Загадки истории.

2 886 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Конотопская битва

Конотопская битва

Официальные историки утверждают, что конотопское сражение началось 29 июня, некоторые называют даже сентябрь[8], но, научившись сомневаться, давайте обратимся к «Летописи Самовидца…». Её автором считают очевидца и участника изложенных событий Романа Ракушку-Романовского[i]. «На другій день зась ЮЛЯ 28 ДНЯ (выделено мною), в середу рано, гетман Виговскій войско вшиковавши козацкое и полскіе корогви, просто на Сосновку рушил… и там … застал великії войска его царского величества, с которими был околничій князь Григорій Ромодановскій и князь Пожареній и иних много началних людей конних и піших, и на килка годин у той переправи великій бой был[3]».

Итак! Слово «зась» и у поляков, и у белорусов до сих пор означает «прочь», «от». Следовательно, на современном наречии фраза должна звучать так: «За день до 28 июля, раним утром в среду…». Именно за день (но не за два!), потому что среда, по действовавшему тогда юлианскому календарю[9], выпала аккурат на двадцать седьмое. Следовательно, Конотопское сражение произошло в среду 27 июля (06 августа) 1659 года (в XVII веке разница между Новым старым стилями составляла десять суток). А далее, буквально в следующей же строчке Очевидец добавляет: «Іюля 29 Гуляницкій з войском в Конотопі зостал волним от облеження…».

И здесь всё сходится! Совершенно логично, что через сутки после проигранного сражения осада Конотопа была снята, а князь Трубецкой отступил «видячи, же на войско трудно от орди»!

И давайте определимся: в отличие от некоторых недобросовестных историков, мы не станем путать всю царскую армию, расположенную под Конотопом со сводным отрядом, подвергшемся реальному разгрому на берегу неширокой лесной речушки…

С московской стороны в сражении приняли участие: кадомские, шацкие и касимовские… татары под командованием второго воеводы армии Севского разряда князя Семёна Романовича Пожарского, усиленные дворянской конницей армии Царского разряда окольничего[ii] князя Семёна Петровича Львова; два рейтарских полка Вильяма Джонстона и Анца Георга Фанстробеля, около двух с половиной тысяч запорожских казаков наказного атамана Ивана Беспалова[iii], копейщики и две драгунские роты под общим командованием третьего воеводы армии Белгородского разряда Льва Прокофьевича Ляпунова. Итого – несколько сотен пехотинцев, около семи тысяч всадников русских и около тысячи иноземных (в Европе рейтарский полк, как правило, состоял из трёхсот кавалеристов, такое количество всадников определялось - «караколе»[iv]).
На карте изображена точка зрения на Конотопскую битву Днепропетровской областной администрации

План конотопского сраженияКонотопское сражение описано красочно и многократно, потому я буду краток. Год 1659, июля 27 дня, середина недели, ранее утро… Пытаясь деблокировать местечко Конотоп, польские хоругви и пехота Виговского напали на укреплённый лагерь царских войск. После непродолжительного боя, в силу присущего наёмникам низкого боевого духа, гетманская пехота начала беспорядочно отступать, хотя имеется мнение, что бегство было «притворным». Почуяв лёгкую добычу, в погоню бросилась храбрая, но не дисциплинированная дворянская конница князей Пожарского и Львова, в преследование приняла участие и пехота под командованием воеводы Ляпунова. Во след за бегущим неприятелем русские войска переправились через речку Сосновку, оставив болотистую пойму за спиной… «Лапка увязла, всей птичке пропасть». Во фланг вязнущим в грязи всадникам, ударили татары… Спасся только тот, «кто крылатого имел коня»… Князя Пожарского взяли в плен и казнили за: а) «неодобрительные высказывания в адрес гетмана»!; б) В родословной князей Пожарских указано, что Семён Романович был убит в Крыму в 1659 году[10], за то что «выругал хана по московскому обычаю и плюнул ему между глаз». Igitur, смерть выгодного пленника наступила по причине вспыльчивого характера князя и в следствии мастерского владения русским матерным!

По числу потерь, да и по трактовке событий, мнения расходятся, причём весьма существенно. Количество погибших с русской стороны называется от пяти до тридцати тысяч, некоторых счетоводов «тешит» цифра в пятьдесят тысяч!

«Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4761 человек»[11]. Наименьшие потери понесла пехота.

Не знать - не стыдно, стыдно делать вид, что всё знаешь

А теперь рассмотрим основные тактические элементы схематично вышеприведённого боя: нападение, ложный отход, возвращение и/или неожиданный удар в тыл/во фланг. Вывод однозначный, хотя и не оригинальный: «Конотопское сражение блестяще спланировал, провёл и выиграл… татарский полководец Мухаммад по счёту четвёртый из рода Гираев».

Исторической справедливости ради отметим, именно татарская конница (а кавалерия, как род войск практически отсутствовала у казаков) Буджацкой орды[v], перекопского карач-бея[vi] Тогая из славного рода Аргын и самого Крымского хана Исляма принесли победы Хмельницкому в национально-освободительной войне (Корсунь, Белая Церковь, Зборов, Пилявцы, Жванцы, Жёлтые воды…).

«Отмечая 350-летие начала Освободительной войны, рядом с урочищем Княжьи Байраки, на околице села Жёлто-Александровка Пятихатского района, открыт памятник. На одной из гранитных глыб отчеканен герб гетмана Богдана Хмельницкого, на второй - герб крымскотатарского рода Гиреев. Стилизованный украинский рушник логически превращается в боевое знамя - символ воинской доблести и союза запорожского казачества и крымскотатарского войска, одержавших на Жёлтых Водах легендарную победу»[12].

Отдельно стоит Берестецкая битва, в которой войско батьки Хмеля подверглось ужасающему разгрому. Но это именно то исключение, что подтверждает правило. Татары в самый разгар сражения внезапно отступили… Но никакой неожиданности не будет, если вспомнить, что именно на конец июня – вторую половину июля 1651 года пришёлся священный месяц Раджаб[13], один из трёх в мусульманском календаре, когда запрещается воевать, а сама битва (с 27 по 30 июня) проходила… В Курбан-байрам!

Для мусульман, а этим они радикально отличаются от европейцев, религиозный праздник – это не повод бражничать и бездельничать, а причина осмысленной радости, возможность многократно умножить добрые деяния, которые в Судный день смогут перевесить чаши весов собственных деяний. В священные дни и ночи правоверные совершают дополнительно специальные моления-намазы, читают священную книгу Кур’ан[vii], ходят в гости, раздают милостыню, даруют подарки, стараясь порадовать родственников, соседей, знакомых и незнакомых.

Безусловно, Крымский Хан смог бы «напрячь» своих воинов, но... «Восток – дело тонкое»[viii]. Потери первых дней боёв и смерть родственника Хана Амурат-султана, а по некоторым данным и Тогай-бея – побратима Богдана Хмельницкого, подтвердили глубину совершаемого ими греха и усугубили чувство вины перед Аллахом, Всемилостивым и Милосердным…
Ученье - вот чума; учёность - вот причина…[14]

А вот вам ещё один образчик устойчивого исторического мифа. Год одна тысяча пятьсот семьдесят первый. Крымская орда ворвалась в пределы Московского государства. Дружины князей Бельских, Мстиславских, Воротынских, стрельцы бояр Морозова и Шереметева поспешили занять боевые позиции на берегах Оки, но Кырымский Хан обогнул их, ибо шёл не на Москву... Девлет Гирай стремительно продвигался к Серпухову, где находился Иван IV, прозванный «любящими» подданными «Грозным»…

Отметим, что реальный Великий Князь всея Руси ни капельки не походил на киношного Ивана Васильевича, запомнившегося по фильму Леонида Гайдая, снятого по пьесе Великого Писателя - Михаила Афанасьевича Булгакова.

«Царь Иван был ликом некрасив, Очи имея серы, Пронзительны и беспокойны, Нос протягновенен и покляп. Ростом велик, а телом сух, Грудь широка и туги мышцы. Муж чудных рассуждений, Многоречив зело, В науке книжной опытен и дерзок, А на рабы, от бога данные, Жестокосерд, В пролитьи крови — Неумолим. Жен и девиц сквернил он блудом много. И множество народа немилостивой смертью погубил. Таков был царь Иван[ix]».

«Требовалось решительности и великодушия – царь бежал! В Коломну, оттуда в Александровскую слободу, мимо несчастной Москвы; из слободы к Ярославлю, чтобы спастись от неприятеля…»[15].

Не дождавшись приказаний от прячущегося царя, воеводы отвели войска к Москве и вместо того, чтобы дать бой в «чистом поле», заняли городские предместья, переполненные беженцами из ближайших деревень. Князь Бельский и боярин Морозов с «Большим полком» стали на Варламовской улице, полк «Правой руки» Мстиславского и Шереметева – на Якимовской, Воротынский и Татев – напротив Крутиц, Темкин с дружиной опричников расположился за речкой Неглинной.

Тихое ясное раннее утро 24 мая, праздник Вознесения Господня. Москвичи приготовились к затяжным уличным боям, но увидели ад… Никто и не думал тушить огонь, люди горели заживо, давили друг друга, задыхались в дыму, гибли под охваченными пламенем брёвнами разваливающихся домов, бросались в реку и тонули… Крымцы, устрашённые содеянным, отступили в Коломенское.

В три часа не стало Москвы, на пространстве в тридцать вёрст выгорело всё, хоронить погибших было некому, груды трупов наполнили Москва реку, да так, что её течение в некоторых местах почти остановилось. Точное число погибших, как всегда на Руси, никто не считал, одни определили пятьдесят тысяч, другие называют пол миллиона… Орда развернулась и ушла в Крым.

Я не собираюсь оправдывать грабительские походы: сожжённые дома, разрушенные города, тысячи убитых, десятки тысяч пленных, сотни тысяч трагедий и изломанных человеческих судеб. Невольничьи рынки Кафы и Стамбула были переполнены живым товаром… Хотя в самом Крыму ясыря оставляли немного. По старинному крымскому обычаю через пять лет неволи рабов отпускали. Некоторые из вольноотпущенников оставались. Известен случай, когда вторгшийся в Крым (в 1675 г. Г. Е.) атаман запорожцев Иван Сирко захватил огромную добычу, в том числе около семи тысяч христианских пленников и вольноотпущенников... «…числом три тысячи, нашли за лучшее вернуться в Крым, нежели идти в христианскую землю; другие, числом четыре тысячи, пожелали вернуться в свою землю на Украйну. Сирко приказал всех их накормить и потом одних оставил при себе, а других отпустил в Крым. Отпуская последних, спросил у них, зачем они стремятся в Крым; спрошенные отвечали, что в Крыму у них есть оседлости и господарства, и потому там им лучше будет жить, нежели на Руси, где они нечего не имеют. Отпуская тех людей, Сирко не вполне еще верил, чтобы они действительно пошли в Крым, но надеялся, что они вернутся на Русь и, поднявшись на бывшую там могилу, смотрел на них до тех пор, пока их не стало видно. Когда же убедился в их твердом намерении идти в Крым, тогда приказал молодым козакам сесть на коней, догнать отпущенных и всех до единого и без всякой пощады выбить и вырубить»[16]. Судя по приведённой цитате, профессора Яворницкого больше заботила историческая справедливость, чем чистота репутации национального героя.

Постараемся и мы очистить портрет Девлет Гирая Кырымского от излишней черноты. «…Жгу и пустошу Россию (писал Хан Иоанну Васильевичу- Г. Е.) единственно за Казань и Астрахань, а богатство и деньги применяю к праху. Я везде искал тебя, в Серпухове и самой Москве […], но ты бежал […] и смеешь хвалиться своим царским величием, не имея ни мужества, ни стыда»[15].

Безусловно, погибшим глубоко всё равно из, каких таких побуждений их лишили жизни, но отметим: «чужой», Девлет Гирай приказал убить несчитанное количество москвичей не из-за врождённой азиатской жестокости, а следуя заповеди из Священной книги Кур' ан: «O те, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых: свободный – за свободного, и раб – за раба, и женщина – за женщину»[17]. За кого же так жестоко мстил злопамятный татарин? «Город был взят и пылал в разных местах; сеча престала, но кровь лилась, раздражённые воины резали всех, кого находили…, в домах, в ямах; брали в плен жён, детей или чиновников. Двор царский, улицы, стены, глубокие рвы были завалены мёртвыми; от крепости до Казанки, далее на лугах и в лесу ещё лежали тела и носились по реке»[15]. Выше было сказано уже не о москвичах, а о булгарах, до последнего защищавших свою столицу – Казань от стрельцов и озверевших дружинников Ивана IV.

А «наш» государь? Ведя переговоры с Крымским Ханом, юлил, изворачивался, слал униженные письма полные смирения, обещал уступить Астрахань, а «… когда же опасность миновала, снова царь занялся оным. Из всех городов свезли невест в слободу, и знатных и незнатных, числом более двух тысяч; каждую представляли ему особенно. Сперва он выбрал 24, а после 12, коих надлежало осмотреть доктору и бабкам…»(15).

Вот такими важными государственными делами занимался владетель Северо-Восточной Руси осмелившийся, первым среди Рюриковичей, официально примерить на себя титул «Царя»[x] [19].

[i] Ракушка-Романовский (Ракущенко) Роман Онисимович (1623 - 1703). Происходил из реестровых казаков. Принимал участие в Освободительной войне 1648 - 54. В 1658 - 63 нежинский сотник, в 1663 - 68 генеральный подскарбий. В 1672 - священник Николаевской церкви в г. Стародубе (на Левобережье).

[ii] придворный чин и должность в Русском государств. С середины XVI века - второй (после боярина) думный чин Боярской думы. В армии окольничие возглавляли полки.

[iii] Полковники – Григорий Иванов и Михаил Козловский.

[iv] Тактика ведения «огневого боя», при котором первый ряд, произведя залп, немедленно разворачивался и уходил за задний ряд для перезарядки, второй ряд, ставший первым, производил новый залп и т.д.. Обычно построение рейтаров для караколе имело ширину примерно в 20 всадников, а в глубину - в 10-15 рядов.

[v] Буджа́цкая орда́ (Белгородская Орда) - автономное образование ногайцев на территории Буджака, появившееся в начале XVII века. Предводитель орды подчинялся крымскому хану.

[vi] Главы четырёх знатнейших крымских родов: Ширин, Барын, Аргын и Кипчак назывались карач-беями.

[vii] Коран (араб. «кур ан» - букв. - чтение) - главная священная книга мусульман, собрание проповедей, обрядовых и юридических установлений, молитв, назидательных рассказов и притч, произнесенных Мухаммедом в Мекке и Медине. Самые ранние сохранившиеся списки рубежа 7-8 веков.

[viii] Фраза, сказанная красноармейцем Суховым в кинофильме «Белое солнце пустыни». Популярнейший советский фильм снят в 1969 году режиссёром Владимиром Мотылём.

[ix] http://odrl.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=9GSJ... «Написание о царях московских» И. М. Катырева-Ростовского в переложении М. А. Волошина

[x] так с 1276 года русские князья обращались к Хану Правого Крыла «Улуг улус» (улуса Джучи или «Золотой Орды»), вассалами которого до 1480 года были почти все княжества Северо-восточной Руси.

Автор: Геннадий Есин.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх