговоров Россия только еще разворачивала свои воинские контингенты в связи с трудностью доставки войск и снаряжения из центральной России по еще строившейся железной дороге. Именно японцам был нужен мирный договор, а не России… в 1908 г. сам Николай II говорил, что Витте его обманул, что Портсмутский мир — ошибка, т.к. “мы в сущности уже победили японцев и только (заключенный) мир помешал доказать эту победу ясно” [283] (с. 182)» [110] (с. 598).

Вот каким было мнение Николая II о Витте, чьи повторяющиеся предательства стали теперь более чем очевидны:

«Нет, никогда, пока я жив, не поручу я этому человеку (Витте) самого маленького дела, после того, как мне и Столыпину с таким трудом удалось ослабить… жидовскую клику» [284] (с. 174).

Это произошло после того, как Царь, думая все же даровать народу столь удивительно настойчиво требуемую от него демократию, объявляет Манифест, который, для нормальных людей, явился бы высочайшей милостью. Однако ж вместо всеобщего благоденствия наступает совершенно непредвиденный хаос — революционное еврейство топчет власть ногами, убивает преданных правительству людей.

Но и эта предательская «подсказка» последовала все от того же Витте, которому:

«…удалось в октябре 1905 г. убедить Николая II в том, что сохранение полноты царской власти невозможно без издания конституции…» [3] (с. 28).

Мало того, Витте пытался идти уже дальше — к полной революционной анархии в стране:

«он принимал земские делегации, которые уже настаивали на Учредительном Собрании, амнистии, удалении войск, организации народной милиции и прочих атрибутах подлинной революции» [244] (с. 46).

Да, Николай II, думая, что перемен требует и действительно сам народ, пошел на поводу у Витте. Но как мог он знать, что его главным советником является масон?

Потому-то и сам Витте после полученных этих «свобод» требовал «продолжения банкета», то есть вообще устранения Монархии от управления государством и введении Учредительного Собрания, и сами революционеры ликовали и совершенно не собирались останавливаться на достигнутом. Еврейскими революционерами манифест был встречен с таким нескрываемым злорадством, о котором Николай II даже и в самых своих кошмарных снах никогда и подумать бы не смог. Ведь евреи решили, что русская власть висит теперь буквально на волоске, а потому появляется возможность ее просто отобрать. Ведь либеральное дворянство, являясь хоть и синтетическими, но такими же бактериями, давно уже дуют с ними в одну и ту же «дуду», а народ гойский: либо спит, либо сам же и помогает революционному еврейству воздвигать баррикады, как, например, в Москве — на «Красной Пресне». Хоть даже и здесь подавляющее большинство «боевиков» оказались приехавшими на поездах визитерами, принадлежавшими все к той же нами рассматриваемой этой изначально революционной народности.

Вот и вспыхнули, как будто бы стихийно, одновременно практически по всей Империи, в день получения Манифеста, эти многотысячные митинги, перешедшие в антиправительственные выступления. И каждое такое торжище демократии обязательно заканчивалось кощунственным надруганием над государственным флагом России и портретами Царя. И всех, кто как-либо хоть пытался препятствовать этому разгулу хананейского неистовства, просто убивали!

И наиболее многолюдны эти антирусские митинги были именно в черте оседлости, где еврейское население преобладало.

Однако ж уговорить рабочих стать на сторону революции, то есть на сторону бастующего и кощунствующего населения местечек, либерально-революционно настроенного студенчества и давно вставшей на сторону своих союзников из гетто аристократии, провокаторам так и не удалось. А причиной тому послужило слишком подавляющее число хананеев среди всех этих агитаторов. А так как среди еще тех рабочих был слишком большой процент православных людей — вчерашних крестьян, то жидовская агитация и не смогла тогда поднять русского человека на борьбу против власти своего же Царя. И потому погром Русской государственности в сердцах оставшихся верными Божьему Помазаннику русских людей вполне закономерно вызвал ответную реакцию. Страшен русский бунт!

И вооруженные огнестрельным оружием организованные в отряды так называемой «самообороны» хананеи, нагло убивавшие на улицах пытавшихся им противостоять представителей власти, практически повсеместно оказались разгромлены вмиг организовавшимися для защиты своих святынь полностью безоружными (!!!) русскими людьми [70] (339–417)!

Библиографию см.: http://www.proza.ru/2017/05/20/1170

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх