Загадки истории.

2 888 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Васильевич Шеин
    Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный воен...«Отец народов»: М...
  • <Удалённый пользователь>
    И сейчас такие же. Только оформление другое. Техника...А так, ничего не меняется в глубинном мире.Странные дореволю...
  • Дмитрий Литаврин
    Статеечка - никакая. Но то, что революционеры всегда были террористами, бомбистами, бандитами, вымогателями и прочее ...Как бывший семина...

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.

Пятьдесят лет назад, 2 марта 1969 года, Китай устроил вооруженную провокацию против Советского Союза, которая вылилась в крупнейший за всю историю ХХ века конфликт между соседними государствами.Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.

Ко времени описываемых событий отношения Советского Союза и Китая были уже серьезно испорчены. Две крупнейшие державы социалистического лагеря еще в первой половине 1960-х годов окончательно разошлись в вопросах идеологического характера, после чего Пекин стал определять политику СССР исключительно как «социал-империалистическую». Идеологические противоречия постепенно перетекли в политическую и экономическую плоскости. Естественно, тут же в Пекине вспомнили и о давней проблеме государственной границы. 
Еще в 1860 году, когда Россия и Цинская империя подписали Пекинский трактат, граница с Китаем была установлена по реке Амур. Это означало, что китайские крестьяне и рыбаки из близлежащих селений формально лишались возможности использовать реку в своих целях. По факту же, учитывая довольно неплохие отношения между странами, пограничная охрана никогда не создавала препятствий китайским крестьянам и последние спокойно ловили рыбу и в Амуре, и в Уссури.

Однако ухудшение отношений между Китаем и СССР в конце 1960-х гг.
привело к тому, что советские пограничные катера стали препятствовать китайцам в рыбной ловле. С другой стороны, участились провокации китайцев против советских пограничников. Поскольку все же применять оружие было крайне нежелательно, советские пограничники не раз сходились с китайцами врукопашную. 7 февраля 1969 года военнослужащим погранвойск все же пришлось несколько раз выстрелить в воздух, дабы разогнать толпу китайцев. 

Между тем, в Пекине не только не хотели прекратить провокации, но и фактически дали добро китайским пограничникам. 19 февраля 1969 года Генеральный штаб НОАК разрешил «ответные военные действия против Советского Союза». Фактически это был приказ о переходе к куда более масштабной и опасной провокации против соседнего государства. Но воинственно настроенное китайское руководство, похоже, не слишком сильно задумывалось о последствиях своих недружественных действий на советско-китайской границе.

Первая кровь Даманского. Пятьдесят лет назад Китай напал на советскую границу


Самым известным объектом китайских провокаций стал остров Даманский. Названный так в честь инженера-путейца Станислава Даманского, погибшего на Уссури во время бури, остров имел и китайское название Чжэньбао дао —«Драгоценный остров». До 1991 года, когда остров был передан Китаю, он оставался предметом территориальных споров между Поднебесной и Советским Союзом. Но в историю Даманский вошел, прежде всего, благодаря вооруженному конфликту, разгоревшемуся пятьдесят лет тому назад. 

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года 77 китайских военнослужащих, одетых в зимний камуфляж, переправились на остров Даманский и заняли позицию на высоком западном берегу острова. Они оставались незамеченными до 10:20 утра 2 марта. Именно в это время на ближайшую 2-ю пограничную заставу «Нижне-Михайловка», входившую в состав 57-го Иманского пограничного отряда, поступило сообщение от наблюдательного поста. Сообщалось, что в сторону Даманского движется вооруженная группа численностью до 30 человек. 

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.Застава была поднята по тревоге, после чего к месту нахождения вооруженных людей на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-66 и одном бронетранспортере БТР-60ПБ выехал отряд пограничников численностью 32 человека. Командовал операцией начальник пограничной заставы «Нижне-Михайловка» старший лейтенант Иван Стрельников.

29-летний Иван Стрельников уже одиннадцать лет служил в пограничных войсках. Он был призван на военную службу в ПВ в 1958 году, остался на сверхсрочную службу, после чего получил звание младшего лейтенанта, был заместителем начальника заставы по политической части, а потом был повышен и до начальника заставы.

Прибыв к южному берегу острова, пограничники разделились на две группы. Первую группу возглавил старший лейтенант Стрельников. Она направилась в сторону китайских солдат, которые стояли прямо на льду юго-западнее острова. Вторая группа, которой командовал сержант Владимир Рабович, должна была прикрыть группу Стрельникова и отсечь еще одну группу китайцев.

Примерно в 10:45 старший лейтенант Стрельников заявил китайским военным протест по поводу нарушения ими государственной границы Советского Союза. Начальник заставы приказал китайским солдатам немедленно покинуть пределы советской территории. Однако один из китайцев вскинул руку вверх и тут же его подчиненные открыли огонь по советским пограничникам. Группа Рабовича попала в засаду на берегу острова Даманский. 

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.


Стрельников и шедшие с ним семеро советских пограничников были убиты. Китайцы еще и поглумились над телами погибших воинов. Было почти полностью уничтожено отделение, которым командовал сержант Рабович – из 11 солдат в живых остались только рядовой Геннадий Серебров и ефрейтор Павел Акулов. Ефрейтора Акулова китайцы в бессознательном состоянии захватили в плен и замучили до смерти.
Пока на острове убивали советских пограничников, начальник располагавшейся по соседству со 2-й погранзаставой 1-й пограничной заставы «Кулебякины сопки» старший лейтенант Виталий Бубенин получил сообщение о стрельбе на Даманском. Собрав 23 пограничника, на БТР-60ПБ и ГАЗ-69 Бубенин срочно выехал на помощь пограничникам Стрельникова. Прибыв к острову, люди Бубенина заняли оборону. Китайцы приступили к обстрелу позиций пограничников из минометов. Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.

Станковый пулемет на бронетранспортере пограничников отказал в самый неподходящий момент и Бубенин направил БТР на замену пулемета, а затем, когда БТР вернулся, выдвинулся на нем в тыл китайскому отряду. По протоке Уссури бронетранспортер выехал навстречу китайской пехотной роте и расстрелял ее прямо на льду реки. После того, как бронетранспортер был подбит, Бубенин со своими пограничниками двинулись к берегу. Они смогли эвакуировать тело погибшего Стрельникова, переместить его в другой бронетранспортер и выдвинуться вновь в сторону китайцев, уничтожив их командный пункт. 

Ожесточенный бой с китайцами вело отделение младшего сержанта Юрия Бабанского. Юрий Бабанский родился в селе Красный Яр в Кемеровской области в 1948 году, был призван в Пограничные войска КГБ СССР. Отделение пограничников под его командованием умело рассредоточилось и вступило в бой с китайцами. Кроме того, пограничникам удалось собрать тела погибших товарищей и вынести из-под обстрела раненых сослуживцев. 

Примерно в 13:00 китайцы начали отступать. Через двадцать минут, в 13:20, к Даманскому прилетели на вертолете начальник 57-го Иманского пограничного отряда полковник Демократ Леонов с офицерами отряда, были подтянуты подкрепления с соседних застав. Полковник Леонов распорядился снять с учений школу сержантского состава и вместе с мотоманевренной группой погранотряда перебросить ее к Даманскому. На самом острове начальником политотдела погранотряда подполковником А.Д. Константиновым были организованы поиски раненых и погибших советских пограничников. К вечеру 2 марта остров Даманский окончательно был взят под контроль советскими пограничниками.

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.


Но командование пограничных войск прекрасно понимало, что за провокацией 2 марта могут последовать и новые враждебные действия со стороны Китая. Поэтому к границе была подведена и развернута 135-я мотострелковая дивизия Советской Армии, вооруженная артиллерией и системами БМ-21 «Град», дополнительные силы пограничных войск. Но и китайцы сосредоточили у границы 24-й пехотный полк. 

Бой 2 марта 1969 года, несмотря на его скоротечность, унес жизни 31 советского пограничника, еще 14 военнослужащих ПВ СССР получили ранения различной степени тяжести. Уже в апреле китайцы выдали советской стороне тело 32-го погибшего пограничника – ефрейтора Акулова, который попал в бессознательном состоянии в плен и вскоре умер, вероятно – от пыток. 

Комиссия КГБ СССР, которая вела расследование инцидента, определила китайские потери в 39 человек убитыми. Кроме того, следователи обнаружили на острове Даманском 306 специально оборудованных циновками и брустверами «лёжек» - позиций китайских солдат. Там же были обнаружены маскировочные халаты цвета тающего снега, а также большое количество порожних бутылок китайской водки. 

Погибший начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников уже 21 марта 1969 года был удостоен высокого звания Героя Советского Союза посмертно. Именем Стрельникова впоследствии назвали поселок в Омской области, пограничный отряд, несколько улиц в ряде городов. Каждый год в Омске проводится турнир по армейскому рукопашному бою среди детей памяти Ивана Стрельникова. 

Высокое звание Героя Советского Союза получил и начальник 1-й пограничной заставы старший лейтенант Виталий Бубенин. Он, раненый и контуженный, руководил боем и смог практически разгромить напавший на советских пограничников китайский отряд. После лечения в госпитале карьера Виталия Бубенина резко пошла вверх. Он окончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, а 5 сентября 1974 года был назначен командиром только что созданной по личной инициативе председателя КГБ СССР Юрия Андропова группы «А» («Альфа»). 

Виталий Дмитриевич Бубенин командовал «Альфой» до 1977 года, а затем вернулся в Пограничные войска, в которых прослужил еще двадцать лет, дослужившись до звания генерал-майора, должностей заместителя командующего Дальневосточным пограничным округом (1991-1993) и начальника Хабаровского пограничного института (1993-1995). 

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.Младший сержант Юрий Бабанский также получил звание Героя Советского Союза, продолжал службу в Пограничных войсках КГБ СССР на офицерских должностях, после распада СССР служил в пограничных войсках Украины, где дослужился до должности заместителя командующего, а выйдя в отставку, вернулся в Россию – в родную Кемеровскую область. 

Битва на острове Даманском 2 марта 1969 года не стала завершающей в цепи провокаций китайской стороны. На следующий день после кровопролития на острове, в Пекине прошла якобы стихийная демонстрация у здания посольства СССР в Китае. 4 марта официальная китайская печать (газеты «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюнь бао») опубликовали статью, которая прямо обвиняла в произошедшем советские войска. Якобы это советские пограничники вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян, открыли огонь по китайским пограничникам. 

Ответ китайской прессе дала советская газета «Правда», где была опубликована статья «Позор провокаторам!». Кроме того, 7 марта 1969 года в Москве состоялась демонстрация у посольства КНР в Москве. Участники пикетирования забросали здание посольства пузырьками с чернилами. Советское правительство направило Китаю официальную ноту протеста с резкой критикой провокационных действий на советско-китайской границе. 

Первая кровь Даманского. Остров, изменивший ход истории.


После первого масштабного инцидента на границе, стоившего жизни 31 советскому пограничнику, отношения между СССР и КНР еще более ухудшились. Но в Пекине не собирались отказываться от своей стратегии провокаций. Была взята лишь временная передышка – затем, чтобы по прошествии менее чем двух недель вновь устроить кровопролитие. 

Интересно, что в отличие от многих других пограничных конфликтов с Китаем, имевших место в конце 1960-х годов, события на острове Даманский были сразу же преданы огласке советским руководством. Сразу же стали освещать конфликт с соседней страной и в Пекине. Судя по всему, и Советский Союз, и Китай использовали события на Даманском как своего рода повод для дальнейшего ухудшения отношений. Печально лишь то, что жертвами политических игр Пекина стали доблестные и совсем молодые защитники советской границы.
Автор:
Илья Полонский

источник

иноверсия этой же новости

Когда-то недалеко от китайского берега реки Уссури, по которой пролегает граница между Россией и Китаем на Дальнем Востоке, существовал необитаемый островок. «Существовал», потому что с тех пор он начал приближаться к китайскому берегу в непокорном акте географической иронии.
Но в ту беспокойную весну 1969 года этот маленький островок, который по-русски называют Даманским, а по-китайски — Чжэньбао, стал сценой, на которой разыгрался конфликт, кардинально изменивший расклад сил.
Именно на том островке 2 марта китайцы устроили засаду, убив 31 советского пограничника. Дерзкая провокация была попыткой предотвратить советское вторжение в Китай, казавшееся крайне реальным после советского вторжения в Чехословакию в августе 1968 года.
Бои прекратились две недели спустя. Советский Союз развернул танки и устроил бомбардировки китайских позиций ракетами БМ-21, убив (по их расчетам) до тысячи китайских военных. После нескольких месяцев неловкого молчания 13 августа произошло еще одно столкновение, на этот раз у западной части границы, в сегодняшнем Синьцзяне. В нем погибли двое советских и 21 китайский солдат.
Конфликт нельзя было назвать полной неожиданностью. Отношения между двумя коммунистическими гигантами уже десять лет были напряженными, при этом каждая сторона обвиняла другую в том, что именно она предала дело марксизма. Идеологическое противостояние скрывало более глубинное расхождение: Мао Цзэдун не хотел подчиняться Советскому Союзу в жесткой иерархии коммунистического мира. Советские лидеры обвинили Мао «в великодержавном шовинизме», не признавая, однако, что этот ярлык можно было навесить точно так же и на них.
В 1969 году Советский Союз и Китай избежали перестрелок. Однако Москва раздумывала над более жесткими ответными мерами, рассматривая даже вариант нанесения предупреждающего ядерного удара по своему бывшему союзнику. При помощи советских дипломатов в Вашингтоне она проверяла реакцию Соединенных Штатов на этот план.
Напряжение выходило из-под контроля, и Мао созвал группу высокопоставленных военных чиновников, чтобы разработать ответ Китая на кризис. Руководитель группы маршал Чен Йи предложил необычный способ выйти из положения: столкнувшись с беспощадным врагом на севере, Китай мог рассматривать только возможность объединения сил с Соединенными Штатами после двух десятилетий взаимного непризнания и глубокой враждебности.
Чтобы добиться этой цели, потребовалось два года тайных переговоров. Это достаточно небольшой срок, учитывая, что Мао собирался предпринять совершенно немыслимый шаг — принять презренного лидера империалистического мира.
В декабре 1970 года Мао попросил своего биографа, склонявшегося к левым взглядам журналиста Эдгара Сноу (Edgar Snow) передать Ричарду Никсону (Richard Nixon) приглашение посетить Пекин. Сноу, которого никак нельзя было назвать сторонником Никсона, эта просьба застала врасплох. «Хороший парень! Никсон — хороший парень! — повторял Мао. — Самый лучший парень в мире!»
Тогда китайский лидер распорядился передать расшифровку своего разговора со Сноу нижестоящим партийным организациям на обсуждение. Записи этих дискуссий демонстрировали, что даже верные курсу партии чиновники были ошарашены позицией председателя, многие удивлялись, как Мао мог называть «реакционера» Никсона «лучшим парнем в мире». Они не понимали почему в случае, если такая толерантность распространялась на американцев, Китай не мог улучшить отношения с СССР.
Рядовые члены партии не понимали ни глобальной стратегии председателя коммунистической партии Китая, ни его непреодолимого страха перед Советским Союзом. Он постоянно сравнивал СССР с нацистской Германией, осознавая слабость и американцев, и представителей Западной Европы перед угрозой экспансионизма Москвы.
Мао предлагал теперь создать единый фронт — горизонтальную линию, как он говорил — против Советского Союза. Эта линия должна была включать в себя Соединенные Штаты, Японию, Китай, Пакистан, Иран, Турцию и Западную Европу в рамках квазиальянса, нацеленного на противостояние глобальным амбициям Москвы. Исторический визит Никсона в Пекин в феврале 1972 году вписывался в эту картину.
Некоторые из союзников Китая (хотя не все) оценили стратагему Мао. Северокорейский лидер Ким Ир Сен считал, то приглашение Никсона в Пекин было прекрасным решением. «Китай не стремился к ним, — говорил он Мао. — Это огромная победа. Ваша победа — это наша общая победа. Мы должны ее отпраздновать».
Мао было важно, что Никсон признал ключевую роль Китая в холодной войне против Советского Союза. Американцы, считал он, нуждаются в Китае, больше, чем Китай нуждается в США. А вот как выразился высокопоставленный китайский государственный деятель Гэн Бяо на внутреннем заседании в 1975 году: «Американские империалисты хотят воспользоваться нами, чтобы взаимодействовать с советскими ревизионистами. У них нет возможности нас использовать. Скорее, мы можем использовать их».
Новость о визите Никсона в Пекин повергла советских лидеров в шок. Они давно подозревали, что Китай занимает двойственную позицию, но не ожидали, что Мао выкинет такой фокус. В ответ генеральный секретарь Советского Союза Леонид Брежнев попытался разморозить советско-американские отношения, испорченные из-за напряжения, сложившегося по причине военных действий США во Вьетнаме. Он пригласил Никсона в Москву в мае 1972 года, а потом отправился с визитом в США в июне 1973 года, чтобы приступить к улучшению отношений двух соперничающих в холодной войне сторон.
Брежнев изо всех сил старался убедить Никсона, что с Китаем дружить не стоит. Китайцы, говорил он Никсону в калифорнийском городе Сан-Клементе, отличаются «грубостью, вероломством и лицемерием». Они «коварны и недоброжелательны», «непорядочны», «на редкость хитры и вероломны». Вместо того чтобы умасливать китайцев, американцы должны сплотиться с Советским Союзом. «Я хочу поговорить с вами в частном порядке, с глазу на глаз, никаких стенограмм, — сказал он советнику по национальной безопасности при Никсоне Генри Киссинджеру (Henry Kissinger) в мае 1973 года. — Понимаете, если вы станете нашими партнерами, мы с вами будем править миром».
Никсон и Киссинджер не купились на это. Они намеревались столкнуть русских и китайцев друг с другом. На тот момент отношения Вашингтона с Советским Союзом, были гораздо лучше, чем отношения Советского Союза с Китаем. И те, и другие хотели получить от Соединенных Штатов помощь, что давало Никсону значительные рычаги влияния.
Эти рычаги влияния проявились, когда весной 1972 года Никсон ненадолго довел до эскалации войну во Вьетнаме, за которой последовала невразумительная реакция ключевых союзников Ханоя. Соединенные Штаты занимали выгодную позицию, особенно после того, как приграничная война 1969 года продемонстрировала, насколько Москва и Пекин боятся друг друга.
Однако эта позиция была эффективна лишь при условии сохраняющегося страха. После десяти лет напряжения Китай и Советский Союз стали переосмыслять свои отношения. Двусторонние отношения нормализовались после визита Михаила Горбачева в Пекин в мае 1989 года, а в последние годы при Си Цзиньпине и Владимире Путине Китай с Россией сблизились намного больше. Последние пограничные вопросы были урегулированы в 2004 году. В 50-летнюю годовщину столкновения на Чжэньбао/Даманском сохраняются лишь слабые воспоминания о конфронтации, в результате которой Китай и Россия оказались на пороге ядерной войны.
Россия, конечно, больше не является коммунистическим государством, холодная война уже закончилась, а Китай стал экономическим локомотивом, но старый треугольник Пекин-Москва-Вашингтон до сих пор сохраняется. Китай и Россия не стали союзниками, в их отношениях сохраняется недоверие, которое подчеркивается опасениями Москвы в связи с растущим экономическим влиянием Пекина. Однако господин Путин и господин Си признают, что плохие российско-китайские отношения пойдут на руку только Соединенным Штатам, и они изо всех сил стараются не поставить себя в стратегически невыгодное положение. В этом смысле и та, и другая сторона извлекли уроки из 1969 года.
Но какие уроки, если таковые вообще есть, извлекли американские политики? В 1969 году Никсон и Киссинджер действовали в соответствии с древним китайским изречением: «Сидя на вершине горы, наблюдать за схваткой двух тигров». 50 лет спустя американские стратеги слезают с горы и вступают в схватку с каждым из тигров на его территории. Не существует китайского изречения, подходящего для описания этой ситуации. Возможно, потому что эта стратегия неэффективна. Если треугольник — это игра, то Америка разучилась в нее играть.
Профессор Сергей Радченко (@DrRadchenko) преподает международные отношения в Университете Кардиффа.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
 

Картина дня

наверх