Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Очковтиратели из люфтваффе

Очковтиратели из люфтваффе

Военно-воздушные силы — элита любой армии. Романтика, смертельный риск, яркие победы… Значимость ВВС неуклонно росла начиная с Первой мировой войны. Например, в плане «Барбаросса» Гитлер отводил люфтваффе ключевую роль наряду с прорывами массированных танковых клиньев.

Катастрофа

Принято считать, что люфтваффе в июне 1941 года имели подавляющее преимущество на Восточном фронте. Господство в воздухе немцы удерживали до весны 1943 года, пока не проиграли так называемую битву за Кубань.
Однако по документам предвоенных лет у СССР в приграничных военных округах было больше самолётов. Из более чем 12000 боевых машин 9200 были сосредоточены на западе. Немцы стянули к границам СССР четыре воздушных флота — около 5000 самолётов. Но из-за бестолкового командования якобы чуть ли не весь советский воздушный флот погиб 22 июня под бомбами на мирно спящих аэродромах.
За время войны пилоты люфтваффе записали на свой счёт 70000 побед. Только самолётов с советскими опознавательными знаками они уничтожили 43000. 27600 лётчиков погибли. А немцы, по отчётам их Генштаба, потеряли на всех фронтах чуть больше 10000 пилотов (на самом деле только к январю 1945 года — 44000). У лучшего аса фашистов Хартманна на счёту 352 сбитых самолёта, а у Героя Советского Союза Кожедуба — всего 64.

104 немца имеют на своём счёту более 100 побед каждый, а у нас всего семеро перешагнули за отметку 50.
Западные историки утверждают, что всё это следствие подавляющего превосходства германских лётчиков в мастерстве. Правда, в таком случае непонятно, почему до 1943 года Берлин бомбили только русские. Впрочем, англичане и в самом деле не слишком прославились в небе. Их лучший ас записал на свой счёт всего 38 побед.
Большинство современных историков охотно соглашаются с данными, которые приводит германский Генштаб. А вдобавок зачем-то ставят знак равенства между списанными самолётами и уничтоженными врагом. За время войны безвозвратные потери ВВС Красной армии составили чуть менее 39000 машин. Из них только 12500 были сбиты в воздушных боях, 8500 — огнём зенитной артиллерии. Добавим 2500, уничтоженных на аэродромах (из них 1885 в 1941 году), и получим примерно 24000, что соответствует отчётам советского Генштаба.
Ещё около 15000 самолётов — не боевые потери. Это машины, разбившиеся при взлётах и посадках, во время обучения, не вернувшиеся с задания по невыясненным причинам и списанные по выработке ресурса.
Между прочим, из 9000 самолётов, которые 22 июня были сосредоточены на западных границах, к современным относились только чуть более 100 против 4300 германских. Остальные ждали замены как устаревшие. «Были сосредоточены» и «могли летать» — понятия разные. Но многие из них всё же поднялись в воздух. Без больших шансов на успех, с единственной целью — задержать противника.

Бумажные асы

В июле Геринг отрапортовал Гитлеру о полном уничтожении ВВС Советского Союза. Однако даже 22 июня люфтваффе потеряли 76 машин. Нефтяные промыслы в Плоешти советские самолёты бомбили с 23 июня. 7 августа началисьбомбардировки Берлина. Гитлер отказывался верить, что это дело рук советских лётчиков. К 1944 году люфтваффе уже теряли в среднем 300 самолётов в неделю против 25 советских, а к последней военной зиме вообще редко появлялись в небе.
Откуда же взялось 70000 побед? И почему у проигравшего Хартманна, воевавшего с 1943 года, — 352 сбитых самолёта, а у победителя Кожедуба — 64?
Считается, что немцы очень педантичны и не верить им просто нельзя. Их самолёты были оборудованы фотопулемётами, которые фиксировали воздушные бои. Для того чтобы пилоту люфтваффе засчитали победу, это должны были подтвердить либо наземные войска, либо товарищи по вылету. А сверх того нужно было заполнить анкету из 21 пункта. Не придерёшься!
Между тем в 1942 году получила огласку неприятная история. В Северной Африке целая эскадрилья люфтваффе занималась банальными приписками. Пилоты вылетали, расстреливали боезапас в песок, а после приземления заполняли анкеты на сбитые воздушные суда.


Лётчик Иван Евграфович Фёдоров, участвуя в девяти кампаниях (Испания, Хасан, Халхин-Гол, Монголия, Польша, Финская кампания, Великая Отечественная война, Корея и Вьетнам), сбил около 150 самолётов противника.


Они приписали себе около 60 сбитых англичан. Самое интересное, что когда обман раскрылся, лётчиков просто раскидали по другим частям. А «победы» так и остались на счёту очковтирателей.
Возьмём эпизод из Книги рекордов Гиннесса. Туда занесён 17-минутный воздушный бой над Ладожским озером 6 ноября 1943 года. Германский ас Рудорффер (всего 222 «сбитых») заявил, что один уничтожил 13 советских самолётов. Когда его спросили, кто может это подтвердить, тот недолго думая ответил: «Почём я знаю? Поищите на дне озера». Победы, естественно, засчитали.
Это не единственный случай. Например, белокурый рыцарь рейха Хартманн после одного из вылетов заполнил анкеты на три советских штурмовика Ил-2. Все бы ничего, но оружейники заметили, что израсходовал на это немец только 120 выстрелов. И это на три «летающих танка», как называли русские штурмовики? Всем было ясно, что это фантастика.

Рыцарские кресты с чепухой

Кстати, прямое указание на ложь немцев скрыто в их системе поощрения. Казалось бы, одну и ту же награду нужно давать за равнозначные подвиги. В люфтваффе это, на первый взгляд, было не так.
Основной боевой наградой у нацистов был Железный крест. Сначала давался крест второй степени, затем — первой, после этого Рыцарский. Затем к нему добавлялись дубовые листья, далее — мечи и в конце — бриллианты.
На Западном фронте Рыцарский крест давали за 40 побед (баллов). На Восточном — поначалу за 100 набранных баллов. На Западном бриллианты к кресту — за 80-100, на Восточном — за 250-300 баллов. Эти баллы начислялись так: за сбитый одномоторный самолёт — один балл, двухмоторный — два, четырёхмоторный — три.
На Западном фронте немцам сложнее было приписывать себе победы, и это делали только с разрешения начальства. Там фашисты хотя бы видели в воздухе самолёты, которые записывали, потому что в пометках у каждого аса, воевавшего с англичанами, указаны марки «сбитых» машин противника. А у Хартманна — одни пробелы, если не считать устаревших И-16, которые он, судя по всему, действительно сбивал.
Можно посчитать (пусть и примерно), сколько же эти асы одержали реальных побед. На западе Лент получил Рыцарский крест за 40 баллов и бриллианты за 100. В реальности это означало около 40 сбитых самолётов. На востоке Хартманн получил ту же награду за 300 анкет. Допустим, что увеличение количества подвигов втрое — приписки, разрешенные на русском фронте. То есть обоих асов наградили за равнозначные в реальности заслуги, оставив за скобками пропагандистское враньё. С учётом системы баллов (почти все советские бомбардировщики были двухмоторными) 352 сбитых Хартманном самолёта превращаются примерно в 55-60. А это количество практически равно числу побед Кожедуба.
У Хартманна побед (читай: машин, просто попавших в объектив фотопулемёта) над истребителями 92%. Атаковать строй бомбардировщиков — самое сложное: риск быть сбитым выше. Зато если заставить бомбер отклониться от намеченной цели, то задание выполнено. А если ты сбил истребитель прикрытия, но наземный объект разнесли в пух и прах, то ущерба от такого воздушного боя больше, чем пользы. В СССР за такое лётчиков отдавали под суд, а Хартманну в рейхе давали награды. Так что все эти Рыцарские кресты — пропагандистская чепуха.

«Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!»

Этот сигнал был хорошо известен немецким пилотам и означал: взлёт запрещён. Однако к концу войны на счёту трижды Героя Советского Союза значилось только 59 подтверждённых персональных побед и ещё несколько в группе, которые в зачёт не шли.
До декабря 1941 года индивидуальный подсчёт у нас не вели, ведь фотопулёметы были только на ленд-лизовских машинах. А подтвердить победу до 1943 года было архисложно. Например, учитывались только свидетельства наземных войск.
Энтузиасты из Новосибирского университета провели альтернативный подсчёт побед Покрышкина. Всего он уничтожил 116 машин противника. Заметьте, об этом стало известно не от лётчика или министерства пропаганды, а от историков. Немцы так боялись машины Покрышкина с бортовым номером 100, что даже не пытались вступить с ним в бой.
Кстати, хвалёные асы люфтваффе прекрасно знали о существовании в Красной армии элитных лётных соединений и местах их базирования. Однако фашисты ни разу не атаковали их, предпочитая не иметь дела с гвардейскими частями. Зато советские асы искали противника посерьёзнее. Например, летом 1944 года в зоне ответственности 3-го Прибалтийского фронта объявилась эскадрилья майора Вильха (130 «сбитых»). Там были собраны асы-добровольцы, которые сильно досаждали советским частям. Полк Кожедуба разогнал их в течение недели с соотношением потерь 6:1 в свою пользу. Самого Вильха Кожедуб успокоил навсегда.
Пришлось повоевать с асами и дивизии Покрышкина — в 1944 году над Прутом. Там действовала аэроэскадра люфтваффе JG 52 (около 100 самолётов). В её составе воевали Хартманн, Баркхорн (301 «победа»), Ралль (275), Граф (212), Линнерт (203). Фронтовой авиации они наносили большой урон, но после появления дивизии Покрышкина решились на бой один раз. В результате Баркхорн был сбит, а остальных перебросили на другие участки фронта.
Враньё сыграло с люфтваффе плохую шутку. Наши лётчики, когда заканчивались боеприпасы, шли на таран. А немцы при виде превосходящих сил противника бросали исправные машины с полным боекомплектом и прыгали с парашютом. Того самого Рудорффера даже в люфтваффе называли парашютистом — он прыгал 18 раз, и далеко не всегда из горящего истребителя.
Когда фашисты рвались к Москве и Ленинграду, советские лётчики поднимались в воздух на чём придётся, даже на списанных И-15, и срывали бомбардировки важнейших объектов ценой собственной жизни. Когда же Красная армия подошла к границам СССР, а англичане бомбили Германию, немецкие истребители при посадке специально ломали шасси новейших реактивных Ме-262, чтобы не летать. Потому что фашисты знали, что почти все «победы» Хартманна сотоварищи — липа.
А Покрышкину с Кожедубом не нужно было врать, они вражеские самолёты сбивали не авторучкой в анкетах, а авиационными пушками в небе. Вот и судите сами, в какой форме воевали лучшие асы Второй мировой.

Борис Шаров

Источник

Картина дня

наверх