Последние комментарии

  • Лаврентий Палыч Берия14 декабря, 23:51
    Тот кто верит Солженицыну и ему подобным- тот Власовец и бандеровец! Пусть народ нас рассудит- сколько минусов и плюс...Иуда Солженицын хотел нас всех разбомбить!!!
  • Фарид Насыбуллин14 декабря, 18:24
    Очередной идиот засветился. Для чего заключённые в СССР набивали на груди портреты Ленина и Сталина?
  • Евгений14 декабря, 18:02
    все кто очерняет Солженицына пусть сам посидит в гулаге.  Кто плохо о нем отзывается агент ЦРУ и пидарас Иуда Солженицын хотел нас всех разбомбить!!!

Екатеринбургская Голгофа. Дорасследование. Следствие Соколова

И вот, судя по всему, как развивались события в ту трагическую ночь с 16 на 17 июля, когда международным кагалом было решено произвести ритуальное жертвоприношение своему свирепому божеству.

Венгры, сменившие русский караул, отвели Царскую Семью в подземелье под предлогом якобы надвигающейся опасности.

Где их уже и поджидали эти русскоговорящие британцы, а на самом деле, судя по всему, американские хасиды резники, приехавшие вовсе не для освобождения Царской Семьи, но для ритуального жидовского издевательства над своими жертвами. Здесь они помогли жидам связать будущие жертвы ритуального глумления, а сами затем поднялись наверх и произвели свою часть злодеяния — расстреляли слуг и сымитировали этим убийство много большего количества человек, пустив в стены лишние пули, в том числе и из револьверов, отобранных у русской охраны.

Шамбаров продолжает:

«Но и сама версия о расстреле противоречит ряду фактов. Ипатьевский подвал для расстрела не подходил. В тесном помещении убийц могли поразить собственные рикошеты. А генерал Дитерихс записал: “Пулевых следов в комнате имелось от 28 до 35, причем большая часть их была от пуль, не проходивших человеческое тело”. Но промахнуться в упор было трудно. Получается, что расстрел… имитировали? Дитерихс зафиксировал и подтверждение, что использовалось холодное оружие: “Тела рубились одетыми. Только таким изуверством можно объяснить находку обожженных костей и драгоценностей со следами порубки, а драгоценных камней — раздробленными”. И еще красноречивая находка следствия: отрубленный палец императрицы Александры Федоровны! Разделывая тела для уничтожения, их не стали бы крошить на столь мелкие части. То есть, палец отрубили раньше.

Один из распорядителей злодеяния, Войков, ставший полпредом в Польше, любил там покутить и при этом бахвалился, что “мир никогда не узнает правды” о том, что произошло в Ипатьевском подвале. Видимо, сказал лишнее. На него навели эмигрантских террористов. Интересно, что Сталин, узнав об убийстве Войкова, почему-то первым делом заподозрил Англию.

Но один человек о подробностях трагедии узнал. Один из самых почитаемых в XX – XXI в. православных старцев, Николай Гурьянов. Императора и Александру Федоровну он знал лично, и в девятилетнем возрасте святому прозорливцу было первое откровение. В ночь злодеяния он в ужасе прибежал к матери, рассказав о цареубийстве. Старец Николай говорил, что “Детей истязали на глазах онемевших святых Страдальцев, особо истязуем был Царственный Отрок… Царица не проронила ни слова, Государь весь стал белый”.

Как относиться к такому свидетельству, каждый может принимать по своей вере. Но ведь оно четко согласуется с фактами, приведенными выше — и косвенно подтверждается безпрецедентными мерами по сохранению тайны. Тела жертв старались полностью уничтожить, не просто жгли, поливая керосином, а еще и использовали серную кислоту. И в данном отношении снова обращает на себя внимание Престон. В 1972 г. в интервью газете The Spectator он обмолвился: “На мою долю выпало вывезти из Сибири все, что осталось от останков несчастной Императорской Семьи! Это останки достигли Букингемского дворца. Когда меня принял Его величество король Георг V в феврале 1921 г., мы обсуждали этот вопрос, и Его Величество сказал, что мощи были в таком состоянии, что их приходилось окуривать, прежде чем притронуться”.

Консул отследил операцию по уничтожению Царской Семьи от начала до конца! Не он ли курировал эту операцию? Престон вывез вещественные доказательства, которые не позволяли вывезти Соколову. “Все, что осталось” от царственных мощей — части порубленных костей, описанные Дитерихсом, палец государыни и др., попало в Англию! Хотя об этом никогда не извещалось, их никто не выдал родственникам для захоронения. Почему? Надо сказать, что в Англию попали и ценности Царской Семьи. Королева Елизавета, как установили британские историки, в 1953 г. короновалась русской короной!

Между прочим, приведенное свидетельство, как и материалы, собранные Соколовым и Дитерихсом, подтверждают другой немаловажный аспект. Никаких мощей Царственных Мучеников в России нет и быть не может, за исключением отсеченных голов, местонахождение которых неизвестно (как и частиц, вывезенных Престоном). И о том же самом неоднократно предупреждал св. старец Николай (Гурьянов): “Царских останков нет! Они в свое время сожжены были!”, “Их сожгли, а пепел выпили… С чайком… Пили и смеялись”, “Их косточки были пережжены в пепел… Они растворились в нашей земельке!... Но мощей царских нет!”» [192].

Итак, обратимся к истории сноса Ипатьевского особняка. В целях спрямления Вознесенского проспекта между Вознесенской горкой и Ипатьевским домом срезан солидный пласт земли, глубиной до 3 м. Но, о чем все в один голос дружно свидетельствуют строители, никакого подземного хода при этом не обнаружили. Однакко собственно, в свете разобранного устроения староверческих молелен, нами уже усвоено, что каждая такая церковь имеет два подземных хода в дома, также соединенные подземельем уже между собой. Причем, находятся они всегда поблизости. Смотрим — где находятся консульства иностранных государств в Екатеринбурге. Так ведь в той стороне, где бульдозеры строителей ну никак не могли бы вскрыть тайну этих подземелий — на юге от Ипатьевского особняка. Причем, английское консульство находилось в такой близости, что из него было наиболее удобно контролировать охраняемый чекистами объект. То есть подземный ход был не столь и велик. Не будем гадать, куда шел второй подземный ход, но уже нами выясненного вполне достаточно для определения общей системы подземелий столицы Урала, а также более точной констатации произошедших в ночь на 17 июля событий.

Так что все сообщения местных контрабандистов-«староверов» шли через домовые церкви, вынесенные за пределы своих усадеб. А вынесенные исключительно для того, чтобы иметь негласное общение среди членов какой-то определенной группировки, которых в городе, судя по всем этим подземным церковно-усадебным «ансамблям», было несколько. Тайн же здесь, которые следовало скрывать от посторонних, было более чем предостаточно — Екатеринбург являлся столицей самого золотоносного края той поры (один из обнаруженных на Урале слитков золота весил 32 кг!). Но и иных способов обогащения здесь было более чем предостаточно. Ведь в самую еще первую очередь, именно через Екатеринбург проходили все легальные пути сообщения с Сибирью. Потому золото, самоцветы и меха оседали в руках у тех, кто имел возможность все это скупать за безценок до прохода идущими из Сибири купцами таможни, расположенной здесь же — на границе Европы и Азии.

Потому-то практически все манипуляции с деньгами и золотом, самоцветами и мехами — представляли собой преступный промысел. Тот самый, для которого и строились эти «староверческие» молельни на Московском тракте в городе Екатеринбурге. И именно в одной из них, судя по всему — самой древней и самой значительной, в подвале которой располагалось и еще какое-то тайное языческое капище, и были ритуально замучены Николай II и Его Семья.

И чтобы уже более никогда не нашли никаких концов злодеяния, совершенного здесь силами, захватившими в России власть:

«В 1977 году дом Ипатьева был срыт бульдозерами вместе с довольно значительным культурным слоем, скрывавшим возможные археологические тайны или улики совершенного здесь преступления.

В связи с этим небезынтересным представляется вопрос о том, куда были вывезены остатки разрушенного строения, фундамента и подземных коммуникаций» [2] (с. 207).

Так что сага о расстреле является явной инсценировкой, в то время как в глухих подвалах вознесшейся над Екатеринбургом горы, похоже, имевшей в своих недрах какое-то еще древнее ритуально-каббалистическое капище, вершилась изуверская расправа резников над царствующей в России Семьей. Расправой зверской, после которой честная глава Николая II, отделенная от тела сатанистами, оказалась полностью седой…

Вот еще очередная странность несостоятельности версии расстрела.

Выпущенный из тюрьмы камердинер Николая II-го Т.И. Чемодуров через 10 дней после своего освобождения вот какую странную фразу оставил нам для дорасследования:

«…едучи к своей семье в Тобольск и встретив в Тюмени Жильяра, воспитателя Наследника Цесаревича, крестясь, радостно говорил ему: “Слава Богу, Государь, Ее Величество и дети живы. Расстреляны Боткин и все другие”…

Через три месяца старик умер в Тобольске, унося с собой в могилу тайну своего заявления Жильяру» [32] (с. 42).

И очень похоже, что умер-то он — ох как еще и не своей смертью! Так что ж такого он смог узнать, что стоило ему жизни в столь малый срок?

Да все очень просто. Ему от проболтавшихся местным жителям охранников, более всего вероятно — проболтавшихся исключительно будучи в пьяном угаре (совесть они свою «врачевали», судя по всему, лишь подобным образом — напившись до безумия), удалось вызнать, что инсценировка с расстрелом в Ипатьевском доме была проведена с Боткиным и Царскими слугами. Потому он и решил, что саму Семью большевики пощадили.

На самом же деле им выведанная правда является самым аргументированным подтверждением высказываний Дивеевской старицы об убийстве Царевен штыками, а вовсе не об их расстреле, что пытается нам внушить лживая версия убийц. А потому эту тайну, случайно вызнанную Чемодуровым, убийцам требовалось упрятать. Что и было исполнено — человек, выведавший страшную тайну о фиктивности расстрела Царской Семьи, замолчал навсегда.

Странно вот и еще одно свидетельство происшедшего. Если причастность Чемодурова к верным слугам Царской Семьи была большевиками просто не принята во внимание (всех сочувствующих Царской Семье просто не учтешь), то участие и оставление в живых доктора Деревенько не просто удивляет, но и настораживает. Ведь он был оставлен большевиками нетронутым, очень похоже, для одной единственной миссии: попытаться объединить своими ложными показаниями убийство слуг с убийством Царской Семьи.

Вот что об участии в этом деле Деревенько сообщает генерал Дитерикс:

«Он приглашен офицерами на розыски тел у шахты в Коптяковском лесу… Когда на дне шахты находят хирургически отделенный кем-то палец и вставную верхнюю челюсть доктора Боткина, доктор Деревенько авторитетно и категорически заявил: “Палец — это доктора Боткина”. “Палец, — говорит экспертиза в Омске, — тонкий, длинный; палец принадлежит человеку, привыкшему к маникюру; палец — выхоленный; палец можно скорее признать принадлежащим женщине”» [32] (с. 44).

Что признает и генерал Жанен. Он писал в 1933 году:

«Дитерикс принес мне ящик с человеческими останками…» [2] (с. 264).

И среди них:

«…отрезанный палец, который экспертиза определила как безымянный палец Императрицы» (там же).

А ведь доктор Деревенько, попытавшийся поучаствовать в сокрытии произведенного большевиками ритуального убийства Царской Семьи, в конце концов и остался у большевиков. Потому, очень похоже, что он своими лжесвидетельствами явно выполнял чей-то заказ. Судя по всему, более чем хорошо оплачиваемый. То есть к умышленно подброшенной в яму челюсти расстрелянного Боткина им был присовокуплен и явно женский палец.

Так что же творилось в эту жуткую ночь в Ипатьевском доме на самом деле!?

А ведь имеются упоминания и об оставленных на дверных косяках не просто штыковых проколах, но также и следов неизвестных видов холодного оружия, похожих на швайку резника! Генерал Дитерикс:

«В правом углу комнаты заметны были царапины — следы какого-то плоского узкого оружия» [32] (с. 28).

Причем, об этом сказано в числе тех деталей, которые бросились в глаза сразу. Но и впоследствии следы, более похожие на следы от проколов штыком, уже в ходе следствия, были обнаружены и на дверных косяках. Уж не швайкой ли резника оставлены эти проколы на деталях внутреннего интерьера Ипатьевского особняка, своевременно уничтоженного Ельциным?! И не эти ли следы столь удивительно настойчиво упрятывали вплоть до самого его сноса все участники и наследники того страшного злодеяния?!

«Надо сказать, — считает Л.Е. Болотин, — что существует целый массив документов, связанный с убийством Царской Семьи, который до сих пор не раскрыт, он засекречен. Это массив документов той стороны, которая убивала… какая-то часть нынешних властителей является наследниками цареубийц… они родились уже после этого злодеяния, но они скрывают следы этого преступления, значит они — прямые его соучастники» [51].

«“Самый расстрел прошел незаметно, хотя и был произведен почти в центре города. Выстрелы не были слышны благодаря шуму автомобиля, стоявшего под окнами дома во время расстрела” [26] (с. 19).

Но, скорее всего потому, что основная работа была проделана холодным оружием. Нигде в материалах следствия нет упоминаний об осколках стекла, которые должны быть во множестве рассыпаны в помещении при безпорядочном расстреле 11 человек, стоявших напротив окна.

Стреляли, вероятно, по нижним конечностям и в пол, для того чтобы обездвижить тела и для имитации расстрела. Потом кололи штыками (швайками) и собирали кровь» [2] (с. 178).

Да, ведь если в стену угодит пуля, пущенная по прямой, то не исключена возможность рикошета, способного поранить или даже убить самих этих незадачливых расстрельщиков, порешивших совершить это никогда и нигде в практике не зафиксированное убийство из огнестрельного оружия единовременно 11 человек в небольшой комнате. Но если выстрелы будут направляться сверху вниз, по верхним частям ног стоящих у стены людей, то рикошетить пули будут в деревянный пол. Что, собственно, и зафиксировано следствием Соколова.

Но, о чем сообщает Чемодуров, все вышесказанное, скорее всего, касается лишь слуг. Причем, судя по задумке большевиков — понадежнее упрятать концы в воду, их расстреливали именно иностранцы. Обыкновенные иностранцы, ни слова не понимающие по-русски. Венгры. А кто у нас может понимать венгерский язык? Потому именно из такой национальности и набиралась эта расстрельная команда. Думается, что сами они даже не знали — кого им здесь предстоит убивать. И вот как они вообще общались со своим боссом Юровским: один из них был хананеем, а потому Юровский через него и отдавал этой расстрельной команде распоряжения на известном им обоим идише.

Царскую же Семью, судя по всему, убивали совершенно другие люди — профессиональные резники, имен которых вообще не знает никто. И убивали глубоко под землей, откуда наверх не просочится ни один звук: где-то в тайных подземельях Вознесенской горки. Причем, это не просто догадка, но утверждение:

«Есть целый ряд свидетельств, что убийство Царской Семьи было сопряжено с невероятными мучениями. Оно было длительным и изуверским.

Многие не отрицают, что при этом было применено холодное оружие. “До сих пор никто не может объяснить, для чего применялись штыки в момент убийства и целый ряд других деталей”» [88] (с. 277).

Подтверждает причастность столь пристально нами рассматриваемой организации к этому злодеянию и схиархимандрит Христофор (Евгений Леонидович Никольский, 1905–1996):

«…жидомасоны, они и царя-батюшку убили, а теперь и страну развалили, а цель их одна — уничтожить Православие» [89] (с. 70).

Потому становится понятным это удивительное нежелание раскрывать правду о цареубийстве со стороны обеих участвующих в то время в военном противостоянии сторон. Ведь соучастниками этого преступления являются как подготовившие цареубийство большевики, отдавшие само исполнение этого кровавого преступления на поверхности венгерской расстрельной команде, а в подземельях русскоговорящим жидам резникам, привезенным сюда англичанами, так и вошедшие в город белые. А уже они организовали с помощью все того же Престона, оставшегося в городе и после смены власти, имитацию расследования. Но, что на самом деле, занимались они лишь заметанием следов ритуального преступления этой страшной секты вот уже век как захватившей в свои цепкие лапы Святую Русь. О чем и сообщает следователь Соколов, допущенный к расследованию лишь спустя год после произошедших событий:

«Крестьяне осуждали интеллигентных людей и работу следователя. Михаил Алферов показал: “Комиссия тут везде ходила, но только видать было, что без толку. Следов не глядели, а что было, заминали”.

Сергеев разделил ошибку Наметкина и ни разу не был на руднике.

Я пришел сюда пешком от дома Ипатьева. Прошел досадный год. Но опыт прошлого учил меня осторожности: заминали, но может быть еще не все замяли» [47] (с. 312).

Следователь Соколов оказался на руднике, где единоверцы с красной и белой сторон столь настойчиво уничтожали следы произведенного хананейского преступления, лишь спустя год после произошедших событий! Это доказывается еще только тем, что как только белые вошли в город:

«Вести расследование был назначен член Екатеринбургского Окружного Суда выкрест из евреев И. Сергеев» [2] (с. 203).

Только уже одно это доказывает, что и красные, и белые принадлежали к одной вероисповеднической формации — той самой, которая и производила это ритуальное преступление в глухих подвалах Вознесенской горки.

Потому-то следы в Коптяках этот лжеследователь и его подручные, как свидетельствуют русские крестьяне, лишь заминали.

Но и о самом Ипатьевском доме следует сказать все то же:

«При осмотре дома Ипатьева, произведенного после убийства Царской Семьи, были обнаружены многочисленные следы кровавых брызг не только на стенах подвала, в котором совершилось ритуальное цареубийство, но также и на стенах коридора, вестибюля, косяках дверей и даже на потолке и на заднем фасаде дома» [2] (с. 284).

Но, как свидетельствует в своей книге Дитерикс, следователь Сергеев:

«Для установления факта преступления не замечает ни окровавленных салфеток и полотенец, ни обрызганной кровью стены, не разыскивает окровавленных опилок, которыми замывали пол…» [90] (с. 131).

«Не замечает» он, что выясняется, вообще ничего.

Но кто же в штабе белых распорядился хананейское ритуальное преступление расследовать хананею же?

Да это еще так — цветочки. Подумаешь? Следователь…

Вот кто был откомандирован «союзниками» для сокрытия произведенного большевиками преступления:

«Для более пристального контроля над следствием в составе французской военной миссии, возглавляемой генералом Жаненом, в штаб Колчака прибыл майор французской армии Зиновий Пешков, родной брат (!) Янкеля Свердлова, одного из главных организаторов цареубийства…» [2] (с. 253).

Так что явная умышленность заметания следов следственными комиссиями белых — шита белыми нитками!

Но ведь и сам Соколов, что также вполне очевидно, с самого начала следствия ни о какой пусть и мизерной возможности совершения в Ипатьевском доме хананеями ритуального жертвоприношения так ни разу и не заикнулся! Почему?!

А все дело в том, что все материалы, касающиеся произведенного резниками жертвоприношения, из бумаг Соколова полностью изъяты:

«Соколов не послушал уговоров Генри Форда остаться на всякий случай у него, в США, и, приехав в Париж, продолжал брать показания у уцелевших свидетелей и делал многочисленные попытки опубликовать правду об убийстве Царской Семьи. Все газеты отказались публиковать опасные материалы, а в ноябре 1924 года Соколов был найден мертвым во дворе своего дома» [3] (с. 334–335).

«…записки Соколова после его смерти в 1924 году и до их публикации в 1925 году были не просто в чужих руках, они были во враждебных следователю руках, и чужое вмешательство в текст можно не только предполагать, его надо с неизбежностью искать, ведь вся цепочка событий вокруг следователя накануне его гибели была нацелена на одно — не дать ему опубликовать свои материалы (так ряд документов был похищен во время его поездки в Берлин)» [91] (с. 75–76).

Мало того:

«Среди серьезных исследователей Царского дела утвердилось мнение, что материалы следствия были “отредактированы” теми же людьми, которые и убили следователя Соколова» [3] (с. 335).

Но исчезли, понятно, не все документы, собранные следователем Соколовым. Их было слишком много, чтобы изъять из них вообще весь компромат на большевиков о произведенном ими ритуальном убийстве. А потому некоторые материалы остались в сохранности. Например:

«…по документам следствия Соколова было установлено, что телеграмма с приказом об убийстве Царя и его Семьи была отправлена Свердлову Якобом Шиффом» [3] (с. 334).

Причем, не только два родных брата Свердловых (Гаухманов) с белой и красной сторон участвуют в убийстве и сокрытии этого убийства. Ко всему вышеизложенному следует добавить и странную паузу, выдержанную белыми при занятии Екатеринбурга. Ведь еще 26 мая ими взят был Челябинск, от которого до Екатеринбурга — рукой подать.

Затем, за июнь–июль, они захватывают: Кыштым, Миасс, Троицк, Верхнеуральск, Магнитогорск, Златоуст, Шадринск, Курган, Петропавловск, Нижний Тагил, Верхотурье, Надеждинск (Серов) и Богословск (Краснотурьинск). И лишь обложенный с трех сторон Екатеринбург все не подвергался нападению до конца июля. Такое ощущение, что белые, получив указание, строго выполняли его, даже не пытаясь перерезать большевикам единственную возможность к отступлению — железную дорогу на Пермь:

«Создается впечатление, — пишет Дмитрий Суворов в работе “Все против всех”, — будто белогвардейцы предлагают красным своего рода чудовищную игру “в поддавки”… Ведь если вспомнить, что Голощекин умудрился в этой ситуации съездить в Москву за инструкциями и вернуться — вернуться в полуокруженный Екатеринбург — для того, чтобы ликвидировать Семью, и отнюдь не сразу, а еще как минимум через неделю (в условиях гражданской войны это чудовищно много)… Как понимать такие действия “рвущихся на спасение” белых» [27] (с. 343–344)?

Очень просто: дата для ритуального убийства Царской Семьи была прекрасно известна по ритуальному убийству Андрея Боголюбского. А обе стороны возглавлялись посвященными в суть предстоящего злодеяния масонами, подчиненными так и вообще одному человеку — Троцкому. Это раскрывают материалы допроса следователем НКВД Гавриилом Кузьминым подозреваемого в тайных связях с масонами Х.Г. Раковского. Этот болгарский миллионер и по совместительству революционер, чтобы хоть как-то продлить свое существование в подвалах Лубянки, раскрывает самые сокровенные тайны своей организации, которой и является «Мемфис Мицраим», представляющая собою масонство, ведущее свои корни от капиталов мировых супербогачей — Ротшильдов-Рокфеллеров:

«Р. …настоящей партией “беспартийного” Троцкого был древний “Бунд” еврейских пролетариев, из которого родились все московские революционные ветви и которым он дал на девяносто процентов своих руководителей; не официальный и общеизвестный Бунд, а Бунд секретный, вкрапленный во все социалистические партии, вожди каковых, почти что все, находились под их руководством.

К. И Керенский тоже?

Р. Керенский тоже… и еще некоторые вожди не социалисты, вожди политических буржуазных фракций.

К. Как так?..

Р. Вы забываете о роли масонства в первой фазе демократически-буржуазной революции?

К. Она тоже подчинялась Бунду?

Р. Разумеется, в качестве ближайшей ступеньки, но фактически подчинялась “Им”.

К. Несмотря на вздымающийся прилив марксизма, который угрожал также их жизни и привилегиям?

Р. Несмотря на все это; понятно, что они не видели такой опасности. Имейте в виду, что каждый масон видел и думал увидеть в своем воображении больше, чем было в реальности, потому что он воображал себе то, что ему было выгодно. Доказательством политического могущества их ассоциации для них являлось то, что масоны находились в правительствах и во главе государств буржуазных наций, причем количество их все время увеличивалось. Имейте в виду, что в те времена все правители союзных наций были масонами за очень малыми исключениями… Это был для них аргумент большой силы. Они верили целиком в то, что революция задержится на буржуазной республике французского типа.

К. Согласно тем картинам, которые мне рисовали в России в 1917 году, нужно бы было быть очень наивным человеком, чтобы верить всему этому…

Р. Они такими были и есть. Масоны не научились ничему из того первого урока, каким была для них Великая Революция, в которой они играли колоссальную революционную роль; она пожрала большинство масонов, начиная со своего Великого Мастера Орлеанской ложи, правильней сказать, масона Людовика Шестнадцатого, чтобы затем продолжать уничтожать жирондистов, гебертистов, якобинцев и т.д., и если кто-либо выжил, то это получилось в результате месяца Брюмера.

К. Не хотите ли вы сказать, что масоны принуждены умирать от руки революции, вызванной при их же содействии?

Р. Совершенно точно. Вы сформулировали истину, облаченную большой тайной. Я масон, вы уже знали об этом. Не так ли?.. Ну так вот, я расскажу вам, что это за такой большой секрет, который обещают раскрыть масону на одной из высших степеней… но который ему не раскрывается ни на двадцать пятой, ни на тридцать третьей, ни на девяносто третьей и ни на какой самой высокой степени любого ритуала… Ясно, что я знаю об этом не как масон, а как принадлежащий к “Ним” …

К. И каков он?

Р. Каждая масонская организация стремится добиться и создать все необходимые предпосылки для триумфа коммунистической революции; это — очевидная цель масонства; ясно, что все это делается под различными предлогами, но они всегда прикрываются своей известной трилеммой. Понимаете?.. А так как коммунистическая революция имеет в виду ликвидацию, как класса, всей буржуазии, физическое уничтожение всех буржуазных политических правителей, то настоящий секрет масонства — это самоубийство масонства, как организации, и физическое самоубийство каждого более значительного масона… Вы, конечно, можете понять, что подобный конец, подготовляемый масону, вполне заслуживает тайны, декоративности и включения еще целого ряда других секретов, с целью скрыть настоящий… Если когда-нибудь вам случится присутствовать при какой-нибудь будущей революции, то не упустите случая понаблюдать жесты удивления и отражение глупости на лице какого-нибудь масона в момент, когда он убеждается в том, что должен умереть от руки революционеров…» [164] (с. 433).

Так, между прочим, совершенно безславно погибло от руки революции создавшее эту самую революцию Временное правительство в полном своем составе, за исключением лишь подготовившего и второй этот государственный переворот все того же Керенского. А ведь все до единого члены уже этого правительства, обличенные государственной властью министры, являлись масонами!

Но, что называется, собаке и собачья смерть: они слишком много на тот момент знали. Например, что Россия в войне все-таки одержала долгожданную победу…

О чем и пишет Керенский в своих мемуарах:

«Я констатирую Вам следующий факт: 24 октября 1917 года мы, Временное правительство, получили предложение Австрии о сепаратном мире. 25 октября произошел большевицкий переворот…» [79] (с. 94).

То есть, что хочет сообщить Керенский, он выиграл войну, как хороший, а вот они, дескать, эти самые такие буки комуняки, победу эту мою у меня из рук якобы и вырвали… То есть, как-то так якобы вышло, что слишком не вовремя произошел этот самый их «пролетарский» бунт.

Но, как то было на самом деле, если Троцкий являлся не врагом Керенского, как это нам столько лет представлялось и что выставляет тот же Керенский в своих мемуарах, а его прямым начальником, как это совершенно четко выясняется теперь, то, пользуясь случаем, как должен был поступить в тот момент этот глава масонского государства на самом деле?

Он срочно связывается с Троцким — промедление на тот момент всем планам закулисы было просто смерти подобно! Ведь утренние газеты, оповестившие о победе над врагом, полностью лишали большевиков выдвигать какую-либо целесообразность замышляемого ими переворота. Их основной лозунг, «мир без аннексий и контрибуций», мог в одночасье стать уже устаревшим. Потому требовалось спешить.

Но к тому времени Керенским все уже было подготовлено: Зимний дворец охраняли 17-летние дети, юнкера, и женский батальон. Понятно, эти бутафорские войска и не собирались кому-либо и пытаться сопротивляться. Да и указаний у них к сопротивлению не было ни от кого и никакого.

Потому Троцкий без излишних хлопот собирает пару сотен уже не раз проверенных в деле боевиков и черным ходом проникает в зимний дворец.

«Группки юнкеров не могли и не думали сопротивляться» [165] (с. 160).

А потому:

«…военные операции были скорее похожи на смены караулов…» (там же).

Министры же, судя по их взятию под арест полным составом, были вызваны Керенским в Зимний дворец по совершенно неотложному делу. Можно даже предположить, что кто-то из них явился и больным, так как дело-то и действительно было наипервейшей важности: зафиксировать свою победу в затянувшейся войне ответом о согласии принять от Австрии предложение. Что автоматически ставило и вопрос даже не недель, а дней — не о сепаратном мире, но о полной и безоговорочной капитуляции Германии. Ведь автоматически, оказавшись территориально отрезанной от Германии, выходила из войны и Турция, так как в случае с ее стороны промедления, мы, лишившись половины своих фронтов в Европе, просто отбирали у турок не только проливы, но и легко оккупировали освободившимися войсками и саму Турцию. Потому Турция, прекрасно оценив ситуацию, сдавалась на милость победителя сама. И здесь также протяжка ею времени могла лишить ее слишком многого, а потому сдавалась она нам после Австрии даже не в течение нескольких дней, а в течение нескольких часов…

Так что министры, собравшиеся во дворце и уже, несомненно, из первых рук получившие и зачитавшие телеграмму австрийского правительства о предложении сепаратного мира, ликовали. Но, что затем выяснилось, в жизни своей ликовали они последний раз.

Сам устроитель этой западни, понятно дело, покинул место предполагаемого действа по смене власти заранее, чтобы уж собою никак не рисковать. То есть министров масонов заманил, а сам скрылся. А потому все члены правительства, как и планировалось, были застигнуты врасплох и оказались в равелинах Петропавловской крепости. Дальнейшее понятно и без комментариев — мир в то время так и не узнал: Россия, что от нас столько лет оставалось упрятанным казалось бы навсегда, несмотря даже на революцию, следствием которой стал развал армии, в 1-й мировой войне все-таки оказалась победительницей.

Но члены масонского правительства — вот она где незавидная участь масонов — были срочно расстреляны большевиками: мавр сделал свое дело — мавр может удалиться. И они его «удалили»: много знать, что выясняется, для масонского здоровья слишком опасно…

А Троцкий, возглавивший реввоенсовет, то есть став после покушения на Ленина во главе вооруженных сил красных, в то же время являлся начальником над масонами, возглавлявшими движение противоположное — белое. То есть был он начальником не только у Буденного и Фрунзе, Тухачевского и Щорса, но и начальником у Алексеева и Корнилова, а затем — у Колчака и Деникина. Да и в штабах, и в правительствах у белых все кишело масонами, напрямую подчиненными одному единственному человеку — Лейбо Давидовичу Бронштейну (Троцкому).

Потому-то так дружно и встали армии в ожидании именно здесь в Екатеринбурге и именно в назначенное ими время приведения в действие сакрального для обеих сторон священнодейства: введения в действие мистического отъема власти у Русского Царя и передача этой власти темным силам антихристова семени — хананеям.

И больше ничем, кроме как сговором сторон, такое вопиющее спокойствие жидовских резников, безмятежно в это время прогуливающихся взад и вперед на поездах, не объяснишь. А ведь приезжал проконтролировать изуверскую работу своих подопечных не кто-нибудь, но сам Яков Шифф! Неужели же этот один из богатейших людей мира мог столь безбоязненно дефилировать по столь казалось бы более чем опасному маршруту в осажденный с трех сторон город?! Он что — русский самоубийца или все-таки куда как более чем расчетливый представитель туземного населения древней земли Ханаан?

Так что лишь сговором сторон и объясняется эта уступка большевикам со стороны белых. Таких же масонов, как и красные.

Библиографию см.: СЛОВО.Серия 5. Кн. 4. Жертвоприношение http://www.proza.ru/2017/05/11/975

Источник ➝