Что-то неуловимо выдавало в нем немецкого шпиона: то ли волочащийся за спиной парашют, то ли болтавшийся на шее «шмайссер»…

Мысли вслух работника СМЕРШа

 

Джон Ланкастер в одиночку, преимущественно ночью.

Щелкал носом — в нем был спрятан инфракрасный объектив,

А потом в нормальном свете представало в черном цвете

То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив…

Владимир Высоцкий

 

Бытует мнение, что в нацистской Германии готовили едва ли не самых неуязвимых в мире шпионов.

Дескать, с пресловутой немецкой педантичностью они могли позаботиться обо всех, даже, казалось бы, самых несущественных мелочах. Ведь, согласно старой шпионской присказке, именно на них всегда «горят» самые лучшие агенты.

В действительности же ситуация на невидимом германо-союзническом фронте складывалась несколько иначе. Иногда нацистских «рыцарей плаща и кинжала» губила именно их скрупулезность. Подобную историю в книге «Охотник на шпионов» приводит известный английский контрразведчик полковник О. Пинто. В начале Второй мировой войны у контрразведки Великобритании было очень много работы: в страну нескончаемым потоком стекались беженцы из завоеванных Рейхом европейских стран.

Понятное дело, что под их видом на землю туманного Альбиона норовили проникнуть немецкие агенты и завербованные на оккупированных территориях коллаборационисты. С одним таким коллаборационистом-бельгийцем — Альфонсом Тиммермансом — и довелось иметь дело О. Пинто. Сам по себе Тиммерманс ни у кого не вызвал подозрений: бывший моряк торгового флота для того, чтобы оказаться в безопасной Англии, прошел через массу трудностей и опасностей. В его нехитрых пожитках тоже не было ничего из шпионского арсенала. Однако внимание полковника О. Пинто привлекли 3 совершенно безобидные, на первый взгляд, вещи. Впрочем, дадим слово самому контрразведчику: «Тот, кто инструктировал его перед поездкой в Англию, учел каждую мелочь и тем самым выдал новичка английской контрразведке. Он снабдил Тиммерманса тремя необходимыми для «невидимого» письма вещами: пирамидоновым порошком, который растворяется в смеси воды и спирта, апельсиновыми палочками — пишущим средством — и ватой для обертки кончиков палочек, чтобы таким образом избежать предательских царапин на бумаге. Беда Тиммерманса состояла в том, что он мог приобрести все эти вещи в любой аптеке в Англии, и никто никогда не спросил бы его, зачем он это делает. Теперь же, поскольку его наставник оказался слишком скрупулезным человеком. он должен был ответить мне на некоторые вопросы… Тиммерманс — жертва немецкой скрупулезности — был повешен в Вандевортской тюрьме…»

Очень часто немецкая педантичность оказывалась роковой для агентов, которые должны были работать под видом солдат армии США. В совершенстве владея «великим и могучим» английским языком, фашистские разведчики оказывались совершенно неготовыми к американскому сленгу. Так, немало тщательно законспирированных и залегендированных шпионов попадались на том, что на армейских заправках вместо типичного жаргонизма «гэс» употребляли литературное название бензина — «пэтрол». Естественно, никто не ожидал услышать от простого американского солдата такое умное слово.

Но на этом возможные неприятности немецких шпионов не заканчивались. Как оказалось, солдаты-янки даже воинские звания переименовывали по-своему. В этом на собственном печальном опыте убедилась диверсионная группа, курируемая самым маститым немецким шпионом — Отто Скорцени. Подчиненные Человека со шрамом прибыли на трофейных американских самоходках в расположение 7-й бронетанковой дивизии близ бельгийского города Потто. Командир группы шпионов браво выскочил из машины и представился, по уставу отрекомендовавшись ротным. Ему и в голову не могло прийти, что в армии США такое название воинского чина давно уже стало анахронизмом, и вместо него используются различные сленговые сокращения. Солдаты-янки тут же распознали подлог и расстреляли на месте своих псевдосослуживцев во главе с их «ротным»…

Еще сложнее педантичным немецким агентам было работать в СССР. Приведем пример. Нацистская Германия готовила группу шпионов для отправки на советскую территорию. Все разведчики прошли тщательную подготовку и в совершенстве владели русским языком. Более того, их даже ознакомили с особенностями советского менталитета и загадочной русской души.

Однако миссия этих почти идеальных агентов с треском провалилась при первой же проверке документов.

Предательской мелочью, «с головой» выдавшей бойцов невидимого фронта, оказались… паспорта! Нет, сами «краснокожие паспортины», изготовленные лучшими германскими мастерами фальсификаций, ничем не отличались от настоящих и даже соответствующим образом были потерты и потрепаны. Единственное, чем «профашистские» документы отличались от своих исконно советских аналогов, были металлические скобы-скрепки, которыми они сшивалась.

Старательные и пунктуальные немцы делали подложные «ксивы» на совесть, как для себя. Поэтому страницы паспорта скрепляли скобами из качественной нержавеющей проволоки, тогда как в Советском Союзе о таком расточительном и нецелевом применении нержавейки и помыслить не могли — для главного документа каждого гражданина СССР использовалось самое обычное железо. Естественно, за долгие годы эксплуатации такая проволочка окислялась, оставляя на страницах паспорта характерные рыжие отметины. Не удивительно, что доблестный СМЕРШ очень заинтересовался, обнаружив среди привычных «заржавелых» паспортов книжицы с чистыми блестящими скрепками из нержавейки.

По непроверенным данным, только в начале войны советской контрразведке удалось выявить и обезвредить более 150 таких шпионов-«скрепочников». Воистину, в разведке не бывает мелочей. Даже если это разведка Третьего рейха.

Лихачева Лариса Борисовна