Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Натуральный кофе вместо расстрелов. Как советские солдаты возвращали Берлин к жизни

Натуральный кофе вместо расстрелов. Как советские солдаты возвращали Берлин к жизни
 
Еще не было Красных знамен над Рейхстагом. Не была подписана капитуляция. Еще рвались снаряды и гибли солдаты. Но уже был подписан и опубликован первый приказ за подписью первого советского коменданта Берлина командующего 5-й ударной армией генерал-полковника Николая Эрастовича Берзарина, согласно которому вся полнота власти в Берлине переходила в руки советской военной комендатуры.
Берзарин начал действовать сразу после капитуляции Берлинского гарнизона.
 
 
 
Сначала нужно был прекратить хаос. Берлинцы, испуганные и уставшие от кошмаров последних месяцев готовы были выполнять и подчиняться любым указам, лишь бы в городе снова воцарился привычный всем порядок. Районные военные комендатуры должны были в кратчайший срок принять все меры, чтобы жизнь в городе стала хоть чем-то напоминать довоенный период: повсеместно устанавливался жесткий контроль над огнестрельным оружием, горюче-смазочными материалами, и, что было гораздо важнее для жителей, устанавливалось организованное распределение продуктов. Категорически запрещалось самовольное выселение или переселение немцев или изъятие личного имущества и ценностей.
 
Первые дни после капитуляции Берлинского гарнизона стали решающими.
 
Многие немцы считали, что «злые русские» пришли мстить.
И ожидали, что советские солдаты утопят Берлин в крови. Однако те самые солдаты вместо расправ стали устанавливать полевые кухни. Сами. Без указаний с самого верха. Вскоре у полевых кухонь стали выстраиваться огромные очереди, – женщины, старики, дети, – каждый старался получить свою порцию супа и каши. Естественно, что после котелка каши настороженность никуда не уходила. Но с каждым днем отношение к советскому солдату менялось. От испуга до благодарности.
 
Вместо массовых расстрелов, которыми пугала нацистская верхушка, берлинцы стали получать кофе. Натуральный, а не суррогатный, как планировала служба тыла 1-го Белорусского фронта. Работающий берлинец в мае 1945 года получал по карточкам 500 граммов хлеба, 400 граммов картофеля, по 60 граммов мяса и круп. В умирающем Ленинграде, который немцы обстреливали каждый день о таком никто и не мечтал…
 
Вскоре в Берлин, в котором стояли «злые русские», тысячами стали возвращаться беженцы.
 
Всех этих людей надо было накормить, обеспечить условиями для нормальной жизни, восстановить работу транспорта и не допустить разгула преступности.
 
К середине мая в Берлине уже работали почти 600 школ. Правда нацистских учебников в них уже не было – это стало единственным, что не жалели советские солдаты. Берлинцы могли сходить в любой из почти трех десятков кинотеатров, пользоваться услугами банков.
 
Лучше всего описала происходящее в те дни одна из жительниц Берлина: «…побежденному народу, армия которого так много причинила несчастий России, победители дают продовольствия больше, чем давало прежнее правительство. Нам это трудно понять. На такой героизм, видимо, способны только русские».
 
А вскоре в Берлине, раны которого уже начинали затягиваться, стали появляться плакаты со словами из Приказа Народного комиссара обороны СССР Сталина от 23 февраля 1942 года «…гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается…»
 
Терентьев Андрей
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх