Загадки истории.

2 888 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Запретные темы истории. Допотопные слоны

Запретные темы истории.  Допотопные слоны

Итак, в полной несостоятельности теории эволюционного развития мироздания расписались такие науки, как: космогония, термодинамика, физика, микробиология, систематика, палеонтология и генетика [226].

Причем, вот до какой степени сложно устроен тот самый мир, который еще сотню лет назад, по своей невежественности, лжеученые материалисты узаконили считать самовоспроизведенным без какой-либо помощи извне:

«…поразительно, какое количество информации может храниться в объеме ДНК размером с булавочную головку! Эта информация эквивалентна содержанию стопки книг высотой в 500 раз больше, чем расстояние от Земли до Луны, при условии, что все книги разные (W. Gitt, «Dazzling design in miniature», Creation 20 (1): 6, December 1997 — February 1998)» [232] (с. 108).

Но и это еще не все о самой мельчайшей живой частице в нашем столь не просто устроенном мире. О том совершенно однозначно повествуют последние исследования науки:

«…информация, содержащаяся в одной-единственной живой клетке, больше, нежели во всей неживой природе!» [226] (с. 104).

Могла ли эта клетка вдруг объявиться в мире сама по себе?

Оказывается, что нет. На то никогда не было и малейшей возможности:

«Необходимые для жизни белки состоят из очень сложных молекул.

Какова вероятность случайного образования в первичном бульоне хотя бы простой белковой молекулы? Вероятность, как признают эволюционисты, равна 1:10¹¹³ (единица со 113 нулями). Однако любое событие, вероятность которого равна 1:1050, уже отклоняется математиками как неосуществимое событие. Чтобы охватить вероятность или шансы, о которых здесь идет речь, стоит представить себе, что число 10¹¹³ превышает предполагаемое число всех атомов во Вселенной!» [235] (с. 44).

То есть даже чтобы просто поэкспериментировать, не хватит материала!

«Некоторые белки служат как структурные элементы, а другие — как ферменты. Последние ускоряют необходимые химические реакции в клетке. Без них клетка погибла бы. Для обеспечения жизненных процессов клетки требуется не каких-нибудь несколько, а 2000 белков, действующих в качестве ферментов. Каковы шансы случайного возникновения всех их? Вероятность равна 1:1040000! “Вероятность, как утверждал Хойл, — вопиюще мала, до того мала, что это было бы немыслимо даже в том случае, если бы вся Вселенная состояла из органического бульона”. Он добавляет: “Это простое вычисление показывает полную несостоятельность концепции [спонтанного] возникновения жизни на земле, если только социальное мировоззрение или научное образование не привели человека к предубеждению” (Фред Хойл и Чангра Викремасингхе, Evolution From Space, с. 24).

В действительности же вероятность еще гораздо меньшая, чем показывает это “вопиюще малое” число. Клетку должна окружать мембрана…» [235] (с. 44).

А между тем:

«“Современные клеточные мембраны содержат в себе каналы и насосы, которые четко контролируют доставку и выведение питательных веществ… Эти специализированные каналы включают в себя высокоспецифические белки. То есть молекулы, которые не могли существовать в самом начале эволюции жизни” (Лесли Оргел, “Darwinism at the Very Beginning of Life”, New Scientist, 15 апреля 1982, с. 151).

“Немного сложнее вышеупомянутого было бы появление нуклеотидов, которые входят в состав РНК и ДНК и образуют генетический код. В ДНК находится пять гистонов (которые, вероятно, играют роль в регуляции деятельности генов). Вероятность образования хотя бы простейшего из этих гистонов оценивается в 1:20¹ºº — еще одно огромное число, которое «превышает сумму всех атомов во всех звездах и галактиках, видимых при помощи самых больших астрономических телескопов»” (Фред Хойл и Чангра Викремасингхе, Evolution From Space, с. 27)» [235] (с. 45).

Однако ж дело тут даже не в вопиющей сложности всех этих построений, делающих роман об эволюции не просто фантастическим, но мифологическим в самом его зародыше. Обнаружена не просто вопиющая невозможность создания неких условий для самообразования такого сверхсложного механизма, но полная невозможность его происхождения вообще:

«…микоплазма может существовать, лишь паразитируя на более сложных организмах, снабжающих ее питательными веществами, которые она не может вырабатывать самостоятельно. Следовательно, эволюционисты должны постулировать, что первый организм был еще более сложным, с гораздо большим количеством генов» [232] (с. 110).

А так как самый простейший среди живых организмов включает в себя 482 гена, то стала понятна и полная несостоятельность науки, пытающейся хоть как-либо теоретически обозначить самую минимальную возможность возникновения живой клетки:

«…Юджин Куин (Eugene Koonin) и другие попытались рассчитать минимальное количество генов, необходимое живой клетке, и получили число 256» [232] (с. 110).

Однако даже при самых благоприятных условиях внешней среды данный организм:

«…мог бы лишь восстанавливать поврежденную ДНК, но не производить функциональную настройку генома и усваивать сложные вещества…» (там же).

«…возникновение и развитие даже простейшей жизни потребует времени намного больше существования самой солнечной системы» [236] (с. 113).

То есть ни при каких самых благоприятных обстоятельствах создание мельчайшей живой клетки самой по себе невозможно!

Но если у имеющего всего 482 гена самого простейшего организма:

«…580 000 пар нуклеотидов (C.S. Fraser et al., “The minimal gene complement of Mykoplasma genitalium”, Science 270(5235): 397–403, Oktober 20, 1995; perspective A.Goffeau, “Life with 482 genes”, там же, р. 445–446)» [232] (с. 110).

То:

«…у человека таких пар — 3 миллиарда…» (там же).

То есть почти в 6 000 раз больше!

Мифология мифотворцев и по этим показателям выдает фальсификаторов с головой: сама «госпожа наука», на которую так упорно ссылались сторонники теории Дарвина, полностью разоблачает несостоятельность внушенных миру иллюзорных воззрений.

«Ярким доказательством того, что теория эволюции является не наукой, а наукообразной лжерелигией, могут служить известные фальсификации предполагаемых предков человека. Такие, как, например, “пилдаунский человек” (к появлению которого приложил свою руку Тейяр де Шарден) и “человек из Небраски”, который был “восстановлен” по одному зубу, принадлежавшему, как выяснилось, одной из разновидностей свиней» [226] (с. 81).

То есть при появляющейся возможности проверить эти фантастические теории позапрошлого века сразу обнаруживается полная безпочвенность этих утверждений.

Но случай ошибочного принятия свиньи за человека в свете новейших изысканий современной науки выглядит достаточно показательно:

«Сколько научных трудов было написано о зарождении жизни и происхождении человека от обезьяны, но современная биология и генетика камня на камне не оставили от теории Дарвина. Между генами людей и обезьян существует дистанция огромного размера, и человек мог бы скорее произойти от свиньи, чем от гориллы…» [237] (с. 21–22).

А потому становится совершенно ясно:

«…что антропологию вовсе нельзя считать ныне наукой, а лишь формой фантастической сказки… У нас нет ни малейших оснований считать, что у человека, как и у любого другого вида животных или растений, есть какие-либо предки» [226] (с. 84).

«Замечательно сказал в свое время по этому поводу профессор Капица: “Говорить о том, что ДНК возникла в процессе эволюции, все равно что считать, будто телевизор может возникнуть в процессе встряхивания деталей” (Stanley D. Beck. Natural Science and Creationist Thealogy // Bioscience 32 (Oct. 1982), p. 739)» [238] (с. 16).

Так что библейский рассказ о сотворении Адама из праха земного и доныне остается наиболее логичным и верным объяснением нашего существования. И это было более чем понятно еще во времена Татищева, который считал:

«…что “равная теплота на всей земле была”, так что слоны “везде на нашей земле жили” [239] (с. 115).

То есть на всей планете, что уже тогда было прекрасно понятно всем, жили до потопа мамонты, которых впоследствии извлекали изо льда тундры. Это было естественным подтверждением потопа.

Вот что наши соотечественники говорили о происхождении мамонтов еще в XVII веке:

«…русские старожилы в Сибири считают, что мамонт такое же животное, как слон, разве только бивни у них более кривые и находятся ближе один к другому, чем у слона. По их словам слоны жили здесь до всемирного потопа, когда климат был мягче. Их затонувшие трупы были унесены водами потопа под землю, после потопа климат сменился на более холодный, и с тех пор мамонты лежат в земле замерзшими и не гниют, пока не выйдут на свет Божий… Бивни, лежавшие, без сомнения, все лето на берегу, совершенно черные и потрескавшиеся, и их уже нельзя использовать; те же, которые найдены в хорошем состоянии, не уступают по качеству слоновой кости. Их увозят во все местности Московского государства, где делают из них гребни и всякие поделки, и продают вместо слоновой кости» [240] (с. 110).

А вот как мамонты появляются на поверхности:

«Весной, когда лед на реке [Кети] вскрывается, сильный ледоход при полной воде подтачивает высокие берега, так что целые утесы обрушиваются вниз. И тогда по мере оттаивания почвы, обнаруживаются вмерзшие в землю целые туши мамонтов, а иногда только их бивни» [240] (с. 109).

Записавший эти строки голштинец Избрант Идес общался с очевидцем, который сам находил ни единожды не только кости, но и туши мамонтов. Его описание является:

«Самым старинным известием о мамонте с уцелевшими мягкими частями…» [241] (с. 259).

Описываемому Идесом русскому человеку со товарищи удалось извлечь из вечной мерзлоты часть ноги мамонта:

«…которую они также отделили и часть которой отвезли в Туруханск. Она была примерно такой толщины, как талия взрослого человека. В шее на костях было что-то красное, вроде крови…

Вышеупомянутый человек рассказал мне также, что однажды он нашел голову с двумя бивнями весом около 12 русских пудов, т.е. 400 немецких фунтов, так что мамонты должны были быть громадными животными…» [240] (с. 109–110).

То есть наличие у этого допотопного животного гигантских бивней, а также наличие еще не разложившегося мяса мамонта, появляется в описаниях иностранцев уже в XVII веке. Мало того, они же свидетельствуют, что бивни мамонтов в Московии были в те времена в большом ходу. И из них ремесленники тогда еще в большом количестве производили предметы домашнего обихода. Мало того, само наличие этих замерзших животных нашими людьми тех веков распрекрасно объяснялось нами аккурат и разбираемым явлением — всемирным потопом. Так что уже и в те времена людям было ясно, что до потопа климат в Сибири, раз там в необычайном количестве слоны водились, был много иным.

Но и сегодня подтверждений одинакового прогрева всей планеты более чем предостаточно:

«Количество углекислого газа в древней атмосфере могло превышать современное значение (0,03%) в 5–10 раз ([242]; Berner R.A. Barron E.J.//American Jour. Science. — 1994. Vol. 284). Углекислый газ обладает мощным тепличным эффектом. Будучи прозрачным в видимой части спектра и пропуская солнечный свет, он интенсивно поглощает тепловое излучение: сохраняет тепло, подобное шубе…

В современных условиях 20% солнечного света поглощается атмосферой, 50% почвой и океаном и 30% отражается обратно в космос. При постоянстве климата вся получаемая от Солнца энергия переизлучается в мировое пространство в тепловом диапазоне. В древности задерживаемое тепло шло на поддержание весьма теплого климата от экватора до полюсов. Планета напоминала большой парник» [234] (с. 116–117).

«На Земле в результате равномерного прогрева поверхности не было ни ветров, ни смен времен года, ни дождей. Это подтверждается тем, что ископаемые громадные деревья не имеют годичных колец и сильной корневой системы» [233] (с. 14).

Невозможно отрицать и повышенное давление в допотопной атмосфере планеты:

«…древняя флора и фауна были гораздо богаче современных. Это можно объяснить наличием поверх атмосферы большого слоя перегретого водяного пара, создавшего на Земле повышенное атмосферное давление и глобальный парниковый эффект. Над атмосферой Земли и сейчас выделяют некий атмосферный слой — термосферу, температура сильно разреженного пара в котором значительно выше точки кипения пара.

Эта вторая атмосфера защищала Землю от космического излучения, а значит, и от вызываемых им мутаций в организмах. Этим и объясняется долгожительство первых людей: до потопа они жили 8–9 веков...

Сердце, а, следовательно, и другие органы в условиях повышенного давления работают медленнее, ибо кровь более насыщена кислородом и другими веществами, что также может способствовать долголетию. Только в таких условиях могли вырастать гигантские рептилии, растущие всю свою жизнь и не снабженные системой терморегуляции, необходимой на сегодняшний день. Гигантские ископаемые насекомые также свидетельствуют о повышенном атмосферном давлении, поскольку дыхание их осуществлялось прямо через хитиновый покров и, чем больше давление кислорода, тем на большую глубину в организм насекомого он мог проникнуть, тем, следовательно, больше могло вырасти насекомое…

Есть и множество других подтверждений более высокому атмосферному давлению на Земле и тому буквально райскому состоянию природы, которое наблюдалось тогда. Вся эта красота была погублена всемирным потопом…

Парниковый эффект исчез, и в приполярных районах возникло быстрое оледенение. Только этим можно объяснить находки в вечной мерзлоте животных и растительных останков в совершенно свежем, только что замороженном виде. Никакие миллионы лет осаждения пород не могли бы дать такой картины.

Вообще все палеонтологические находки — окаменелости или “замороженности” — указывают, что твари погибли внезапно и были тут же погребены грязевыми потоками. Иначе трупы и кости были бы быстро уничтожены тлением» [233] (с. 14–15).

«Искареженные, скрюченные тела говорят о мучениях и предсмертных судорогах. По всей видимости, формирование геологических слоев происходило отнюдь не постепенно, а катастрофически быстро» [234] (с. 89).

То есть никаких проблем, именно с научным определением форм жизни на планете до Потопа, давно уже нет.

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 2. Кн. 5. Ие Руса лим http://www.proza.ru/2017/05/10/1616

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх