Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Друг степей Гумилёв

Друг степей Гумилёв

Л. Н. Гумилёв (1912-1992) считал, что кочевники способствовали возникновению государственности на Руси
Н.К. Рерих (1874–1947) «Великая жертва» (эскиз к декорации балета «Весна священная»), 1910

1 октября 1912 года родился ученый, доктор исторических наук Лев Николаевич Гумилев. Славу Гумилеву принесла разработанная им теория пассионарного этногенеза, с помощью которой он пытался объяснить закономерности исторического процесса. При Сталине он дважды был осужден за антисоветскую деятельность. «Журнал ЖЖ» собрал мнения блогеров о Льве Гумилеве и его научных разработках.

Его теория этногенеза до сих пор вызывает неоднозначную реакцию у специалистов. К тому же Гумилев, начиная с конца 1950-х, стал приверженцем идей евразийства, «подверстав» свою теорию под это политическое течение: он считал, что никакого татаро-монгольского ига не было — напротив, кочевники способствовали возникновению государственности на Руси. 

Друг степей ГумилёвПАВЕЛ ПРЯНИКОВ, ШЕФ-РЕДАКТОР КИРИЛЛИЧЕСКОГО СЕГМЕНТА ЖЖ о Гумилеве и его антисемитизме:
Лев Гумилёв с юности был ярым православным, но постепенно, вживаясь в собственные теории этногенеза, перешёл к несторианству. Он считал, что несторианство вообще лучшая религия для русских — с упрощённой теологией и обрядом, без роскоши и тяги к огосударствлению.
Понятно, что он черпал симпатии к несторианству в основном потому, что его в средние века исповедовали его любимые степные тюрки.

Но постепенно Гумилёв углублялся в воинственный антисемитизм. Это отдельная большая тема. Можно только упомянуть, что в охлаждении к нему матери, Ахматовой, он обвинял её еврейское окружение — семейство Ардовых, Наймана и пр. Он был уверен, что и под воздействием евреев Ахматова лишила его наследства.

Гумилёв как мог, мстил евреям. Его идеей-фикс стало перекрещивание евреев (в основном знакомых евреек). А с 1960-х он увлёкся ересью Маркиона, т.к. это было единственное христианское течение с крайней степенью антисемитизма.



Друг степей ГумилёвЭДУАРД ЛИМОНОВ, ПИСАТЕЛЬ о знакомстве с творчеством Гумилева:
В Лефортовскую тюрьму еще в 2001 году мне передали книгу Гумилёва «Древняя Русь и Великая степь». Я ее штудировал потом и в Саратовском централе, и в лагере в заволжских степях. Я сразу же обратил внимание на то, что в книге Гумилёв приводит множество дат и подробностей из жизни великого монгола Чингиз-хана. В главах, посвященных истории жизни Темучина — Чингиз-хана, Гумилёв ссылается на «Сокровенное сказание монголов» (или «Тайную историю монголов»). Между тем у монголов даже не было своей письменности. Они стали пользоваться уйгурской письменностью для официальных документов довольно поздно.

Выйдя из тюрьмы, я заинтересовался «Сокровенным сказанием» и выяснил, что издание этого текста было осуществлено китайским историком Чжан Му (1805–1849). Сегодня мировое сообщество ученых согласно с тем, что Чжан Му собственноручно изготовил это сочинение и издал его под видом древнего текста. Подобные подделки были не редкостью в XIX веке. Эпосы изготовлялись во многих странах. Я убежден, что наше «Слово о полку Игореве» — гениальная подделка. Я также убежден, что «подлинной» истории никогда не появится.

 

Друг степей ГумилёвВИТАЛИЙ ТРЕТЬЯКОВ, ДЕКАН ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ТЕЛЕВИДЕНИЯ МГУ ИМ. М. В. ЛОМОНОСОВА, ЖУРНАЛИСТо русском суперэтносе:
В своей вчерашней передаче «Что делать?», посвященной научным концепциям Льва Гумилёва, я пару раз оговорился, что не решаюсь воспроизводить гумилёвское определение химеры, настолько оно напоминает современную Россию.

Здесь, в блоге, можно и нужно это сделать... Если сегодняшняя Россия это не химера — сосуществование на территории бывшего (и пока остающегося?) русского (по преимуществу православного) суперэтноса и целых двух других суперэтносов — западного (западноевропейского) и восточного (тюркского и исламского), то что же?



Друг степей ГумилёвАЛЕКСАНДР СЕВАСТЬЯНОВ, РУССКИЙ НАЦИОНАЛИСТ, ПУБЛИЦИСТ о теории Гумилева:
Прежде всего необходимо взять на вооружение теорию Льва Гумилева о народах комплиментарных и некомплиментарных, теорию, слишком убедительно подтвержденную практикой последней четверти века, когда на территории бывшего Советского Союза с его якобы единым «советским народом» уже разразилось не менее 150 кровопролитных конфликтов на национальной почве.

Только тогда (и если), когда руководство страны будет оснащено передовой этнополитической теорией, оно сможет обезопасить Россию от судьбы Советского Союза. Руководство которого прозрело слишком поздно, чтобы спасти СССР.



Друг степей ГумилёвДМИТРИЙ НОВОКШОНОВ, ФИЛОЛОГ о своей переписке с Гумилевым:
...И написал я Льву Николаевичу письмо примерно следующего содержания: «Дескать, пишет вам солдат Новокшонов, который вас начитался и истину просек. А раз так, решил он креститься, а вас просит быть его крестным папой».

Смех смехом, но через две недели, стоя в наряде дежурным по роте получаю ответ: «Дело хорошее, Дмитрий Евгеньевич. Покрещу. Будете в отпуске или демобилизуетесь — звоните». И номер телефона квартиры на Большой Московской тут же.

Уже потом, учась на филфаке Ленгосуниверситета, обратил я внимание на странную вещь. Люди, общение с которыми мне было неприятно, Гумилева или ненавидели или подсмеивались над ним. А так как таких людей было большинство, помалкивал я. И оттого тоже пользу приобрел — научился молчать, и осознал Псалом о том, что «блажен муж, иже не ходит».



Друг степей ГумилёвPSCHUTT о своем знакомстве с Гумилевым:
Довелось мне несколько раз побывать у него дома где-то в начале 80-х. Жил он в коммуналке на Среднем проспекте Васильевского острова. Когда он приглашал гостей, располагались они на кухне вокруг маленького стола, поскольку всех гостей в своей комнате было никак не разместить. А кухня была просторная — несколько газовых плит, вокруг которых то и дело вырисовывались фигуры тех или иных соседей, в основном, вида простого, пролетарского. Однажды мы собрались после его лекции (насколько помню), на удачу купив огромное количество «чекушек» в соседнем магазине. Как-то умудрились усесться человек двенадцать, позаимствовав и соседские табуретки. Гумилев сидел в домашней клетчатой рубахе, покуривая «Беломор» и выпивая водяру на равных с младым поколением. И был задан ему вопрос, который я не сразу-то и понял: «Лев Николаич, а Вы ботаете по фене?» — «Ну, а как же!» — последовал ответ.



Друг степей ГумилёвЛЕВ УСЫСКИН, ПИСАТЕЛЬ об антисемитизме Гумилева:
Об антисемитизме в трудах Гумилева довольно выразительно и компактно написал тот же Александр Янов, считающий эту компоненту гумилевского учения вполне органичной, ибо само это учение Янов квалифицирует как наукообразную основу варианта русского фашизма. И все-таки — я воздержусь от утверждения, что Лев Николаевич Гумилев оставил в истории русской мысли исключительно негативный след. Да, он абсолютно антинаучен, да «послание» его учения, если отринуть шелуху экзотических терминов — по сути, действительно плоть от плоти традиционного мракобесия, шовинизма, замешанного на укоренившемся чувстве национальной неполноценности, врачуемом сказками о враждебной, однако разлагающейся Европе, еврейских злодеях и неизбежном блистательном будущем России в том случае, если ее народ останется самоотверженным холуем своих «пассионарных» вождей, не смеющим призвать их к ответу... 

Гумилев выполнял функцию журналиста-провокатора: его задачей было создание у других людей мотивации к изучению науки, шевелению мозгами, участию в спорах, дискуссиях, оформлению позиций.



Друг степей ГумилёвKOMMARI о феномене популярности Гумилева:
Сам феномен популярности Гумилева является одной из черточек эпохи Перестройки (т.е. искусственного распада СССР). Этот период был временем расцвета чудовищного фричества и фриков, и, если Чумак, Невзоров или Жириновский были для массовой публики, то Гумилев был для тех, кто претендовал на интеллектуализм.

Меня, помню, убило, когда в лекции на Ленинградском еще ТВ Лев Николаевич рассуждал о неких потоках космического излучения (из созвездия Льва, кажется), которые пресловутую пассионарность и вызывают.

Забавно, что с ним носились тогда и либералы (как и с православием), и только потом некоторые внезапно заметили, что вообще-то в его концепции этногенеза есть явно ощутимый самый что ни на есть нацистский душок.

 

Друг степей ГумилёвВАСИЛИЙ ПОПОК, ПИСАТЕЛЬ об отношении к Гумилеву:
Гумилёв — при всех невзгодах — абсолютно советский человек и методология его не оторвана от диамата. Раздражает всех. Больше всего — евреев и идейных антисоветсчиков. Но их теории мертвы, а «пассионарность» давно перестала быть ученым термином и общеупотребима, а главное — понятна обществу. 
источник

Картина дня

наверх