Последние комментарии

  • Александр Алтынников23 августа, 12:27
    Кстати о «гранитных плитах» и «камешках»... Я вам уже раз предложил блеснуть умом , показав фотоФАКТЫ: виды Москвы, Р...Татаро-монгольское иго: миф или реальность?
  • Николай Бобин23 августа, 9:58
    "Не напрягайтесь по поводу стимуляции во мне комплексов" Да не напрягаюсь с такиими как вы, Александр уже давно. Вы -...Татаро-монгольское иго: миф или реальность?
  • Александр Алтынников22 августа, 21:36
    Не напрягайтесь по поводу стимуляции во мне комплексов неполноценности и вины в частности, это неблагодарное занятие,...Татаро-монгольское иго: миф или реальность?

Тайна "Красной капеллы": кто предал разведчиков

 

Анатолий Гуревич, он же агент Кент. Как ему удалось втереться в доверие к верхушке нацистской власти? Каких успехов он добился с "Красной капеллой"? И как провалилась одна из крупнейших шпионских сетей XX века? Телеканал "Москва Доверие" подготовил специальный репортаж.

На грани фола

Едва Кент сел в парижское такси, как вдруг почувствовал себя на грани провала.

Оказалось, по тому адресу, что он назвал водителю, уже пару лет находился не гостиница, а публичный дом. Данные советской разведки устарели. Пришлось быстро сочинять, что это шутка, и просить отвезти в лучший отель в городе.

Такое неудачное начало не помешает советскому агенту стать своим в высших кругах Европы. Вскоре Кент возглавит крупнейшее отделение подпольной разведсети "Красная капелла" в Бельгии. Эта организация станет известна всему миру. И до сих пор одной из главных исторических загадок остается, почему провалилась самая успешная шпионская сеть в нацистской Германии.

Он уже неделю пытается набрать первую страницу. Каждый день выносит корзину мусора. На своей даче под Петербургом бывший агент Кент, последний из выживший участников "Красной капеллы", приступил к мемуарам. Его много лет считали предателем, много лет ему не было известно о судьбе единственного сына – это та цена, которую пришлось заплатить за работу под прикрытием, за четыре года жизни в роли уругвайского богача.

 

Долгие годы после Второй мировой история "Красной капеллы" в Европе под негласным табу. О ней не принято говорить. Маттиас Уль – один из редких специалистов по этой теме. Он признает, что Стране Советов удалось немыслимое: создать сеть подпольщиков в оккупированных странах, под самым носом у немцев.

"Если прямо сказать, разведсеть "Красная капелла" не существовала, это, в принципе, выдумка гестапо, это были разные разведсети, которые были связаны друг с другом. Но им, конечно, было выгодно раскрыть огромную советскую сеть, поэтому они им дали такое название – "Красная капелла".

Потому что "капелла", в принципе, было названием для всех радиостанций. И "красная" – это, конечно, означало, что они работают на Советский Союз", – рассказывает научный сотрудник Германского исторического института Маттиас Уль.

Выдумка гестапо была недалека от истины: советская разведка действовала по всей Европе. Агентов из Москвы на самом деле работало не так много, на оккупированных территориях резидентам помогали местные жители. Привлечь удалось даже представителей знати, людей из высших аристократических кругов.

Историк Ярослав Листов считает, что об этом можно написать не один детектив.

Анатолий Маркович Гуревич. Фото: a-gurevich.narod.ru

"В Германии там была и баронесса, и кронпринц одного из немецких государств. Они, конечно, не работали напрямую на нашу разведку, но они имели в своем окружении разведчиков. 

И, в частности, кронпринц, работая в Министерстве иностранных дел фашистской Германии и зная, что в его окружении есть люди, которые работают на разведку, сливал, что называется, им информацию, например, не убирая со стола секретный документ, давая возможность его прочитать", – говорит Ярослав Листов.

Волки на псарне

Почему аристократы шли на это? Режиссер Александр Аравин попытался найти ответы. Несколько лет назад он снял сериал о "Красной капелле". Однажды, прочитав книги лидеров организации Леопольда Треппера и Анатолия Гуревича, он открыл для себя неизвестную и загадочную историю советской разведки. Каково было его удивление, когда продюсеры смогли организовать масштабные киносъемки прямо на месте событий.

"Во Франции нам даже разрешили снимать, например, на Елисейских полях, где давно уже законом запрещено ставить операторский кран. Нам разрешили его поставить, так как мы снимали о "Капелле", – утверждает Александр Аравин. – Там есть одно из старейших кафе, хозяин которого, узнав, что мы снимаем о "Красной капелле", закрыл заведение, пустил нас туда. А это такое туристическое место, куда стоят очереди".

Оказывается, отношение к "Красной капелле" сегодня меняется. Французы, англичане, бельгийцы и немцы теперь гордо заявляют, что Гитлеру подчинились не все. Антифашисты, сопротивленцы тоже были.

SIMEX – фирма с таким названием и была прикрытием для двух главных героев картины. Удивительно, но после провала разведчиков немцы предприятие не закрыли.

"Фирма SIMEX, через которую они, собственно, работали, – одна из богатейших компаний того времени во Франции. Во время съемок нам попались на глаза большие грузовики с надписью "SIMEX". Оказалось, что эта фирма до сих пор существует, занимается какими-то перевозками", – рассказывает Александр Аравин.

По иронии судьбы, головной офис SIMEX и штаб зондер-команды, которая расследовала деятельность разведгруппы, располагались в Брюсселе в одном здании. Немцы узнали об этом только после ареста одного из радистов "Капеллы".

Гуревичу пришлось бежать во Францию. Но почему в провале разведсети на Родине обвиняют именно его? Тогда он переписал свою книгу и заново пережил то, как летел в Москву, как вез важного немецкого военачальника, как ждал теплого приема. А его сразу отправили на Лубянку. То, что он – Анатолий Гуревич, псевдоним Кент, сотрудник ГРУ, чекистов не остановило.

"Были данные о том, что он сотрудничал с гестапо. Но даже наша разведка сомневалась до последнего, пыталась выяснить, что это было – его радиоигра, попытка переиграть немцев, или он все-таки совершил предательство", – говорит историк Ярослав Листов.

Его приговаривают к 20 годам за измену. Только спустя годы Гуревич узнает подробности своего дела. Оказалось, его подставил сам глава гестапо Мюллер. Но как нацисты вышли на Кента? И кто на самом деле сдал всю сеть?

"Наверное, здесь повлияла вот эта недоподготовка или плохая его подготовка. Повлиял, конечно, 1937-38 год. Ведь он уезжал в 1939 году, Разведуправление было практически обескровлено. Достаточно сказать, что за два страшных года было расстреляно, например, шесть руководителей Разведуправления. Там были и начальники отделов расстреляны, начальники отделений", – утверждает историк разведки Михаил Болтунов.

Уругвайский Кент

О существовании агента Кента Владимир Шляхтерман узнал случайно, когда брал интервью у одного известного венгерского разведчика. Тот и поведал ему, как Кент обеспечивал связь между подпольщиками едва ли не по всей Европе. Благодаря этому ценная информация оперативно поступала в Москву.

Встретиться с самим агентом Шляхтерману стоило немало усилий. Он разыскал его в Ленинграде и стал первым журналистом, которому Анатолий Гуревич рассказал свою секретную биографию.

"Он мало знал об Уругвае, знал только имя уругвайского президента. И страшно боялся, что, не дай бог, встретится какой-то уругвайский гражданин, начнет с ним говорить. Но Анатолий Маркович знал футболистов. В 1930 году Уругвай стал чемпионом мира по футболу. А он интересовался спортом, занимался спортом, к месту и не к месту часто приводил имена футболистов ", – говорит журналист Владимир Шляхтерман.

Спасало и идеальное знание испанского языка. Гуревич до этого задания два года воевал в стране басков. Но он еще раз будет на грани провала.

"Конечно, происходили дикие метаморфозы с Гуревичем. И потом, когда он прилетел в Западную Европу, в Париже его направили в одно из кафе, которое он долго искал. Он зашел туда, там сидели водители городских автобусов, пили кофе, играли в карты. Он должен был сесть за определенный столик, а там всего три столика было занятых. Он сел, ему было предписано центром заказать чаю. Когда он заказал чай, там все засмеялись над ним, ведь никто здесь никогда не заказывал этого чая", – рассказывает Михаил Болтунов.

По новой легенде его зовут Винсенто Сьерра. Он сын богатых родителей, которые отправили чадо учиться в Европу. Богемный образ жизни, который он начинал вести, никого не удивлял. Поначалу он жил один в дорогих отелях, но вскоре женился и купил шикарную виллу. Он уже не закатывал холостяцкие вечеринки, а давал светские приемы. Его окружением стали банкиры, аристократы и важные чиновники.

Неожиданно для него и центра фирма, которую он открывает для прикрытия, начинает приносить реальный доход.

"Сам Анатолий Маркович мне рассказывал, что никогда в жизни коммерцией никакой не занимался. А тут окунулся и стал получать большие прибыли. А так как началась война в Европе, немцы оккупировали Бельгию, доставлять туда деньги из Москвы было очень сложно. Именно на эти деньги, которые зарабатывал Гуревич, содержалась наша разведсеть в Голландии, во Франции, в Бельгии", – утверждает Владимир Шляхтерман.

Винсенто Сьерра создал себе репутацию человека обаятельного и далекого от политики. В его доме всегда была веселая и непринужденная обстановка. Хозяин знает массу анекдотов, обожает танцы, верховую езду, в компании с ним забывают об осторожности. При нем обсуждаются государственные дела, а когда он входит к партнерам по бизнесу в кабинет, то им и в голову не приходит прятать от него военные карты.

Информацию, что скоро начнется война, он передает в Москву раньше Зорге и других разведчиков.

"Он получил заказ от Вермахта на изготовление нескольких миллионов алюминиевых ложек. Такая мелочь, казалось бы, да? Только выгодный заказ. Он, когда его получил, обрадовался, сделал изумленное лицо и сказал: "Боже мой, зачем вам столько ложек, да таких дешевых, никому не нужных?!"

И еще основание. Он отдыхал в разных красивых местах, к примеру, в Альпах. Ему объясняли, что в здесь тренируются люди, лыжники, что скоро предстоит участвовать в боевых действиях в России, а у них есть Кавказ, есть горы, поэтому нужно уметь вести боевые действия в горах", – рассказывает историк Сергей Полторак.

На два фронта

Во главе резидентуры в Бельгии стоял Леопольд Треппер. Агент Кент, который был заслан в Европу как шифровальщик и радист, быстро стал вторым человеком в "Красной капелле". Он настолько оперативно и виртуозно анализировал разные детали, что порой данные о подготовке к войне поступали одновременно и к Сталину, и к Гитлеру.

Как ему это удавалось, не догадывалась даже жена. Когда она поднималась в спальню, Кент спускался в подвал виллы, где находился радиопередатчик. Годы спустя этот факт ляжет в основу обвинения в предательстве. Ему предъявят то, что он своевременно не послал сигнал о провале разведсети. Что ему помешало?

"Когда в 1940 году немцы захватили Бельгию, куда он попал служить, то стало понятно, что все евреи будут уничтожены или окажутся в концлагерях. А многие советские разведчики были евреями. И Треппера, который возглавлял советскую военную резидентуру в Бельгии, отправили во Францию, в ту часть, которая немцами не была оккупирована. И когда выхода не было, нужно было назначать кого-то из наиболее подготовленных резидентов, выбор пал на Кента", – говорит Сергей Полторак.

Благодаря своим связям с Вермахтом, у Кента был спецпропуск по всем оккупированным территориям. Ему не раз приходилось выручать советских разведчиков в других странах. К примеру, он спешно ездил в Берлин, чтобы получить информацию от немецкого отделения "Капеллы", когда связь с ними вдруг прервалась. До него все попытки доставить в Германию новый передатчик провалились.

"Абсолютно киношная история. Прибывает в Берлин поезд с Восточного фронта, выходят отпускники, раненые, и идет солдат, который тоже прибыл оттуда с чемоданчиком. И вдруг проходит мимо офицер и не отдает ему честь. Тот, значит, останавливает, вызывает полицию, этого парня забирают, начинают разбираться. Тут заходит один полицейский, он видит, что у него документы его брата, который погиб на Восточном фронте. И очередная попытка отдать новый передатчик не получилась", – рассказывает Александр Аравин.

Кент тоже едва себя не выдаст. Перед поездкой в Берлин ему поступает короткая радиограмма с паролями и адресами – никаких подробностей.

"Он стоял, ждал, и вдруг увидел, как к нему приближается немецкий офицер. Он говорит: "Сердце мое похолодело, меня никто не предупредил, что Шульце-Бойзен – немецкий обер-лейтенант. Бежать некуда, я понял так, что кругом все оцеплено. И у меня нет с собой ни оружия…" Он, естественно, не возил ни холодного, ни горячего. Подошел Шульце-Бойзен, назвал пароль – отлегло", – говорит Владимир Шляхтерман.

Информация, которую сообщил Шульце-Бойзен, оказалась очень ценной. Будучи начальником одного из подразделений Генштаба ВВС Германии, он узнает, что цель нацистов изменилась: теперь главное – взять не Москву, а Сталинград и Северный Кавказ. Гитлеру была нужна бакинская нефть и железнодорожная развязка на юге СССР для снабжения немецкой армии продовольствием и боеприпасами.

Фатальная глупость

1942 год. За эти разведданные Сталин лично представил Кента к правительственной награде.

"Я сам видел три телеграммы, в которых говорилось о том, что он представлен к правительственной награде. Одна относилась к 1940 году, за участие в Испанской войне. Второй раз он получил телеграмму о том, что его представляют к правительственной награде после командировки в Берлин. И в третий раз – в 1944 году, когда союзники высадились в Нормандии, открыли Второй фронт, он получил срочное указание от своего ГРУ сообщать о положении на Западном фронте. Он с этим справился", – утверждает Владимир Шляхтерман.

Ни одну из этих наград Кент так и не получил. Вскоре он попал в гестапо.

"Это ошибка центра. Ошибка – это мягко говоря, это просто глупость центра. Центр передал ему точные адреса агентов. Это, конечно, глупость, потому что когда, например, немцы будут в состоянии раскрыть шифр, они очень легко получают все нужные данные, чтобы арестовать этих людей", – считает Маттиас Уль.

Так и случилось. Свыше 100 человек погибли на гильотине. Нацисты считали такую смерть особенно унизительной, а уничтожение "Красной капеллы" в начале Второй мировой войны буквально обезоружило Сталина. Связь с внешним миром, прежде всего, с Европой, была потеряна, а на то, чтобы внедрить новых людей в окружение Гитлера, потребовались драгоценные месяцы.

Михаил Болтунов лично видел в архивах ГРУ некоторые материалы дела Гуревича. Правда, агент так и не выдал немцам своего настоящего имени, но пошел на сотрудничество. Допрашивал советского агента №1 сам руководитель гестапо Мюллер, ведь охота на радистов-подпольщиков велась несколько лет. Гитлеровцы поначалу не верили, что действует столько шпионов.

"Надо сказать, что провал-то получился и начался от резидентуры Гуревича. Виноват ли в этом резидент? А трагедия была в том, что рухнула не одна резидентура, а немцы, вообще-то, так, по большому счету, грубо говоря, передушили за десять месяцев всю "Красную капеллу". Конечно, Гуревич виноват в этом.

Но с другой стороны, надо сказать, там было очень много объективных вещей. Ну, например, центр, поскольку шла война, заставлял работать очень долго радистов. Чем дольше работает в эфире радист, тем лучше его можно запеленговать. Собственно, так и случилось", – утверждает Михаил Болтунов.

Неожиданная облава

Неужели раскрытие сети, которая успешно работала столько лет, это случайность? Что произошло на самом деле?

Версия первая – трагическая ошибка руководства "Капеллы". На явочной квартире в Брюсселе вместе с шифровальщицей поселилась ее подруга. Шеф бельгийского штаба Треппер разрешает. В разведке это считается грубым нарушением правил конспирации. Вскоре соседи обращают внимание на странную активность в доме.

"Соседи этой виллы заподозрили: "Вот, две молодые женщины, к ним приходят мужчины, там существует такая тайная бордельная квартира. А к ним приходили разведчики под разными причинами. Соседи сообщили об этом в полицию. Полиция нагрянула вечером на эту виллу, увидела работающие передатчики, коды, шифры. Радистка Познанская, которая покончила с собой, успела сунуть эти бумажные ленты в камин, часть из них обгорела. Но часть осталась", – рассказывает Владимир Шляхтерман.

В результате облавы спастись удалось только Трепперу. Он приходит на явочную квартиру под видом продавца кроликов. А так как кролик у него действительно при себе оказался, подозрений не вызывает и его отпускают.

"Есть такой соблазн, сказать, что Треппер вел себя непрофессионально. Да, он вел себя непрофессионально. Уже находясь во Франции, он, решая какие-то разведзадачи, приезжал в Бельгию, встречался со своими бывшими сотрудниками, хотя не имел на это права. Я имею в виду тех людей, которые уже состояли в резидентуре Кента. Это была уже не его прерогатива. Но, тем не менее, он с ними встречался, пытался ими руководить, что вносило сумятицу. В какой-то мере это повлияло на провал", – говорит Сергей Полторак.

Треппер успел предупредить Кента. Тот с женой и сыном перебрался в Марсель. Почти год еще он вне подозрений. Пока одна из радисток под пытками не открывает шифр. Так в гестапо узнали имена некоторых агентов Кремля.

Своего настоящего имени Анатолий Гуревич на допросах не выдал. Для нацистов он остался уругвайским богачом, который симпатизирует Советам. Когда немцы склоняли его к сотрудничеству, Кент соглашался. Но как же они поняли, какого уровня агент у них в руках? И зачем он идет на это?

"В этой "Красной капелле" была разведчица Ильза Штебе. Когда ее арестовали, она не предала никого. Штебе закончила свою жизнь на гильотине. Но она спасла жизнь своим друзьям, с которыми она работала. Гуревич поступил иначе", – рассказывает Сергей Полторак.

Разведчики или семья?

Гуревич пытается выиграть время. Ведь вместе с ним арестована его семья – маленький ребенок и жена, не подозревающая, кем он был на самом деле. Передавая в центр дезинформацию, он надеется сообщить, что сеть провалилась и верить никому нельзя.

Но что не сходится в этой версии событий? И что стало главной причиной разгрома "Красной капеллы"?

"Я, может быть, выскажу парадоксальное мнение, но скажу так: беда "Красной капеллы" была в ее успехе. Дело в том, что очень эффективно работала эта антифашистская сеть, и она настолько много вреда причинила Германии, что все возможные германские силы – и лучшая техника, и лучшие специалисты – были заняты тем, что выявляли представителей этой самой "Красной капеллы". Все было брошено", – считает Полторак.

По улицам городов курсировали машины с радиолокационными станциями, которые только-только стали появляться вообще в ведущих государствах мира. И эти станции пытались и, в конце концов, сумели выявить, где работают советские радиопередатчики.

Таким образом обнаружить получается только радистов-одиночек, большинство из которых друг друга не знают.

Результаты немецких исследований дают другую версию тех событий. Так, Маттиас Уль обнаружил, что зондер-команда, которая шла по следу разведчиков, напала на дешифровочный код самостоятельно. Провал явочной квартиры здесь лишь совпадение.

"Немцы знали, что русские использовали старые книги, чтобы расшифровывать сообщения. И потом начиналась охота на эту книгу, потому что из допросов они знали, что на столе человека, который делал шифр, лежали пять книг. Они рассмотрели четыре книги, и знали, что одна книга остается. В конце концов, немецкий офицер разведки нашел ее в книжном антиквариате в Париже. И так удалось раскрыть всю сеть", – говорит Маттиас Уль.

С найденным кодом вычислить остальных советских агентов будет делом техники, но немцы никак не ожидали, что среди шпионов окажется популярный и влиятельный бизнесмен Винсенто Сьерра. С его помощью они отправляют в Москву фальшивые радиограммы, их цель – поссорить союзников – Рузвельта, Черчилля и Сталина.

"Немцы составляли радиограммы, естественно, провокационные, фальшивые, которые давали на подпись Гуревичу. Он должен был передавать своим ключом, причем они следили, чтобы там, не дай бог, никакая запятая, точка, никакой другой знак", – утверждает Владимир Шляхтерман.

И мне потом Анатолий Маркович жаловался, что этому их не учили в Москве. Считалось, что не попадут разведчики. А между тем, во всех разведшколах мира это в первую очередь: "Вот попадетесь, должны вот так-то сообщить". И он избрал интересный способ.

Инструкция для рассекреченного шпиона

Когда приносят очередную радиограмму, Кент просит добавить к ней поздравления Сталину с Днем Красной Армии. В гестапо не видят в этом ничего подозрительного и пропускают. Так в центре понимают, что агент раскрыт.

"Я видел эти телеграммы и шифрограммы. Более того, я говорил даже с людьми, которые принимали телеграммы Гуревича. Понимаете, существуют две версии. Некоторые говорят, что у Гуревича была программа, в которой не было предусмотрено знака, например, "работаю под контролем". Тут надо было поставить точку, а ее не было. А Разведуправление говорит, что нет, такая программа была, но Гуревич почему-то ее не передал. И истину до сих пор установить, к сожалению, не удалось", – объясняет Михаил Болтунов.

Похоже, советские чекисты считали причиной провала целой разведсети личные мотивы Гуревича: что он пожертвовал сотней разведчиков ради семьи. Когда Кент попадает в Москву и пытается узнать судьбу родных, его заверяют, что они погибли в немецком концлагере во время бомбежки Берлина.

Даже если не брать в расчет версию с таинственной книгой и явочной квартирой, мог ли опытный агент выдать свою разведсеть ради призрачного обещания сохранить жизнь жене и сыну? Какие факты говорят об этом?

"Выявлено, что гестапо создавало ряд документов для, что называется, контроля за своими агентами. Что это значит? Это значит, что, например, наш разведчик начинает с ними радиоигру, но чтобы он не смог уже перейти на советскую сторону, чтобы он точно уже был зависим от Германии, создаются ложные документы о том, что он дает признательные показания, сдает своих товарищей", – говорит Ярослав Листов.

Эти показания и станут последним аргументом против Гуревича. В 1947 году его обвинили в предательстве "Красной капеллы" и приговорили к 20 годам заключения. Документы гестапо увидели свет только в 1991 году. Тогда же агент Кент был реабилитирован и награжден Орденом Отечественной войны. Ему засчитывают подвиг разведчика за то, что он, находясь в гестапо, смог завербовать важных немецких офицеров.

"Понимаете, в истории разведки не было, по крайней мере, я знаю литературные примеры, но не знаю примеров практических, когда разведчик, я имею в виду Кента, завербовал бы контрразведчика, каковым был Паннвиц. То есть Паннвиц – это был охотник на разведчиков. А когда жертва становится сама охотником, понимаете, это случай уникальный", – рассказывает Сергей Полторак.

И надо сказать, что тут Кенту удалось абсолютно все. Он сумел, находясь под арестом, завербовать целую группу гестаповцев, которые начали, уже по его команде, поставлять информацию, которая передавалась в наше Главное разведуправление. Я думаю, что это ситуация просто уникальная.

"Папа! Папа!"

Музей Анатолия Гуревича. Сергей Полторак показывает немногочисленные фотографии и подарки Кенту от друзей по зоне. Через восемь лет заключения, в 1955 году, бывшего агента освобождают по амнистии, но обвинение не снимают.

Когда Гуревич начинает писать письма в разные инстанции с просьбой пересмотреть его дело, его снова арестовывают. Это случится за неделю до свадьбы. Лидия Гуревич до сих пор помнит тот день. Тогда она не понимала, что происходит.

"Говорил, что он работал за рубежом и был курьером, разносил разные бумаги по разным посольствам. Вот такая у него была работа. Из-за этого его и арестовали. Ну а потом отправили туда, куда следует. В общем, на Воркуту. Вот так началась наша жизнь. И через какое-то время я поехала, вместо свадьбы, к нему в лагерь", – говорит вдова Анатолия Гуревича Лидия.

Поженятся они только через пять лет, когда его выпустят. Спустя много лет, уже в 90-е, когда на Западе одна за другой выходят книги о загадочном агенте, супруги впервые выезжают в Европу. Днем Гуревич дает интервью крупнейшим телеканалам Бельгии и Франции, вечером показывает жене знакомые места.

Детей у них так и не будет. Они жили под наблюдением и прослушкой, с клеймом изменника Родины. Такой судьбы ребенку они не желали. Гуревичи уже смирились с одинокой старостью. Неожиданно в ноябре 1990 года раздается телефонный звонок. Мужской голос с акцентом радостно кричит в трубку: "Папа! Папа! Я нашел тебя!"

77-летний разведчик, который прошел гестапо, воркутинские лагеря и забвение на Родине, не дрогнет. Первая его мысль – провокация. Но задав всего пару вопросов, ответы на которые мог знать только его настоящий сын и бывшая жена, Гуревич выронит трубку.

"И папа поехал, значит – папе стало плохо. Повесили трубку, я его приводила в себя, разные лекарства, все. Он пришел в себя, и через час Мишель снова позвонил, говорит: "Папа, я все понимаю, я к тебе приеду. Сейчас брошу все и приеду", – говорит Лидия Гуревич.

Так агента Кента настигло его прошлое. Оказалось, сын и жена разыскивали его всю жизнь. Мать Мишеля умерла за несколько лет до этого звонка, так больше и не увидев своего советского уругвайца. Это была та цена, которую он заплатил за провал "Красной капеллы".

Сын мечтал забрать отца из скромной квартиры в России в солнечную Испанию, поселить на роскошной вилле, но Гуревич отказывается, он не хочет бежать из страны. Он по-прежнему пытается доказать, что на допросах он не сдал ни одного агента. В 1991 году ему это удается.

"Вообще, существовало две "Капеллы": была немецкая "Капелла", которую курировал КГБ; и вот эта франко-бельгийская "Капелла", которую курировало ГРУ. Срыв этот, провал, он произошел где-то в зазоре между этими двумя службами. И вот эти разные варианты существования. Я думаю, в этом и состоят", – говорит Александр Аравин.

"В этом не надо винить Гуревича, потому что он только выполнял задания центра, и в этом он не виноват, что немцам удалось раскрыть эту сеть. Но у меня впечатление, что просто в конце войны было нужно найти какого-нибудь человека, который должен за это отвечать", – рассказывает Маттиас Уль.


Финал "Красной капеллы"

Почему исследователи "Красной капеллы" до сих пор не могут поставить точку в этой истории? Кент и его команда остаются неоднозначными фигурами.

Так, историк разведки Михаил Болтунов отмечает и заслуги Гуревича, и тот факт, что 12 лет в лагерях агент провел не как невинный человек. За государственную измену в те годы могли и расстрелять.

"Он согласился работать на немецкую разведку. Да, прекрасно понимаю, взяли его жену, так сказать. Но известно уже, что Гуревича не били, не пытали, иголки под ногти не загоняли, но он согласился работать. А Разведуправление думало о том, что Гуревич на свободе, Гуревич передает, а под контролем немцев он передавал сфальсифицированные материалы, которые, конечно же, наша разведка где-то учитывала, где-то передавала руководству. И это были, безусловно, провалы, это были смерти людей", – говорит Михаил Болтунов.



Анатолий Гуревич один ответил за провал "Красной капеллы". Треппер и другие резиденты смогли бежать: кто в Америку, кто в Мексику. Спустя годы они выпустят книги о своей значимости в сети. И опровергнуть их слова уже никто не сможет.

"Я думаю, что тема "Красной капеллы", к сожалению, еще не закрыта, есть место для исследования. Мы сейчас склоняемся к тому, что Гуревич не был сознательным предателем, он не шел на раскрытие тех или иных секретов нашей разведки, сдачу наших разведчиков, но он начал играть в разведигру, которая, к сожалению, была выявлена немецкой контрразведкой, и он не смог переиграть в одиночку немецкую контрразведку", – считает Ярослав Листов.

"Разведка – это не игра". Печатная машинка остановилась. Пожалуй, это главная мысль в его книге. Мемуары Анатолия Гуревича не задержались в продаже. В конце 90-х имя Кента поставили в один ряд с легендарными разведчиками Зорге и Абелем. Хотя так и осталось неизвестно, кто раскрыл "Красную капеллу" – самую успешную разведсеть в нацистской Европе.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх