Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Как за джинсы и Marlboro Советский Союз сдали

1
Он «митингует» в Интернете. Он строчит десятки гневных комментариев и обличает своих политических оппонентов — гнилых либералов, грязных нацистов и ещё каких-нибудьбезыдейных хипстеров. Он всё правильно формулирует: «Мы продали великую идеюи наш Советский Союз за джинсы, жвачку и пачку Marlboro!», а потом с придыханием —в сотый раз! — включает милую, добрую, безупречно-талантливую кинокомедию, где… вертлявая секретарша бахвалится по телефону: «Угадай, что я сейчас курю? Marlboro!» Верочка звонит человеку, с которым яростно и непримиримо рассорилась, но… забыла. Заложило мозги, ибо добродушный босс кинул ей пачку иноземного курева. Жизнь удалась! А ещё: «в Швейцарии — компьютеры…» О них всё время пытался вещать Самохвалов, желая удивить и заворожить бесчувственную «мымру» Калугину. 
Далее? Помните момент, когда всё тот же Юрий Григорьевич приглашает Новосельцева посидеть в своей машине — там у него стереофонический Philips, о чём и сообщалосьс барственной небрежностью. В сюжете мелькают лейблы, цитируются журналы мод — насчёт «комбинаторности», а в туалете висит объявление: «Продам колготки». Все — при деле. Посреди рабочего дня — по магазинам. С утра — макияж. У простушек — от «Новой зари»и фабрики «Свобода»; у завзятых модниц — популярная тушь Louis Philippe.

 Все эти люди — томятся. Им надоело доставать сапоги и покупать колготки …в туалете. Они хотят, чтобы всё — как в Швейцарии: и одежда, и мысли, и непременно компьютеры. Кстати, по сюжету вычислительная машина есть и в калугинском офисе, но разве тутошнее сравнимо с тамошним?!Зачем им вся эта бодяга про «яблони на Марсе» и «коммунизм в следующей пятилетке», если они грезят о Philips-е? 
Мы часто забываем, что именно такие — бытовые и безобидные картины — подтачивали систему. Безусловно, в них была своя правда — в 1970-1980-х годах большинству людей оказались интересны именно вещи, а не сверх-идеалы. Стремление заполнить гардероб, купить авто, похвалиться джинсами — всё это стало закономерной реакцией разочарованного обществана крушение иллюзий: дорога, о которой так много пелось в 1960-е годы, не давала ответовна вопросы и в конечном итоге обернулась дорогой в никуда. Именовать советское общество эпохи Застоя «обществом потребления» нельзя по причине царившего в стране товарного дефицита, однако, именно в те годы у людей начала складываться психология, близкаяк психологии общества потребления — идеи измельчали рядом с предметами. Обещанный Коммунизм пропал где-то за линией горизонта, а вот стильная футболка с надписью Adidas ощущалась вполне досягаемой — стоило только прогнуться перед расторопной спекулянткой. Именно такие Верочки впоследствии будут ратовать за перестроечную гласность, коя вих куриных мозгах означала только одно: «Теперь начнутся Philips-ы и Marlboro!» 
Вспомните, куда мечтал пойти герой фильма «Любовь и голуби» Вася Кузякин? В бар. Занятный диалог: «— Куда он все хотел-то, говоришь? — Ну, в бар! — Где ж я ему возьму-то, этот бар? — Вот побарствует маленько и притопает». Смех — смехом, а ведь не на ровном месте появилась эта любопытная «сцепка» бара с барством. Заграничные бары, пабы и клубы манили и зазывали.Но Советская Власть, как и непрезентабельная деревенская Надюха только и могла ответить:«Где ж я ему возьму-то, этот бар?» 
В мелодраме «Зимняя вишня» нам тоже показывали серую безнадёгу ленинградского бытия — тусклые сумерки, бессмысленные вечера, рыхлые любовники, безрадостные перспективы.Из музыки — только Алла Борисовна. Зато! В ореоле фирменно-позолоченного сияния возникает «настоящий мужчина» — прибалт Герберт, к тому же работающий за границей.Рассудительность, такт, беспорочная предприимчивость и — буржуазный шарм. Давали понять — всё хорошее водится, движется и обитает исключительно там — в забугорном пространстве.А вот и неказистая, но такая душевная вековуха Клюева из комедии про «Самую обаятельную…» бежит отовариваться к всемогущему фарцовщику — его квартира забита аудиотехникойи шмотьём, а на экране видео — Аманда Лир, как символ элитарной фортуны. «Бери Кардена —не ошибёшься!» — советует подруга. Лёгкий налёт цинизма, ибо восторженны только идиоты. Потребительство, как идея. Заграница, как смысл. Девочки, потерпите — скоро в вашейкооперативно-распродажной житухе появится целый вагон Кардена — поддельного и с кривопристроченными лейблами, зато много и сразу. 
Итак, мы отказались от социализма. Сами. Честно. Никто и никого не обманывал и хватит уже играть роль невинных жертв. Но кто же нам старательно помогал? Увы и ах. Наши добрыеи светлые, с интеллигентной грустинкой, фильмы. Те, которые мы смотрим и теперь,ностальгируя по СССР. Там, на экране было всё чётко: в баре — барствуют, в Швейцарии — компьютеры, а счастливчики раскуривают Marlboro. Это представлялось не как тупик или социальная драма, а именно в качестве нормального жизненного фона. Положительные герои бились в очередях за итальянскими сапогами и страдали по финскому сервелату, ав разоблачающей кинокартине «Мираж» даже безработная американская беднячка носила модные штаны-бананы и сочно красилась… Вот мы и выбрали! 
Источник

Картина дня

наверх