Загадки истории.

2 888 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Блокадный узор

 

1947 год. Анна Яцкевич (в центре) с коллегами расписывает вазу к юбилею Октябрьской революции
Фото: Из архива
1947 год. Анна Яцкевич (в центре) с коллегами расписывает вазу к юбилею Октябрьской революции
Фото: Из архива
27 января 1944 года закончилась блокада Ленинграда. Героиня «ВМ» — Анна Яцкевич — все 872 блокадных дня не переставала заниматься тем, что любила больше всего: расписывала фарфор. Созданный ею узор стал известен во всем мире.

Ах, какой холодной выдалась блокадная зима 1942 года!.. Казалось, ледяные узоры всюду: на замерзших окнах неотапливаемых квартир, в толстом льду застывших водоемов, который тщетно пытались разбить слабые руки истощенных жителей Ленинграда. Люди, превратившиеся в тени. Изголодавшиеся, измученные, уставшие от слез и потерь. Одной из этих бесплотных блокадных теней была Анна Адамовна Яцкевич, художница Ломоносовского фарфорового завода. В 1942 году ей было 38 лет. Она жила на набережной реки Фонтанки в одном из дворов-колодцев — типичных для города на Неве. Мать и сестра умерли от голода, а Аня выжила. Она камуфлировала корабли, прижавшиеся к Невской набережной возле завода. Да-да, делала их невидимыми для врага — с помощью обыкновенных красок по фарфору.

Все-таки Анна была немножко волшебница… Темноволосая, худенькая до прозрачности, удивительная фантазерка, даже в эти страшные дни она могла увидеть красоту в обыкновенном.

И в заклеенных крест-накрест окнах ей виделись геометрические формы.

Позже они превратятся в самый известный узор Ломоносовского фарфорового завода, ставший его знаком, его фирменным стилем.

...Каждый знает этот простой и элегантный рисунок — «Кобальтовая сетка».

 

Блокадный узор
Из архива
Тарелка из сервиза «Собственный» времен Елизаветы Петровны

 

Тонкие перекрещенные диагональные линии создают многомерную композицию; каждое пересечение венчается крошечной золотой звездочкой. Форма чайного сервиза «Тюльпан» была разработана художником Ломоносовского фарфорового завода Серафимой Яковлевой, а узор «Кобальтовая сетка» — Анной Яцкевич.

Конечно, мастера не знали, что создают шедевр, на многие десятилетия определивший фирменный стиль ЛФЗ.

Блокадный узор

Каким был победный 1945 год для Анны Яцкевич? Город приходил в себя после войны. Люди возвращались к мирной жизни.

Хотелось верить, что все страшное, все потери остались в прошлом. Что не вернется уже сковывающий руки зимний холод, что жизнь будет сытая, безбедная, главное — мирная. У каждого за плечами осталось свое кладбище из близких людей. Наверное, и Анна, набрасывая знаменитую «сетку», знала, что не сможет забыть свои потери, близких, умерших во время блокады, окна, заклеенные крест-накрест… Золотые звездочки — это их души, застывшие навсегда в темном морозном небе. А может быть, надежда на лучшее, ведущая за собой.

 

Блокадный узор
Из архива
Анна Адамовна Яцкевич

 

Научный сотрудник Эрмитажа Н. Щетинина вспоминает: «Сервиз появился в конце 1944 года. Он стал своеобразной квинтэссенцией предыдущих поисков и достижений, новых тенденций в развитии искусства фарфора… Первую пробу автор сделала кобальтовым карандашом. Но так кобальт ложился неровно, не получалось равномерно наполненных цветом линий. Было решено наносить рисунок кистью... В 1950 году ученица А. А. Яцкевич, О. С Долгушина, под ее руководством исполнила окончательный вариант росписи сервиза, который и внедрили в производство».

 

Блокадный узор
Из архива
Знаменитая «Кобальтовая сетка» в моде и сегодня

 

Именно этот сервиз и представлен в витрине советского зала отдела Государственного Эрмитажа «Музей фарфорового завода».

Кто-то усматривал в «Кобальтовой сетке» мотивы знаменитого сервиза «Собственный» времен императрицы Елизаветы Петровны.

Золоченая сетка с пурпурными незабудками и правда хороша. Но «Собственный» несет другую энергетику. Праздничный, дворцовый, парадный. Царский пышный двор далек от питерской сдержанности, морозной простоты «Кобальтовой сетки».

Блокадный узор

Каждый год Анна ездила из промозглого холодного Ленинграда на Кавказ, в Новый Афон. Там течет в горах непокорная речка Бзыбь. Домой Анна приезжала, дочерна загоревшая, напитавшаяся южным солнцем. И вновь принималась за работу. Расписывала громадные вазы портретами вождя народов и мотивами Московского метрополитена. Придумывала узоры для сервизов.

Именно она, кстати, еще до войны, изобрела легкий и изящный вензель «ЛФЗ », на долгие годы ставший его логотипом. Своей семьи Анна Адамовна так и не создала. Но у нее была любимая племянница — Муза, которая тоже посвятила жизнь работе на заводе.

После одного из своих отпусков на речке Бзыбь Анна Яцкевич заболела и в мае 1952 года на 48-м году жизни скончалась. Как жаль, что она не узнала о триумфе «Кобальтовой сетки»...

 

Блокадный узор
Из архива
Анна Яцкевич работает над вазой к XVIII съезду ВКПБ

 

В 1958 году в Брюсселе состоялась Всемирная выставка ЕХРО-58. СССР со своими работами занимал там целый павильон. Были широко представлены и изделия Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени фарфорового завода имени Ломоносова. Сервиз «Кобальтовая сетка» произвел фурор и был удостоен «Золотой медали». А потом ему присвоили и «Знак качества СССР», а главное — народ полюбил его и принял. Иметь «сеточку» почетно в любом доме и сегодня.

Годы идут, а «Кобальтовая сетка» живет. Она появляется все в новых модификациях, на самых разных фарфоровых изделиях. Если долго вглядываться в простой и лаконичный узор, то кажется, будто тебе открываются неведомые геометрические миры — как в калейдоскопе. Они складываются в разные картинки, встречаются и разбегаются, пересекаются вновь… Кажущаяся простота геометрического рисунка скрывает целый мир и целый Космос — для каждого свой. Наверное, в этом и заключается подлинный гений художника.

Блокадный узор

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх