Загадки истории.

2 887 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Дорасследование цареубийства в Екатеринбурге. Тайна Ганиной Ямы

Дорасследование цареубийства в Екатеринбурге.  Тайна Ганиной Ямы

И все же — почему резниками для своего кровавого торжища избран именно этот день — 17 июня? Странное какое-то совпадение, ведь в этот же день был некогда замучен по всем правилам изуверского хамитического ритуала и правящий на Руси восемь с половиной веков назад Великий Князь — Андрей Боголюбский, чье тело, исколотое резниками, ключником Амбалом было выкинуто голым на улицу.

Также было и здесь. 17-го июля трупы Царской Семьи были доставлены в Коптяки и, во исполнение этого древнего ритуала черных людоедов, на двое суток сброшены в шахту:

«Только с приездом “человека с черной, как смоль, бородой и усами”, который прибыл в пятницу 19 июля, тела царственных мучеников были подняты из шахты…» [2] (с. 192).

Также было и с Князем Глебом, Андреем Боголюбским, Царевичем Дмитрием, Андрюшей Ющинским и сотнями, тысячами подобных им жертв, чьи останки после глумления изуверов были обретены в нетлении.

А самый первый раз с фактом нетления останков мы сталкиваемся в истории о наказании сатанистов колена Вениаминова, что подробно описывается на страницах Ветхого Завета (см.: [Суд 19, 1–30; 20, 1–48; 21, 1–25]). И исключительно потому частицы святого тела великомученицы, отправленные каждому Израилеву колену в доказательство о творящихся в колене Вениаминовом сатанистских шабашах, и возымели столь единодушный грозный отклик в сердцах израильтян, что они были освидетельствованы ими как именно нетленные!

За год до случившегося злодеяния в Екатеринбурге старец Оптинский, Нектарий, пророчествовал:

«Тяжелое время наступает теперь… Государь и вся Семья будут убиты, замучены…» [4] (с. 177).

То есть не просто убиты, но именно — замучены! А потому:

«…этот Государь будет великомученик» [189] (с. 123).

Но вовсе не страстотерпец, на чем на сегодня настаивает РПЦ.

А ведь именно мученический венец смывает все хоть сколько-нибудь имеющиеся при жизни ошибки. А они были. Потому, как, например, монахиня матушка Серафима, в воспоминаниях о Дивеевской блаженной Прасковье Ивановне, сообщает:

«Было два портрета царских: вдвоем с Государыней и Он один. Но она кланялась тому портрету, где Он был один» [4] (с. 175).

Значит, тому и была какая-то причина. И вот в чем она заключается:

«…когда белые освободили город от красных банд, воспитатель цесаревича Пьер Жиляр проник в Ипатьевский дом, где было совершено злодейское убийство.

“Я обошел комнаты верхнего этажа… Я заметил затем на стене у одного из окон комнаты Их Величеств любимый знак Государыни «совастику» (древнейший индийский символ — Д.О.), который она приказывала всюду изображать на счастье”» [36] (с. 50–51).

Такое-то вот «счастьице», несколько позднее более конкретно растолкованное Адольфом Гитлером, и заставляло Дивеевскую блаженную Прасковью Ивановну отказываться от поклонения человеку, одурманенному масонской символикой (на сегодняшний день эта зараза пытается прикрывать свой драконовский хвост неким таким «русским» или украинским язычеством).

Но ведь именно масонский заговор за спиной у Императора стал причиной той Псковской западни, которая и ввергла страну в пучину все никак нескончаемых и по сию пору испытаний.

Однако же и Царица, как и все ее дети, все же причислена к лику святых. В чем тут дело? Ведь просто расстрелянные люди, пусть и праведно пострадав, погибнув за правое дело, души которых пускай уже и находятся в раю, все же к лику святых обычно причисляются достаточно не часто — ведь быть праведником — это еще не значит быть святым.

Так как же в случае с Александрой Федоровной?

Очень все вышеуказанное походит на то, что Царственных мучеников и действительно истязали перед смертью ритуальными орудиями — шилом и швайкой, сцеживая кровь по капельке! По той самой схеме, по какой производит свою размеренную кровавую работу резник на иудейской бойне в рассказе В.В. Розанова «Жертвенный убой».

И здесь была устроена такая же бойня, что и в пересказе Розанова, но уже не с животными, а с людьми. Ведь миф о расстреле изобретен самими палачами, которые за двумя глухими заборами в полуподвальных помещениях могли творить практически все, что им вздумается. Ведь даже попытавшиеся спасти Царское семейство оставшиеся верными Императору офицеры, после осмотра подступов к этой импровизированной тюрьме, поняли, что освободить узников практически не предоставляется никакой возможности — так наглухо забаррикадирована и усиленно охраняема была эта цитадель: патрули и часовые, дула винтовок и пулеметные гнезда…

И в такой ситуации в полной для себя безопасности изуверам была предоставлена ничем не ограниченная возможность для задуманного ими глумления.

А резникам (могелям) здесь было где разгуляться — ведь пред ними предстала сама невинность. Ведь исключая саму Императрицу, которая, возможно, в своем неведении некогда была очарована льстивыми речами масонов, ни один из иных членов семьи ни в каких порочащих их связях замешан не был. А ведь этих палачей не устраивают обыкновенные люди — им подавай саму невинность!

А тут целых четыре невинных девы, да и мальчик, полжизни проведший на больничной койке. И это над ними наглое жидовское глумление столь и вызвало праведный гнев увидевшей происходящее Дивеевской провидицы:

«Царевен штыками! Проклятые жиды!» [4] (с. 193).

И все же, чувствуется, что ритуал резниками был произведен по всем их правилам. А потому в руках у изуверов были вовсе не штыки, о которых сообщает Дивеевская провидица, но именно те самые инструменты, которые видел на живодерне-скинии В.В. Розанов. Потому как к данному действу ритуального отъема власти у русского человека в пользу взявших власть в России хананеев резники готовились в течение долгих полутора лет.

О штыках же сообщает Прасковья Ивановна потому, что они своей конфигурацией напоминают швайки резников — четырехгранные стилеты, копирующие рельеф гвоздей, пробивших тело Христа на Голгофе. Ими и шпыняли душегубы свои жертвы, выжимая из них кровь по всем правилам их древнего магического ритуала.

Но почему же у единственного в чем-то замешанного человека из всей Императорской фамилии лик мученичества сияет теперь даже несколько более, нежели у остальных? В чем здесь секрет?

Вероятнее всего в том, что все дети Государыни были истязаемы в ее присутствии. А потому она и сияет среди Царственных мучеников даже несколько более, нежели иные — ведь муки матери, на чьих глазах истязают ее собственных детей, и явились столь особенно украсившим ее сияние мученическим венцом.

Причем, что приводит в своем видении данного эпизода Николай Гурьянов, уже над мертвыми телами царских дочерей ипатьевскими резниками были произведены глумления!

Но почему, следует здесь естественно удивиться садистским нравам этих людоедов, именно над трупами?

Ответ на поверхности: они выполняли обрядовый ритуал. Который, ко всему прочему, требует от приносимой жертвы единственного условия: полной невинности истязуемого изуверами человека. Ведь абсолютно все убитые ритуально люди, о которых, что и понятно, известно, причислены к лику святых. То есть резникам всегда требуется сама невинность.

Так же и здесь. Глумление над живыми — означало бы: загубить жертвенное подношение б-гу резников!

Что опасно. Это было ясно тем зверям в человеческом обличии — некрофилам-большевикам. Вот что хорошо бы зарубить себе на носу и до сих пор превозносящих деяния коммунистов членам нашего постсоветского общества!

После всех глумлений изувеченные трупы были отвезены и сброшены в старую шахту. Это повторило тот момент расправы с мертвым телом Андрея Боголюбского, когда жид Амбал выбросил его голым на улицу. Тут, похоже, присутствует элемент какого-то древнего ритуала, нам пока неизвестного.

Затем, следуя все тому же ритуалу, тело праведника подлежало уничтожению. Такого к ним отношения требовал древний обычай резников, фрагмент священнодействий которых подсмотрел на иудейской живодерне Розанов. И появился этот ритуал на вооружении хананеев, судя по всему, еще с тех далеких времен начала нашей эры, когда адепты Яви-Яхве в своей ненависти к Христианству практически ничем от иных язычников, поклонников Аполлона и Афины, и не отличались. А потому:

«Язычники нарочно стремились истреблять тела святых мучеников, чтобы они не доставались христианам для почитания, почему и бросали святые мощи то в огонь, то в воду и тому подобное (Евсевий. — Церковный историк, кн. 8, гл. 6)» [46] (с. 18).

Вот теперь и становится понятным, почему екатеринбургскими резниками столь настойчиво уничтожались тела Царственных мучеников! Ведь убийцы распрекрасно знали, что ритуально замученные ими люди, чьи останки с завидным постоянством уже на протяжении многих веков обретают нетленными, всегда Русской Церковью прославляются в качестве святых.

Причем, здесь и за примером далеко ходить не надо — ведь именно благоухающим оказалось раскопанное командой Керенского тело Григория Распутина. Потому-то они его так срочно и постарались сжечь. Все то же повторилось и здесь — в Екатеринбурге.

Так что на достаточно богатом своем опыте изуверы знали, что в случае обнаружения нетленных тел будет установлен факт ритуального жидовского глумления над Царской Семьей! А такое очень легко может вызвать в обманутом русском народе ненависть к палачам, которая, во мгновенье ока, сотрет в порошок гидру революции, усаженную масонами править над поверженной Православной страной Россией. Что в планы революционного торжествующего иудаизма, естественно, вовсе не входило.

А потому:

1. Сразу после расправы тела замученных резниками христиан были сброшены в шахту лишь временно. Это выполняло как условия данного сатанинского ритуала, так и безопасность сохранности тел мучеников от случайного их русскими людьми похищения из лап изуверов. Что могло грозить страшным разоблачением не только самим могелям, но и их хозяевам.

2. Выждав положенное в таких случаях время, тела Царственных мучеников были извлечены из глубокой шахты и обезглавлены. Затем сами тела были изуверами разрублены на куски и очень тщательно уничтожены.

Вот что пишет в заключение о несомненности расчленения трупов резниками в урочище Четырех Братьев следователь Н.А. Соколов:

«Главная цель была уничтожить трупы. Для этого прежде всего нужно было разделить трупы на части, разрезать их. Это делалось на площадке» [61] (с. 273).

«Осколки найденных костей и драгоценностей, зашитых в белье, носили следы воздействия огня и “какого-то агента” (возможно серной кислоты), а кроме того подвергались “сильным ударам каким-либо тяжелым” или “острорежущим” предметом [61] (с. 266–273). Находку упомянутых осколков весьма ценных драгоценностей, которые, если бы жертвы перед сжиганием раздевали, непременно были бы обнаружены; а также не расстегнутых и не разъединенных крючков, петель и пуговиц одежды [61] (с. 265, 274) свидетельствуют лишь об одном — разрубании тел в одежде» [62] (с. 7).

А вот что рассказывал по пьяному делу в 1927 г. Войков-Вайнер полпредства СССР в Варшаве Г.З. Беседовскому, впоследствии невозвращенцу. Он, Вайнер:

«…должен был приготовить все необходимое для уничтожения трупов. Для этой работы были выделены 15 ответственных работников екатеринбургских и верх-исетских партийных организаций. Они были снабжены новыми остроконечными топорами, такими, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш [вспомним в связи с этим рассказ В.В. Розанова «Жертвенный убой» — А.М.]. Помимо того Войков приготовил серную кислоту и бензин. Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова, несколько раз приезжавших из Екатеринбурга в лес. Самая тяжелая работа состояла в разрубании трупов. Войков вспомнил эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахт лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд» [63] (с. 384); [64].

«Взятых запасов бензина и серной кислоты не хватило. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новые запасы и сидеть все время в атмосфере горелого человеческого мяса, в дыму, пахнущем кровью (по воспоминаниям Г.З. Беседовского)» [3] (с. 326).

И вот с какой поистине титанической настойчивостью заметались следы этого страшного ритуала: лишь серной кислоты для уничтожения нетленных останков Царственных мучеников выписал областной комиссар Войков, чья фамилия и по сию пору красуется в названии одной из станций московского метрополитена, достаточно преизрядное количество. Вот что сообщает следователь Соколов об областном комиссаре Екатеринбурга — главном снабженце резников средствами сокрытия преступления:

«Петр Лазаревич Войков был в штабе Ленина и прибыл в Россию вместе с ним» [47] (с. 318).

Но Следователь Соколов тогда еще не знал, что за настоящей фамилией прибывшего с Лениным пламенного борца за воцарение над миром антихриста можно проследить лишь по хорошо знакомой нам привычке некоей нации столь удивительнейшим образом стыдиться своих на первый взгляд немецких фамилий. А она у этого самого «Войкова»: Вайнер. А раз так, то его участие в сокрытии следов произведенного резниками ритуала теперь вполне объяснимо. Объяснима и та неслыханная щедрость, с которой областной комиссар снабжения раздавал серную кислоту, за которой, в виду нежелания в ней растворяться нетленных останков, чекистским изуверам приходилось ездить несколько раз:

«Всего было выдано кислоты 11 пудов 4 фунта» [47] (с. 318).

О чем сообщает сам Войков-Вайнер Беседовскому:

«Взятых запасов бензина и серной кислоты не хватило. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новые запасы и сидеть все время в атмосфере горелого человеческого мяса, в дыму, пахнущем кровью… Под конец мы стали торопиться. Сгребя в кучу все, что осталось от сожженных останков… бросили в шахту несколько ручных гранат… а наверху на площадке возле шахты мы перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы…» [63] (с. 384); [64].

Следователь Соколов, опираясь только на данные об обнаруженных поставках бензина, так определяет общее его количество:

«Оценивая показания свидетелей, я утверждаю, что его было доставлено на рудник самое меньшее 40 пудов» [47] (с. 320).

«Характерно, что в том же 1927 г., и также в подпитии, упомянутый А.Г. Белобородов (1891–1938) у себя на даче под Москвой в Барвихе подтвердил сведения Войкова, утверждая, что он-де не принимал непосредственного участия в расстреле и только “лично проверил исполнение” и присутствовал “при сжигании тел на шахте” [65]; [63] (с. 385)» [62] (с. 7).

Для чего требовалась в Коптяках большевикам в таких умопомрачительных количествах кислота и бензин свидетельствуют и привлеченные резниками русские участники этого мрачного хананейского священнодейства:

«“Мы вашего Николку и всех там пожгли”, — бахвалились пьяные ермаковские красноармейцы перед коптяковскими крестьянами, удирая из Екатеринбурга на Тагил» [32] (с. 267).

Библиографию см.: СЛОВО.Серия 5. Кн. 4. Жертвоприношение http://www.proza.ru/2017/05/11/975

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх