Решение «русского вопроса». Роман Носиков про 22 июня

Решение «русского вопроса»: Роман Носиков про 22 июня

Сегодня 22 июня, большой день. В этот день нам есть, что вспомнить. О чем подумать.

22 июня — это день, когда гитлеровская Германия и ее союзники совершили то, ради чего их породила и взрастила западная цивилизация. Они приступили к решению «русского вопроса».

Русские и их товарищи дали на заданный вопрос вполне исчерпывающий ответ.

Чужой смех

Эта авантюра дорого стоила немецкому народу и тем, кто согласился стать в этом деле его сообщником. И только милосердие наших предков не сделало эту цену непомерной.

Только милосердие наших предков, их дисциплина и сдержанность, проявленные спустя четыре года, позволили немецкому народу и еще десятку народов поменьше дожить до нынешних дней.

Только поэтому в Берлине сейчас звучит вся та же немецкая речь, по улицам ходят, шарахаясь от беженцев из Северной Африки, немецкие девушки. Греют на солнечных курортах старые кости немецкие пенсионеры.

Всего этого могло и не быть. И немцы это понимали. Вот кусок записи из дневника обычного немецкого парня: «В полдень мы отъехали в совершенно переполненном поезде городской электрички с анхтальского вокзала. С нами в поезде было много женщин — беженцев из занятых русскими восточных районов Берлина. Они тащили с собой все свое имущество: набитый рюкзак. Ничего больше. Ужас застыл на их лицах, злость и отчаяние наполняли людей! Еще никогда я не слышал таких ругательств... Тут кто-то заорал, перекрывая шум: «Тихо!» Мы увидели невзрачного грязного солдата, на форме — два железных креста и золотой немецкий крест. На рукаве у него была нашивка с четырьмя маленькими металлическими танками, что означало, что он подбил четыре танка в ближнем бою. «Я хочу вам кое-что сказать, — кричал он, и в вагоне электрички наступила тишина. — Даже если вы не хотите слушать! Прекратите нытье! Мы должны выиграть эту войну, мы не должны терять мужества. Если победят другие — русские, поляки, французы, чехи — и хоть на один процент сделают с нашим народом то, что мы шесть лет подряд творили с ними, то через несколько недель не останется в живых ни одного немца. Это говорит вам тот, кто шесть лет сам был в оккупированных странах!» В поезде стало так тихо, что было бы слышно, как упала шпилька».

Но это все было уже потом. Через несколько лет. Через несколько лет страданий, боли, горя, слез, унижений, плена, убийств, голода, расстрелов, повешений.

И еще смеха. И бахвальства.

Вот посмотрите, как видит войну в 1941-м немецкий пропагандист.

«Угроза в лице этих пленных советских орд обезврежена». Посмотрите на этих жалких, оборванных людей. Это тоже наши предки. Они смешны. Забавны даже. Им можно дать сигаретку перед тем, как расстрелять или отправить подыхать в концлагерь. Они растеряны. А напротив них стоят настоящие победители. Хищники. В красивой форме. С красивыми значками.

А вот как видит 22 июня 1941 года мой коллега-журналист Егор Просвирнин, один из идеологов политического движения, созданного Игорем Стрелковым: «22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию. Небо потемнело от самолетов. Земля затряслась от танков. Деревья зашатались от хохота — это хохотали сотни, тысячи чинов Русской императорский армии, вступившие добровольцами в вермахт, СС или создавшие свои подразделения. Белые русские возвращались в красную совдепию... Они резали, сжигали заживо и хохотали. Они пили смерть красных и не могли напиться, жажда сжигала и сжигала их, гнала от горы трупов к горе, от горы к горе, от горы к горе. От мяса к мясу. И мяса всегда было мало».

 

Решение «русского вопроса»: Роман Носиков про 22 июня

 

Упорные русские

Тогда — 22 июня 1941 года — никто еще не знал будущего. Никакого. Не случилось еще ни битвы под Москвой, ни Сталинграда, ни Курской дуги, ни берлинской операции. Ни холодной войны, ни Гагарина, ниГорбачева, ни Ельцина. Ни Беловежской пущи. Ни чеченских войн. Ни апартеида в Прибалтике. Ни этнических чисток по всему павшему СССР.

Ни Евромайдана. Ни Крымской весны. Ни Новороссии. Ни санкций. Ничего этого не было.

А были только люди. Это были такие же люди, как те, которых с таким удовольствием показывает немецкая кинохроника образца 1941 года. Из тех же школ. С тех же заводов и колхозов.

Дневник генерала Гальдера, 29 июня 1941 года: «Следует отметить упорство русских соединений в бою. Имеют место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами. Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Сведения с фронта подтверждают, что русские везде сражаются до последнего человека».

Откуда им, завоевателям из тысячелетнего рейха, было знать, что один из «упорных русских» поднимет Знамя Победы над Рейхстагом? Особенно тогда — когда снималась эта задорная немецкая кинохроника и «деревья шатались от хохота» тех, кто решил приватизировать титул «русский»? Откуда?

Из дневника жительницы города Каунаса Елены Буйвидайте-Куторгене: «14 января 1942 г. Большой мороз — 28–30 градусов. Вид военнопленных ужасен. Умирают тысячами. Иногда утром более сильных, очевидно, гонят по набережной на работу. Призраки, тени людей! На днях немцы убили женщину, перебросившую хлеб через забор. Труп ее немцы не позволяли убирать несколько дней».

 

Решение «русского вопроса»: Роман Носиков про 22 июня

 

В таких условиях создавались подпольные ячейки, готовились восстания и побеги.

Бывал такое, что твой собрат-военнопленный вдруг начинал говорить о том, что все кончено, все пропало, надо только сотрудничать. Или вдруг, наоборот, проявлял невиданный прежде патриотизм и рвение, любовь к Родине и товарищу Сталину. И тот, и другой могли внезапно слегка прибавить в весе и вернуть румянец. Глаз начинал блестеть веселее.

И тогда их собратья ночью душили их вшивыми матрасами — и находили при них списки, записки, доносы. На следующий день, обнаружив труп осведомителя, администрация проводила допросы и расстрелы.

Зачем было так рисковать? Кушал бы человек. Завидно, что ли? Много ли ты тут, в плену, навоюешь? Но душили. Душили. Сворачивали шеи. Топили в отхожих местах. Везде. Всегда. Неизменно.

Быть человеком

А в тылу — в Москве, Туле, Сталинграде, блокадном Ленинграде — под градом зажигалок и листовок о неизбежной победе великой Германии люди работали. Собирали танки. Делали снаряды. Сверлили стволы. Крестили и отпевали. А с листовок им улыбались здоровые, сытые и красивые немецкие солдаты.

Но однажды те улыбки исчезли. И смех тот прекратился. Что-то попало в горло. Хохотун поперхнулся. Дернулось неуверенно лицо. Нога сделала первый шажок назад. И улыбка — пропала.

 

Решение «русского вопроса»: Роман Носиков про 22 июня

 

И как-то так постепенно получилось, что обсуждаются уже совсем другие вопросы этики и морали.

Старший сержант-артиллерист Всеволод Олимпиев: «Вопрос о мести фашистам как-то отпал сам собой. Не в традициях нашего народа отыгрываться на женщинах и детях, стариках и старухах. А невооруженных немцев-мужчин, пригодных для службы в армии, мне не приходилось встречать ни в городах Силезии, ни позже, в апреле, в Саксонии. Отношение советских солдат к немецкому населению там, где оно оставалось, можно назвать равнодушно-нейтральным. Никто, по крайней мере из нашего полка, их не преследовал и не трогал. Более того, когда мы встречали явно голодную многодетную немецкую семью, то без лишних слов делились с ней едой».

Читайте также: Маннергейм или Бессмертный полк: о выборе, который придется сделать

Всеволод еще, конечно, не знал того, что будет потом. Он не знал про холодную войну, про бегство нацистов в Америку и о Просвирнине не догадывался. А в 41-м, среди царящего тогда повсюду чужого веселья, он не знал, что он будет в Германии решать — мстить или не мстить.

И в 1945-м он, солдат победоносной Красной армии, как и весь народ, как и все такие же, как он, солдаты, труженики, пленные, оккупированные, хотел того же, что и в 41-м, и в 42-м,  — быть человеком.

Не сверхчеловеком. Не белым европейцем. И не хорошим, правильным, а поэтому получше питающимся, русским.

 

Решение «русского вопроса»: Роман Носиков про 22 июня

 

Он хотел быть человеком. Каждое мгновение своей жизни. С 22 июня 41-го по 9 мая 45-го. С первого и до последнего вздоха. У станка, в окопе, у матраса предателя.

Именно поэтому история и запомнила русского как почти сверхчеловека — именно его.

И никого другого.    

Роман Носиков

 

 

Зачем переписывают историю Второй мировой, и почему Россию не уважают так, как уважали СССР

Автор: Андрей Воронов 24.05.2020 3:00   

На протяжении почти полувека после окончания второй мировой даже на Западе не было тенденции к переписыванию истории. Были, конечно, отдельные маргиналы, от которых официальные власти всячески открещивались. Однако после развала Советского Союза, во времена уже новой России, подобные явления стали чуть ли не повсеместными, в том числе и среди части российского общества.

Как в 90-е годы тогдашние лидеры России отрекались от своей истории

Началось все вскоре после развала СССР, когда президент России Ельцин два раза за полгода публично унизил свою страну: сначала во время встречи в Кэмп-Дэвиде с Бушем-старшим, а потом и речью в конгрессе США, в которой он каялся за несуществующие грехи Советского Союза.

Именно тогда и разгорелась вовсю массовая кампания по дезинформации мирового сообщества относительно действий СССР во время Второй мировой войны, которая проходила по всем направлениям – в СМИ, литературе (это касается и «научных» работ), а также кинематографе.

Все генералы и старшие офицеры изображались предателями и маньяками, которые хотели «завалить противника трупами», контрразведчики выставлялись кровавыми упырями, ищущими кого-нибудь расстрелять просто из удовольствия. Неправдоподобно преувеличивалась роль штрафных подразделений в РККА.

В общем, навязывалась картина, что войну выиграли штрафники вопреки желанию командования и, конечно же, Верховного Главнокомандующего Сталина. Некоторая часть российского общества поддалась на такую бесхитростную пропаганду и стала отрицательно относиться к Победе.

Роль Запада в переписывании истории Второй мировой и отрицание решающего вклада СССР

Одновременно начались публикации псевдосенсаций. Например, того самого Договора о ненападении между Германией и СССР, громко названного «Пактом Молотова-Рибентроппа», хотя он был довольно хорошо изучен историками. Кстати, подобные договоры у гитлеровской Германии были почти со всеми странами Европы.

Анонсировались публикации неких «секретных протоколов», которых, кстати, потом никто не предоставил. А все дело в том, что Сталин просто использовал международную ситуацию в своих целях.

Жалеть Польшу, которая была до 1939 года злейшим врагом СССР, смысла не было, вот и вступила РККА на территорию Западных Украины и Белоруссии в сентябре 1939 года. Когда польское правительство было уже в изгнании. А ведь возвращенные территории и были тем «стратегическим предпольем» в канун войны.

Еще один фактор пропаганды касался значительного упрощения политики Гитлера до уровня «есть демократия – нет демократии». Как-то сразу забыли все о его расовых теориях, когда славян (именно их погибло больше всего в годы войны), евреев, цыган беспощадно уничтожали как раз на подобной «научной базе» только за то, что они «не арийцы».

То есть смысл войны сводился к тому, что она велась «за демократию», точнее за то, что понимают под этим словом на Западе. А если демократии этой не давал ни Гитлер, ни Сталин, то значит, они были одинаковыми. Вот отсюда и происходят корни высказываний типа «Пили бы баварское сегодня». Люди просто не понимают, что их бы просто на свете не было бы, если бы не подвиг советских солдат.

Почему во времена СССР почти не было попыток переписать историю

Во времена СССР попытки переписать историю тоже были, однако не в таком объеме и не на столь высоком уровне. В основном они предпринимались маргиналами и уж точно не озвучивались официальными лицами стран Запада. Но с развалом Советского Союза и прихода к власти в России прозападных сил ситуация резко изменилась.

Процесс шел по нарастающей, и если в РФ начало все меняться к лучшему еще с начала 2000-х годов, то на Западе, особенно в Восточной Европе ситуация лишь усугублялась. Дошло до того, что министр иностранных дел Германии начал признавать исключительную вину своей страны во Второй мировой войне.

Вместе с тем его восточные соседи заявляют, что все «не так однозначно», и призывают «не упрощать ситуацию». Нужно бы напомнить, что Вторая мировая война началась, вообще-то, с Мюнхена, после чего Польша тоже оторвала себе кусок Чехословакии, за что и получила от Черчилля нелестное прозвище «Гиена Европы». Однако, похоже, история ничему не учит европейцев, особенно из так называемых «молодых демократий».

Как бывший семинарист и бандит по кличке "Коба" смог стать главой огромного государства?

При упоминании Сталина, сразу в голове возникает образ: степенный усатый старик с трубкой, одного слова которого хватит, чтобы сослать в лагеря или расстрелять миллионы человек.

Но Иосиф Виссарионович тоже когда-то был молодым. И, если разобраться, ничего собой не представлял. Обычный грузинский парень, который учился в семинарии. И надо отметить, вопреки популярному сейчас мнению, хорошо учился. Поначалу.

Те, кто не любит Джугашвили, говорят: «Семинарист он был посредственный». Да, но только с 4-го класса.

То есть, способности были. Но Сосо стало интересно другое: подпольная литература и революционная деятельность.

В начале 20-го века он стал однопартийцем Ленина. И, есть мнение: именно Ульянов виноват в том, что Коба стал бандитом. Хотя тут можно спорить.

Историк Саймон Монтефиори изучил архивные документы и написал книгу «Молодой Сталин». Автор указывает, что юный Иосиф Виссарионович грабил для того, чтобы пополнить казну партии. Он сколотил банду, состоящую где-то из 20 человек, в состав которой входили и девушки, и промышлял по всему Кавказу.

Известна история двух банковских карет в Тифлисе в 1907 году. Сталин планировал эту операцию. Во главе группы грабителей он поставил своего товарища Симона Тер-Петросяна, известного под кличкой «Камо». В результате успешных действий было похищено 250 тыс. рублей или 4 млн. долларов США. Джугашвили распределял деньги просто: 80% - партии, 20% - банде.

Известно о нескольких случаях пиратства, совершенных шайкой Кобы. В частности, были ограблены судна «Николай I», «Кавказ и Меркурий», «Цесаревич Георгий». Сталин и его товарищи входили на борт пассажирами или переодевались полицейскими. Когда корабли отходили от берега, бандиты нападали на членов экипажа, отбирали драгоценности у пассажиров.

Впрочем, не во всех случаях было установлено, что действовала именно шайка Сталина. Что касается «Цесаревича Георгия», например, один из нападавших лишь по описанию походил на Джугашвили.

Думается, что именно в юные годы Иосиф Виссарионович сформировал те черты характера, которые потом помогли ему стать безоговорочным лидером государства.

Он был хорошим коммунистом и революционером – это у меня не вызывает сомнений. Но мало быть «верным ленинцем», чтобы править такой страной, как СССР. Коба с юности был подозрительным, никому не доверял. И на то существовали основания.

Иосиф был лидером преступной группировки. Не всем нравилось, что он находится на позиции неформального лидера. Говорят даже, что были люди, хотели убрать Сталина. Но так и не посмели – боялись «ответочки». Есть версия, что за Кобой следила царская Охранка и даже пыталась завербовать его.

Думаю, рассказывать о борьбе Сталина и Троцкого не имеет смысла. История известная, хоть и, кажется, касается выбранной темы.

Добавлю, что Иосиф с ростом своей власти получал все больше инструментов для борьбы со своими противниками. Но лидерские качества у него выработались именно в юности.

Картина дня

))}
Loading...
наверх