Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Ие Руса лим. Истории больше нет

Ие Руса лим. Истории больше нет

В качестве точки отсчета по отысканию Древней Земли Обетованной, где и происходили библейские и евангельские события, следует привести некоторые положения книги Андрея Степаненко «Истории больше нет». Это единственное на сегодняшний день наиболее подробное и насыщенное материалами исследование, произведенное в попытке отыскания нашей настоящей Святой Земли, а не той местности, на которую сегодня чисто схематически занесены святые места, известные по нашим древним священным книгам.

Конечно же, как и обычно бывает с «исследователями» серии Фоменко и К˚, автора слегка, что называется, заносит: при малейшем несоответствии исторической действительности они тут же пытаются переориентировать Русского православного человека в сторону сатанизма — некоего «русского» язычества, изобретенного лишь после произведенной в России еврейской революции в попытке заменить им Русское вероисповедание. Что вовсе не умаляет произведенное Степаненко главное открытие: древний ветхозаветный Ие Руса лим находился вовсе не на территории Ближнего Востока, но, что выясняется все более отчетливо, на территории Африки.

Автор приводит массу средневековых рисунков, где изображен Иерусалим. Вид города и местность, окружающая его, ну никак не совпадают с местностью и внешним видом города, который считается Иерусалимом сегодня.

А походит предлагаемая им к рассмотрению местность на лагуну, располагающуюся на дне глубокого скалистого ущелья. Степаненко комментирует:

«…обратимся к картам. Вот как выглядел Иерусалим на панораме 1660 года. Обратите внимание на городскую стену слева (стена Давида), — она стоит над глубокой скалистой промоиной. Такие промоины возникают в горах — там, где в сезоны дождей сходят сели или как результат работы бурной, многоводной во время половодья реки. Ничего подобного в нынешнем Иерусалиме нет».

Начиналось же здесь строительство плотины еще в конце XIX в. англичанами. И так как для добычи электроэнергии это грандиозное сооружение изначально не предусматривалось, Андрей Степаненко считает, что мотивом развернувшегося здесь в ту пору грандиозного строительства было целенаправленное уничтожение некогда находящихся в данной местности древнейших артефактов.

И вот как он обосновывает свое предположение:

«Думаю, не следует доказывать очевидное: крестоносцы искали Палестину в Египте» [7].

Здесь правда, не могу сказать — откуда он берет эти данные, так как система Фоменко и Кº по запудриванию мозгов несведущего обывателя, которой пользуется Степаненко, не предполагает каких-либо ссылок на источники. Однако это не говорит о том, что таких источников нет.

Вот наиболее яркое тому подтверждение. Альберт Аахенский в 1097 г. посетивший вместе с крестоносцами Иерусалим, пишет:

«…оказался недостаток в воде более обыкновенного, так что в тот самый день, по словам присутствовавших при этом, около 500 человек обоего пола погибли в муках жажды. Лошади, ослы, верблюды, мулы, быки и другие животные пали от той же самой причины… в этот день погибло много народу. Соколы и другие охотничьи птицы, составлявшие радость знатных и благородных господ, околевали от жажды и жары… собаки, приученные к охоте, падали у ног своих владетелей. В то время, когда все были мучимы таким страшным бедствием, показалась вода той реки, которую так искали и так страстно желали. Все бросились к тому месту, и в толпе; бежавшей вдруг, каждый старался опередить другого; никто не обнаружил умеренности, и множество людей и животных пострадало и, наконец, погибло от излишества в утолении жажды» [69] (с. 184).

Да, здесь разговор идет даже не о степи, но слишком явно именно о пустыне. Причем, о пустыне африканской. Ведь именно на жаре +45ºС (в тени), какая и стоит в Египте практически все лето, и можно погибнуть от чрезмерного утоления жажды водой. Река же, к которой так упорно стремились крестоносцы, являлась единственной рекой этой страны — Нилом. А потому вокруг и пустыня, что воды, источника жизни, там больше нигде нет.

В районе же Палестины, если взглянуть со спутника, кругом возделываемые поля. То есть почва здесь содержит в себе самое главное для жизни растений — воду. То есть рассказ о воинстве крестоносцев мог быть только о пустынях Африки.

Вот еще вариант, когда описываемая местность вовсе не соответствует Палестине, но имеет также пустынную местность Африки.

Михаил Сириец (XII в.):

«Тюркские воины рассеялись по пустыне, и франки в течение пяти дней разыскивали их. Они отыскали несколько отрядов [тюрок]; одних — уже мертвыми, других — умирающими [Речь идет о сражении 25 ноября 1177 г., в котором Балдуин IV разгромил Салах ад-Дина; оно произошло у Горы Гизарты (ар. Телл-Джазар) — холма между Рамлой (ныне эр-Рамла) и Йабна (западнее Иерусалима) — прим. переводч.]» [95] (с. 85).

А Рамлэ находится в одном дневном переходе на запад от Иерусалима. И никакой пустыни на сегодняшний день в этой местности нет: все благоухает в маках, винограде и оливках. Так что описывает Михаил Сириец слишком явно совершенно иную местность. Что является очередным подтверждением версии Степаненко относительно местонахождения Иерусалима именно в Африке — безводной стране пустынь. То есть та еще древняя Палестина находилась все же в Африке:

«Но самое интересное — там же ее искал, судя по всему, и Наполеон Бонапарт, когда предпринял египетский поход 1798 года.

…Франция попросила разрешения войти в Египет у Османской Порты, и Порта разрешила… Вооруженная до зубов экспедиция, из-за которой Франция ввязалась в крупномасштабный конфликт СО ВСЕЙ ЕВРОПОЙ и в конечном счете потеряла весь свой средиземноморский флот, носила строго научный характер…

4–5-тысячный отряд под руководством Дезе прошел в Верхний Египет к Элефантине [сегодня остров в районе города Ассуан — А.М.]. И пока европейские союзники душат Францию, требуя немедленного прекращения экспедиции, а Бонапарт строит из себя без пяти минут мусульманина, барон Доминик Виван Денон (разведчик с имиджем компанейского бисексуала и крупнейший специалист по грязным операциям, выдворенный 16 мая 1774 года из России за шпионаж) зарисовывает храмы бывшей еврейской столицы» [7].

Да, именно так всегда поступали перед уничтожением уже наших храмов у нас в России воинствующие безбожники Губельмана. Исключительно перед сносом этих очагов русской культуры многие из храмов были обмерены по заданию масонского большевистского правительства профессором Барановским. Его экспедиции советская страна оплачивала из государственного бюджета. Как видим, все то же происходит с нашими святынями и в Египте — во времена на этот раз французских воинственных безбожников.

В подтверждение своих слов Андреем Степаненко приводятся и зарисовки храмов, и зарисовки той местности, куда были устремлены усилия французов. При сем он указывает, что:

«…конечная цель всего египетского похода армии Бонапарта — острова Элефантина и Филе» (там же).

То есть, как он утверждает, оставшиеся незатопленными водами искусственного озера Насер вершины Голгофы и Сиона.

А вот где находится высочайшая гора святого города.

Игумен Даниил (начало XII в.):

«Елеонская гора на юго-востоке от Иерусалима» [75] (с. 12).

И вот чем она особо знаменита. Нам повествуют о ней побывавшие на ней крестоносцы (XII–XIV вв.):

«Масляничная гора, где Он был, сидя на осляти, с почетом встречен детьми» [185] (с. 149).

«…там Святой Дух сошел на апостолов и там ужинал Христос в Великий четверг, и стоит там тот стол, за которым он ел…» [186].

И гора эта находится:

«К юго-востоку от Иерусалима» [186].

Зевульф (1102 г.):

«Там же есть городские ворота в восточной части храма, называемые Золотыми… чрез те… ворота, идя из Вифании, Господь Иисус, сидя на осле, вошел в Вербное Воскресенье в город Иерусалим, в то время как мальчики восклицали: “Осанна сыну Давидову”» [188] (с. 278).

То есть ворота, в которые входил Иисус Христос в Вербное Воскресенье, на самом деле были юго-восточные, а вовсе не северо-западные — Галилея находилась по отношению к Иерусалиму, что на самом деле, именно с этой стороны. И ориентир этот просто невозможно как-нибудь неумышленно прошляпить, потому как:

«Выше всех гор около Иерусалима Елеонская гора» [75] (с. 14).

Причем, некая гора, напоминающая Елеонскую, и сегодня находится именно на юго-востоке от самого широкого места перед плотиной озера Насер. То есть именно здесь может находиться под водой тот древний город. То есть гора, которая может быть именно Елионской, находится с той самой стороны, которая указана Даниилом и всеми иными паломниками, побывавшими в Святой Земле.

Совпадение или развалины Иерусалима действительно находятся именно здесь?

Правда, с расположением Сиона возникают некоторые проблемы. Игумен Даниил:

«Ныне Сион-гора за пределами городских стен, на юг от Иерусалима» [75] (с. 20).

Так ее расположение, подтверждая показания игумена Даниила, отмечают и крестоносцы при осаде Иерусалима в 1099 г.:

«С юга, укрепившись на горе Сион, вел осаду граф Сен-Жиль» [187].

Так что место расположения Сиона не совпадает с предлагаемой Степаненко схемой, так как у него Сион получается в противоположной стороне — севернее Иерусалима. Может остров Элефантина не является искомым нами Сионом?

Но вот находим совершенно противоположное у монаха Игнатия, посетившего Иерусалим в 1770 г.:

«Сей Святый град Божий Иерусалим… окружен стеной каменной, имеет 4 ворота, первые на восток называемые Гефсиманские, вторые на запад Вифлеемские, третьи на полночь названы Сионские, четвертые врата Дамасковы» [194] (с. 17).

С горой Елеонской, находящейся на юго-востоке, все совпадает идеально. Вифлеем, вместо чтоб на юге, у Игнатия оказывается на западе. И это он не оговорился, потому как сообщает далее:

«на запад от Иерусалима до Вифлеема состоит 15 верст» [194] (с. 21).

Гора Сион находится по отношению к Иерусалиму с севера, то есть вполне могла соответствовать нынешнему острову Нила — Элефантине. Что идеально подходит теперь под очертания Иерусалима, описываемые Степаненко:

«А потом увидех гору Сион состоит неподалеку от Иерусалима противу врат Сионских, холм высокий... Сия гора была крепость Сионская, которую царь Давид завоевал у Иевусеев и устроил цитаделью Иерусалима. Сион был его столицею и назван градом Давидовым» [194] (с. 20).

В Ассуане сегодня все покрыто многометровым слоем песка. Только скалистые острова Нила указывают на то, что данная местность когда-то представляла собой те каменные горы с пропастями и скалами, о которых сообщают побывавшие в древней Святой Земле русские паломники. Например, Иван Вешняков со товарищи, посетивший Иерусалим в 1805 г., рассказывает вот о каком рельефе местности:

«должны мы были опять подниматься на высокие каменные горы, проезжая близ глубочайших ужасных пропастей» [171] (с. 71–72).

А вот еще доводы подделки исторических фактов, предъявляемые Степаненко:

«В том же 1822 году, как пишут, “по приказу турецкого правительства” были разрушены еще два храма: храм “Тутмоса III” на острове Филе и храм “Аменхотепа III”. Пишу в кавычках, поскольку, что там, на самом деле, за храмы стояли, неизвестно... Плюс, оба храма были не только разрушены, но одновременно и разграблены турецкими губернаторами, а из этого следуют некоторые выводы:

1. Факт упоминания разграбления храмов в хрониках указывает на значительность изъятого из храмов имущества. Мелкий грабеж в такой ситуации не заметили бы.

2. Факт разграбления храмов с достойным упоминания в хрониках имуществом указывает на то, что храмы были действующими. Это ключевой момент.

3. Факт официального уничтожения этих храмов после как минимум столетнего спокойного существования под сеньоратом Османов говорит о давлении Европы.

4. “По приказу турецкого правительства” может означать, что взрывали не турки, а иностранные специалисты. Иначе написали бы “взорваны турками”.

5. Взрыв храма «Осириса» в Дендерах в 1821 году и разрушение двух островных храмов в 1822 году определенно связаны.

Ясно, что саперы взрывали только главное, знаковое. Увы, за исключением фундамента Иерусалимского храма на Элефантине, даже неясно, чьи это были храмы — греческие или еврейские. Впрочем, храмов было много, надписей тысячи, их содержание саперам было неясно, и более тщательной зачисткой занимался приехавший на 6 лет позже Шампольон. Еще во Франции он обговорил содержание надписей с видевшим их старым шпионом Деноном, так что в Египте и Нубии одетые под мусульман, большей частью обритые “ученые-египтологи” просто срубали надпись за надписью — полтора года подряд» [7].

То есть в течение полутора лет забравшиеся к нам на Святую Землю сатанисты, изгнав, а, скорее, убив находящихся здесь православных клириков, производили «зачистку» от нашей культуры данных территорий. Понятно, уничтожали они следы вовсе не еврейской или греческой письменности, но нашей — русской.

Ищем — на какой период приходится перенос Иерусалима на новое место. В 1820 году вот что сообщает о новостройке на Ближнем Востоке побывавший там государственный и литературный деятель, дипломат Дмитрий Васильевич Дашков. Католики, то есть сами организаторы переноса Иерусалима:

«До самого обновления великой церкви (ἡ μεγάλη ἐκκλησία, так называют храм Воскресения), они не позволяли православным служить в кувуклии, и, даже после изданного в 1815 году хати-шерифа, старались возвратить себе утраченные преимущества…» [193] (с. 242).

Организаторы же, что и понятно, не получив Благодатного Огня в своем новодельном вновь построенном храме Воскресения Господня, поспешили передать его грекам в надежде, что может быть у них здесь что-нибудь получится. И получилось: уже в новом месте к православным сошел Благодатный Огонь. То есть афера по переносу Святой Земли в XIX в. удалась.

Однако вот до какой степени все эти принесенные в Новый Иерусалим подробности святынь Иерусалима настоящего не соответствовали действительности. В 1820 г. Переселившиеся сюда в надежде на поживу от религиозного туризма армяне и греки, турки и арабы:

«ссылаясь на свидетельства святых отцев и других писателей, показывают домы Пилата и благочестивой жены Вероники; жилище злого богача; место, где Богоматерь встретила Сына, несущего крест; врата суда, которыми изводили на казнь преступников за городские стены. Но в сем отношении древние предания недостаточны: они дополняются баснями мирхаджиес (вожатых) и собственным воображением поклонников. Тоже скажем о домах Архиереев Анны и Каиафы, св. Иоакима и Анны, о темнице Петра Апостола, и проч. Время, многократные пленения Иерусалима и тяжкое Мусульманское иго изгладили почти все следы оных второстепенных памятников Христианства» [193] (с. 249–250).

То есть полное несоответствие настоящему Иерусалиму, избранного для переноса места, в самом начале этого подлога выглядело наиболее очевидным. О чем и свидетельствует Дашков, посетивший одним из первых среди русских паломников это новое место, где якобы происходили библейские события.

И вот лишь что в 20-е гг. XIX столетия, в самом еще начале перенесения святыни сюда, из здесь находящегося на тот момент, было можно хоть как-то сопоставить со святынями переносимого сюда Иерусалима:

«Из древних зданий, внутри стен, особенно привлекают любопытство путешественников украшенный замок, называемый домом Давидовым, и славная мечеть Омарова» [193] (с. 252).

То есть к 1820 г. от древнего города, каким бы он там ни был, вообще ничего не оставалось: все то, о чем сегодня говорят как об иерусалимских древностях, полностью придумано и построено в последующие эпохи…

Величайшая афера всех времен и народов, будем справедливы, организаторам этого шоу бизнеса, перенесенного из Африки на Ближний Восток, удалась на славу. Вот по какой причине Серафим Саровский, современник этих событий, не благословлял отправляться туда паломников, но уверял, что все святыни, к которым столь стремится душа русского человека, найдутся у него в Дивеево.

Понятно, все произведенные с этим переносом манипуляции с самого начала надо было держать в строжайшей тайне. Потому Наполеон, претендующий на роль антихриста и начавший работы по разрушению Христианских святынь еще в самом начале XIX в., чувствуется, вероломно покинул соучастников этого грандиозного уничтожения вовсе не спонтанно: мавр сделал свое дело — мавру пора было умирать…

Этими же маврами являлись несколько тысяч участников той экспедиции. Они могли разгласить тайну своей деятельности в Египте, а потому просто обязаны были замолчать навечно. То есть участников экспедиции сами организаторы этого мероприятия, совершенно преднамеренно, подставили под удар иноверцев, которые без каких-либо моральных издержек поголовно истребили их всех. И понятно почему: незачем сатанистам было афишировать результаты своей деятельности.

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 2. Кн. 5. Ие Руса лим http://www.proza.ru/2017/05/10/1616

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх