Загадки истории.

2 889 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Екатеринбургская Голгофа. Дорасследование. Заметание следов

Екатеринбургская Голгофа. Дорасследование. Заметание следов

Но и еще одним видом защиты от умученных ими людей пожелали оградить себя екатеринбургские резники. На стене Ипатьевского дома, кроме стиха на немецком языке об убийстве Валтасара, следственной комиссией обнаружена и символическая надпись, которая, по замыслу каббалистов, и должна была удерживать Русскую Церковь от прославления Царственных мучеников:

«ВЫ РАБЫ НЕТИ» [59] (с. 148)

— так перевел Г.С. Гриневич, старший сотрудник Отдела всемирной истории Русского Физического Общества, процарапанную русскими рунами надпись на стене Ипатьевского дома, оставленную резником, приехавшим в персональном вагоне. Очень возможно, что этим более чем роскошным пассажиром и действительно являлся миллионер Яков Шифф — масон высокой степени посвящения, прекрасно ознакомленный с нашей древнейшей на земле сакральной грамотой (о ее расшифровке см.: [38]; электронная версия [205]).

А что это была грамота именно масонов, имеется и иное свидетельство. О том поясняет в своей книге Роберт Вильтон:

«…из 4-х… знаков три похожи на знаки, которыми пользовались иллюминаты» [55] (с. 475).

Но почему не все знаки Вильтон относит к тайнописи иллюминатов?

Все дело в том, что звуки РА и БЫ Янкелем Шиффом, дабы уже и свою тайную грамоту еще более законспирировать, записаны слитно.

Гриневич прекрасно справился с разбивкой их на составляющие. То есть звуков на самом деле было пять. И все они принадлежат к тайнописи масонов иллюминатов.

Так какому же это такому Нети отдал приехавший в личном вагоне высокопосвященный масон души Царственных Мучеников своими заклинаниями?

«Подземный мир представлялся древним месопотамцам городом, надежно обнесенным семью стенами. В него вели семь врат, следующих друг за другом. Привратник Неду (или Нети) всегда держал врата на запоре: отчасти для того, чтобы не пускать нежелательных посетителей, но главным образом, чтобы никто из обитателей не мог покинуть подземный мир» [60] (с. 88).

«…в шумерско-аккадских мифах подземный мир, куда души умерших (или, реже, живых) попадают только после пересечения пограничной подземной реки и 7 ворот, охраняемых страшным Нети» [76] (с. 197).

В древнегреческой мифологии синонимом Нети является Цербер. И именно такого рода цепной монстр в записанном проклятье и должен был, по замыслу этих колдунов на человеческой крови, охранять их жертвы от прославления в качестве Великомучеников, не допуская им являть признаки своей святости русским людям, проживающим в грандиознейшем концлагере всех времен и народов — СССР. И самое удивительное здесь именно то, что этот поименованный русскими рунами Нети своим местопребыванием отнесен к Вавилону, где вышеописанное капище было посвящено именно древнему божеству хананеев — Белу!

Белом же, или Веельзевулом, Ваалом, является б-г нечистот и нечистой силы библейский Ваал-Фегор.

Так к какой же нации принадлежат все эти цареубийцы?

Вот что пишет о них следователь Соколов:

«Яков (Янкель) Мовшевич Свердлов — мещанин г. Полоцка Витебской губернии, еврей, родился в 1885 году в г. Н.-Новгороде.

Учился он в нижегородской гимназии, но не кончил курса и был затем аптекарским учеником» [47] (с. 409).

Кстати, многие сегодня не понимают, как какой-то с их точки зрения третьесортный в советском правительстве Свердлов мог являться одним из большевистских главарей, замешанных в цареубийстве. Но вот кем он, как выясняется, в то время был:

«После октябрьского переворота Свердлов был назначен председателем ВЦИК и воспринимался многими иностранными кругами как самое влиятельное лицо в советской иерархии, многие в тот период называют его “Красным царем”.

Свердлову принадлежит совершенно особая роль в ритуальном убийстве Царской Семьи. Дело в том, что Свердлов вырос в семье, исповедовавшей радикальный иудаизм, сопряженный с такими проявлениями, как ритуальные проклятия. Одним из доказательств этого было, например, то, что отец Свердлова Мовше Гаухман особым торжественным ритуальным проклятием проклял сына Зиновия (брата Янкеля Свердлова) за то, что тот принял христианство и был усыновлен известным писателем Максимом Горьким. “Когда в 1915 году пришло известие, что Зиновий Пешков на фронте потерял руку, старик Мовше страшно разволновался: «Какую руку?» — и когда оказалось, что правую, торжеству его не было предела: когда отец проклинает сына по формуле этого проклятия, тот должен лишиться именно правой руки»” (Со слов бывшего секретаря Сталина Б. Бажанова [77] (с. 35)). Яков Свердлов, родившийся в семье хасидов, стал каббалистом и масоном высочайшего уровня, о чем свидетельствует его дальнейшая руководящая роль в правительстве» [3] (с. 315–316).

Но и брачными узами он был повязан совсем не с простым семейством:

«Представители раскольничьего сектантства были организаторами революции 1905 г., в частности декабрьского мятежа в Москве. Одним из его организаторов был зять С.Т. Морозова фабрикант Н.П. Шмидт… Тесно связан с сектантством был и Я.М. Свердлов. Первой женой Свердлова была Е.Ф. Шмидт, родственница Н.П. Шмидта. Вторая жена Свердлова, К.Т. Новгородцева, была дочерью купца-раскольника, перешедшего в единоверческую церковь. Кроме того, и Нижний Новгород, родина Свердлова, и Екатеринбург, место его притяжения в годы русской смуты, были крупными центрами сектантства» [78] (с. 50–51).

Так что вовсе не случайно к Ипатьевскому особняку, месту убийства Царской Семьи, примыкала именно староверческая молельня. Здесь чувствуется какая-то серьезная спайка ортодоксального иудаизма и сектантских хранителей секретов уральских подземелий — золотопромышленников, обосновавшихся на Вознесенской горке — в самом центре столицы Урала.

А вот кем являлся непосредственный исполнитель этого изуверческого, как теперь выяснили, именно хананейского ритуала:

«“Яков (Янкель) Михайлович Юровский — мещанин г. Каинска Томской губернии, еврей, родился в 1878 году… учился в Томске в еврейской школе “Талматейро” при синагоге… в войну он был призван как солдат… Ему удалось устроиться в фельдшерскую школу”. “член Уральского областного совета и областной комиссар юстиции”» [47] (с. 182, 184).

Но и главный специалист по уничтожению останков такой же хананей, как и его начальники:

«Шая Исаакович Голощекин — мещанин г. Невеля Витебской губернии, еврей, родился в 1876 году… окончил гимназию в Витебске и зубоврачебную школу в Риге» [81] (с. 179).

«С 1912 г. Голощекин член ЦК партии большевиков. Он был на Урале членом областного совета и областным военным комиссаром. Этим положением Голощекина и определялась его роль в Ипатьевском доме» [47] (с. 181).

А вот как его охарактеризовывает Р. Вильтон:

«Люди, близко знавшие Голощекина в Екатеринбурге, описывают его как садиста с кровожадными инстинктами… Это был более утонченный и ужасный садист, чем сам маркиз де Сад» [55] (с. 28).

А ведь не только еврейство их всех троих столь накрепко повязало круговой порукой. Ведь ко всему прочему они имеют свое непосредственное отношение к медицине. А так как в Екатеринбурге явно потребовались заказчикам специалисты по уничтожению именно нетленных тел, то следует предположить, что сверх всего прочего эти трое являются еще и алхимиками, прекрасно посвященными в секреты уничтожения нетленных тел святых. Ведь не всем и не всегда такое удавалось. Вот лишь один из таких примеров:

«В 1575 году за порицание ислама турки замучили святого Георгия Серба; чтобы христиане не взяли его тела для поклонения, они несколько раз пытались сжечь его, но, несмотря на все их усилия, святые мощи остались целыми» [46] (с. 34–35).

Потому для успеха цареубийства, задуманного большевиками, были привлечены резники-алхимики, прекрасно посвященные как во все тонкости самого преступления, так и его сокрытия. Непосредственными исполнителями назначены профессиональные: фельдшер, аптекарь и зубной техник.

Но неужели во всей огромной России так никто и не попытался спасти Царскую Семью от просто неминуемой гибели? Неужели же все население огромной страны обманывало себя иллюзиями, что удерживающие ее в плену сатанисты поступят со своими узниками, перепавшими к ним в лапы по наследству от масонов Временного правительства, исключительно гуманно?

«В 1917–1918 годах в Москве и Петрограде существовали монархические организации, готовившие спасение Царской Семьи. Были подготовлены группы офицеров, которые в конце 1917 года отправились в Тюмень и Тобольск.

Это было самое подходящее время для спасения. Власть большевиков была еще очень слаба» [33] (с. 17).

Но вот что объединяет вроде бы свергнутую масонскую власть Керенского с пришедшей ей на смену властью большевиков:

«Оказывается, вся организация бегства Царской Семьи была под тайным контролем масонских конспираторов, которые делали все возможное, чтобы его предотвратить.

Во-первых, путем внедрения в окружение ближайшей подруги Царицы Вырубовой… агента И.И. Манухина, известного врача, на квартире которого, кстати, в июле 1917 скрывался Ленин. Манухин был назначен врачом к Вырубовой, которая в то время сидела в Петропавловской крепости… И когда ее освободили (скорее всего, специально), продолжил отношения с ней (это видно из писем Александры Федоровны). А через Вырубову шла большая информация о Царской Семье. Конечно, она говорила Манухину не все, но ему, по-видимому, было ясно, что готовится спасение Царя.

Во-вторых, контроль осуществлялся через масонов Карла Ярошинского и Бориса Соловьева. К. Ярошинский — крупный банкир, известный Царице своими пожертвованиями на военные госпитали; Б. Соловьев был при нем вроде секретаря, но Царской Семье он был известен как муж дочери Григория Распутина Матрены. В январе 1918 года Б. Соловьев прибыл в Тобольск с крупной суммой денег от К. Ярошинского и был тайно принят Царицей, вселив в нее надежду, что избавление близко. Однако вместо того, чтобы сделать реальные шаги к спасению, Соловьев, взяв все в свои руки, запрещает офицерским отрядам предпринимать какие-либо действия без его ведома. А тех, кто не подчинился, Соловьев сдает в ЧК. Таким образом он сумел протянуть несколько месяцев, и благоприятное для спасения время было потеряно.

По сути дела, в январе-феврале Соловьев сдал Царскую Семью в руки большевицких боевиков — профессиональных убийц, но, вместе с тем, продолжал наблюдать за Романовыми вплоть до отправки их в Екатеринбург» [33] (с. 17).

Да, специалисты конспирации прекрасно знали, как запороть любое дело: его требовалось лишь возглавить, тогда провал становился гарантированным. Потому они и встали во главе заговора, который так удачно и провалили…

Но и дальше все происходило по задуманному масонами сценарию: разыгрывалась подложная сцена, которая обязана была убедить мир в попытке Николая II якобы сбежать к белым. Для этого конвоировавший его комиссар Яковлев, именно в качестве имитации таковой, посадил своих пленников на поезд, следующий не в Екатеринбург, а в противоположную ему сторону — в Омск. Затем Яковлев вновь пересаживает своих узников. На этот раз в поезд, идущий в противоположную сторону:

«14 (27) апреля подъехали к поезду, ожидавшему в Тюмени. 16 (29) апреля прибыли в Омск. А из Омска поезд направился в Екатеринбург» [3] (с. 307).

Странный казалось бы поступок. Однако же Ленин не усмотрел в его действиях измены. Значит акция «при попытке к бегству» была запланирована заранее. Однако же по каким-то причинам не состоялась. Весьма вероятно, что узников должны были пересадить в следующий в обратном направлении поезд под покровом ночи полностью скрытно и доставить на место ритуальной казни никем незамеченными, объявив о побеге Царя — ведь все видели, что его отправляют в Омск. Затем следы Царской Семьи должны были затеряться где-нибудь на просторах Сибири. Так легче большевикам было бы упрятать задуманное злодеяние.

Однако инкогнито не прошло — потому и сценарий изменился.

И это вполне в духе вождя, который именно таким методом и старался расправляться со своими врагами. Ведь вот какую шифрограмму он, впоследствии, отправит в Реввоенсовет 5-й армии, получившей в дар от предателей чехословаков адмирала Колчака:

«“Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступили так и так (то есть казнили адмирала — А.Л.) под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске”. Ленин.

Подпись тоже шифром.

“Беретесь ли сделать архинадежно?” (ЦПА ИМП, ф. 2, оп. 1, д. 24362).

Как известно, адмирал “архинадежно” был расстрелян» [79] (с. 119).

Претендента на престол номер два, как называли большевики Михаила Александровича Романова, постигла практически та же участь, что несколько позже адмирала Колчака. Исполнителем уже теперь этого «архинадежно» стал Гавриил Мясников, который несколько позже впал в немилость властей своими выступлениями в пользу свободы печати. И вот как он комментирует то странное обстоятельство, что после своего бунтарского перед большевицкой хунтой проступка вообще остался жив:

«Если я хожу на воле, то потому, что я коммунист пятнадцать лет… и ко всему этому меня знает рабочая масса, а если бы этого не было, а был бы я просто слесарь-коммунист… то где бы я был? В Чека или больше того: меня бы “бежали”, как некогда я “бежал” Михаила Романова…» [80] (с. 107).

«12 июня “претендент” на царский престол Михаил Романов и его секретарь Н. Джонсон были насильственно увезены ночью из Пермской гостиницы на Мотовилихинский завод и там расстреляны. А затем опубликовали официальное сообщение об их бегстве» [82] (с. 59).

Аналогичным образом большевики поступили и с алапаевскими узниками:

«В Алапаевске (в 150 км севернее Екатеринбурга) на окраине города содержались другие Романовы. Среди них были сыновья великого князя Константина — Иоанн и Игорь, великий князь Сергей Михайлович, 18-летний Владимир Палей, великая княгиня Елизавета Федоровна, родная сестра бывшей Царицы. Всех их в ночь с 17 на 18 июля вывезли за город. Там выстрелом в голову был убит Сергей Михайлович, остальных же избили прикладами ружей и живыми сбросили в заброшенную шахту “Нижняя Селимская”, находящуюся в 12 км от Алапаевска. Эту варварскую акцию тоже преподнесли как побег» [82] (с. 59).

«Москва, два адреса, Совнарком — Ленину.

Председателю ЦИК Свердлову.

Петроград, два адреса, Зиновьеву, Урицкому.

Алапаевский Исполком сообщил нападении утром восемнадцатого неизвестной банды помещение где содержались под стражей бывшие великие князья Игорь Константинович, Константин Константинович, Иван Константинович, Сергей Михайлович и Палей. Несмотря сопротивление стражи князья были похищены. Есть жертвы обеих сторон. Поиски ведутся. № 4853, 18 июля, 18 ч. 30 м.

Предоблсовета Белобородов» [3] (с. 338).

И именно этим самым «бежали» и было продиктовано ленинское «архинадежно» Ипатьевского злодеяния. Которое, в точности с запланированным, и выполнили назначенные для этого резники. И после ритуальной расправы оповещено было о том, что казнен один лишь Царь. Однако на следующий день, вероятно, уже после выемки из шахты тел, их обезглавливания и сожжения, в Москву полетела новая шифрограмма:

«…Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу. Официально семья погибнет при эвакуации. Белобородов» [79] (с. 136).

Причем, когда убийство Царской Семьи скрыть было уже не возможно, большевики пошли на новый подлог:

«Объявлено расследование. Арестовали 28 эсеров, обвинив их в самовольном убийстве Царской Семьи. В сентябре 1918 года в газете “Правда” писалось о том, что на суде 4 (17) сентября 1918 года в Перми члены Екатеринбургского совета Грузинов, Яхонтов, Мамонтов, Апраксина и Миронова признались, что организовали убийство Царской Семьи, чтобы дискредитировать новое советское правительство. Эти пять человек, не имевших никакого отношения к делу, были на другое утро расстреляны…

Но этого большевикам показалось мало, фальсификации шли одна за другой, например, в газете “Известия” от 22 сентября 1918 года было напечатано: “Тело царя, похороненное в лесу, на том самом месте, где он был казнен, было выкопано по указаниям следующих лиц, в присутствии высшего духовенства, депутатов от Народной армии, казаков и чехословаков. Тело было положено в металлический гроб, заключенный в деревянный ящик из драгоценного сибирского кедра. Гроб, торжественно внесенный в Кафедральный собор, охранялся солдатами Народной армии. Тело будет временно погребено в Омске в особой гробнице”» [3] (с. 339).

Зачем, спрашивается, было так нахально врать? Ведь все равно когда-нибудь эта ложь все равно обнаружилась бы обязательно?

Все дело в том, что большевикам требовалось в ту пору продлить свое существование хоть на миг любыми путями — ложью в том числе — слишком не прочно в тот момент держалась эта власть.

Так заметают следы только преступники, каковыми и не могли не являться вероломно захватившие Россию с черного хода революционные хананеи. Вот имена главных руководителей исполнения этого кровавого хананейского ритуала:

«Ленин был идейным организатором расстрела Романовых. Основными исполнителями были: Свердлов (Янкель Гаухман) — председатель ВЦИК, Шая Голощекин (Фрам Исаак) — член президиума Уральского Совета, Белобородов (Янкель Вайсбарт) — председатель Уральского Совета, Яков Юровский (Янкель Хаимович) — член Уральского Совета и главный убийца Царской Семьи, Войков (Вайнер Пинхус) — комиссар продовольствия Уральского Совета, бывший пассажир известного запломбированного вагона, Сафаров Г. — заместитель Янкеля Вайсбарта, также бывший пассажир запломбированного вагона» [82] (с. 60).

Причем, большевики, после цареубийства и действительно ощутив на себе прилив каких-то достигнутых ими тайных сатанинских энергий, уже больше и не пытались скрывать истинное свое лицо — резников хананейской национальности:

«Будучи в Перми Вильтон сделал фотографию “комнаты красных комиссаров”. Помещение “украшали” транспаранты, прославляющие Революцию и III Интернационал, все надписи на которых почему-то были на еврейском языке. Багровые полотнища окаймляли возвышение — что-то вроде сцены. На этой сцене-помосте стояли стулья и стол (в нем был обнаружен целый набор пыточных инструментов). На стене— портреты Ленина, Троцкого, Карла Маркса и Свердлова» [48] (с. 495–496).

Да, резники получили какую-то магическую поддержку темных сил, а потому уже и не скрывали своих целей, которые они преследуют в захваченной ими России:

«По приказу Ленина началось повсеместное разграбление храмов, монастырей, при этом награбленные ценности (в сто раз превосходящие госбюджет) вкладывались в военные акции по установлению и укреплению новой бесовской советской власти, расстрелы антибольшевистских восстаний (в Ярославле, в Кронштадте, в Тамбовской, Николаевской и других губерниях, всего их было около 200). Все это привело к организации огромной системы концентрационных лагерей (около 30 тысяч), ставшей основой политической и экономической жизни советского государства.

Установилась кровавая диктатура компартии — самая крепкая антидемократическая, антирелигиозная власть — власть лагерей и беззакония, начало которой положила расправа над Императором и Его Семьей» [3] (с. 354–355).

Но все когда-то кончается:

Сатана гулять устал

Гаснут свечи — кончен бал.

И вот почему было принято решение о сносе Ипатьевского дома в 1975 г.:

«Пост. ЦК КПСС № П185/34 Секретно

от 4 августа

26 июля 1975

№ 2004-А ЦК КПСС

О сносе особняка ИПАТЬЕВА

в городе Свердловске

…В последнее время Свердловск начали посещать зарубежные специалисты. В дальнейшем круг иностранцев может значительно расшириться и дом ИПАТЬЕВА станет объектом их серьезного внимания…

В связи с этим представляется целесообразным поручить Свердловскому обкому КПСС решить вопрос о сносе особняка…

Проект Постановления ЦК КПСС прилагается.

Просим рассмотреть.

Председатель комитета Госбезопасности

Андропов

Секретно

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС

О сносе особняка ИПАТЬЕВА в гор. Свердловске

1. Одобрить предложение Комитета Госбезопасности при Совете Министров СССР, изложенное в записке № 2004-А от 26 июля 1975 г.

2. Поручить Свердловскому Обкому КПСС решить вопрос о сносе особняка ИПАТЬЕВА в порядке плановой реконструкции города.

Секретарь ЦК» [79] (с. 144).

И эта «плановая реконструкция» с грифом «Секретно» коммунистов нынешних звучит полностью в унисон шифрограмме могелей Екатеринбургской Голгофы с их неизменно преступным «бежали» и ленинским «архинадежно».

И что бы им так волноваться — врать и секретничать, если бы их версия о расстреле не вызывала никакого сомнения?!

Однако же сами убийцы, когда в 60-х годах стал вопрос о размерах их персональных пенсий, слишком по-разному стали сообщать об одних и тех же событиях. А ведь ложь все равно рано или поздно — выходит на поверхность. А потому Латышев пишет:

«Допускаю возможность, что в архивах за семью печатями хранятся и такие документы, которые по-новому заставят подойти к роли Ленина, Свердлова, Троцкого в убийстве Царской Семьи.

Отмечу, что одна из моих публикаций (“Место убийцы вакантно. Новые документы о расстреле Царской семьи”. “Российская газета”, 29 августа 1992 г.) была посвящена событиям, последовавшим десятилетия спустя после кровавой драмы. Впервые были опубликованы документы, свидетельствовавшие, как в 60-е годы препирались между собой престарелые участники событий в ночь на 17 июля 1918 г. Кто из них, мол, “имел честь” убить того или другого члена семьи Романовых. Ведь непосредственные “расстрельщики” надеялись на более высокую персональную пенсию» [79] (с. 143).

Но, как выясняется, убивали вовсе не они. Так что и здесь, как и в случае с убийством Есенина (о дорасследовании этого преступления большевиков см.: [83]; электронная версия [212]), официальная версия властей обнаруживает множество слишком явных несоответствий произошедшему.

И перевод Гриневичем каббалистической надписи на стене вскрывает нам доподлинный скрытый смысл событий в Ипатьевском доме:

использующие в качестве тайнописи нашу древнюю руническую грамоту резники пытались уничтожить сакраментальную власть Царя Давида, отсылая под охрану Нети души замученных ими Царственных обитателей Ипатьевского дома! Ведь именно с одноименным монастырем и было связано появление династии Романовых. А потому резникам эту династию было необходимо и завершить исключительно в доме, названном именем монастыря, усадив души ритуально казненных людей в место поклонения своему языческому монстру, зиккурат, под охрану цепного цербера Ваала — Нети.

Но вот подошло время и дом, дабы не раскрыть все его секреты, наследующей убийцам власти пришлось срочно уничтожать. А вместе с ними и заклинания, по мнению убийц, обязанные удерживать души ими замученных людей под охраной вавилонского монстра Нети.

И вот почему масонами для ритуального убийства Русской власти было избрано именно это место:

«Дом Ипатьева, куда перевели Царскую Семью, стоял недалеко от Вознесенского храма. И почти напротив дворца В.Н. Татищева.

Один из основателей российского масонства жил здесь с 1720 по 1737 год» [57] (с. 316).

«Для строительства нового обиталища Татищев выбрал Вознесенскую горку» [157] (с. 10).

Вообще же, о чем сообщают местные жители, дом Татищева стоял не напротив, а прямо на месте нынешнего Вознесенского храма.

А не было ли там все перерыто подземными ходами, что так свойственно иметь масонам для проведения ими богослужений своему идолищу? Ведь близость дворца Татищева говорит о том, что не так-таки и прост был этот дом, купленный инженером Ипатьевым незадолго до свершения здесь изуверского ритуала черных людоедов хананеев.

Но почему для совершения этого злодеяния большевикам не оказалось достаточным подземелий Лубянки?!

«По мнению Леонида Болотина, все дело в излюбленных каббалистами лингвистических изощрениях» [57] (с. 316).

И сама данная местность, Урал, у них избрана совсем не случайно. Они остановились именно на нем:

«…ассоциируя его с ветхозаветным Уром Халдейским, местностью, где располагался древний Вавилон…» [57] (с. 316).

Очень точно подмечено. Потому фамилия избранного большевиками в качестве ритуального главного резника для тщательно готовящегося злодеяния была подобрана точно так же, как и наименования особняка в честь инженера Ипатьева, — Уровский (Юровский). Да и значение Урала, в переводе с нашего же древнего языка, более чем подходит для свершенной здесь именно красной мессы: Ур ал — красный(кровавый[окровавленный]) Герой. И что здесь имеется в виду: запачканный в крови резник или пролившая кровь Жертва? Пока непонятно. Но мы сами, в древности, называли Урал все же по-другому — Камень. Ведь здесь, пользуясь естественным водоразделом протянувшегося на две тысячи километров этого огромного «Камня», судя по всему, некогда проходила экономическая граница. А где граница, там и контрабанда. А где контрабанда, там и подземные ходы. Ведь именно такого рода подземельями и перерыта вся Москва и Подмосковье (см.: [84]; электронная версия [213]). А потому в Екатеринбурге, через который шла некогда дорога в Сибирь, просто обязаны иметься подземные ходы контрабандистов. Но и само масонство, что выясняется, имело некогда связь и с воровским миром. А потому именно к этим древним подземельям и должен быть привязан как особняк Татищева, так и соседствующий с ним Ипатьевский особняк, чья никем не исследованная подземная часть и по сию пору остается единственным немым свидетелем совершенного здесь цареубийства.

Библиографию см.: СЛОВО.Серия 5. Кн. 4. Жертвоприношение http://www.proza.ru/2017/05/11/975

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх